Статья 27. Ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины

Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно.

Комментарий к Ст. 27 УК РФ

1. Умышленно совершенное преступление с материальным составом при последующем развитии причинной связи в ряде случаев может влечь за собой дополнительные последствия, наступление которых виновный либо самонадеянно рассчитывал избежать, либо не предвидел, хотя по обстоятельствам дела должен был и мог предвидеть.

Наступление дополнительных к основному вреду тяжких последствий, к которым виновное лицо относилось по неосторожности, рассматривается в УК как квалифицирующее обстоятельство ряда умышленных преступлений (например, ч. 4 ст. 111, ч. 3 ст. 123, ч. 3 ст. 126, ч. 3 ст. 127, ч. 2 ст. 128, ч. 3 ст. 131, ч. 3 ст. 132, ч. 2 ст. 167, ч. 3 ст. 205, ч. 3 ст. 206, ч. 3 ст. 211 и др.).

В этой связи важным является законодательное указание в комментируемой статье, что подобные преступления в целом признаются совершенными умышленно со всеми вытекающими последствиями, связанными с категоризацией преступлений (ст. 15 УК), установлением рецидива (ст. 18 УК), соучастия в преступлении (ст. 33 УК), назначения наказания, вида исправительного учреждения, отменой условного осуждения (ч. 5 ст. 74 УК) или условно-досрочного освобождения (ч. 7 ст. 79 УК).

2. При квалификации преступлений, совершенных с двумя формами вины, особую значимость имеют положения об объективно-субъективном характере уголовной ответственности, поскольку требуется точно оценить психическое отношение виновного к нескольким различным материальным последствиям содеянного, образующего в целом один умышленный состав преступления.

Показательным в этой связи является дело Карлова, дошедшее до Пленума ВС СССР (в то время высшей судебной инстанции страны) <1>. Карлов был признан виновным в том, что, будучи недоволен отказом сослуживца ответить на его вопрос, нанес ему со значительной силой два удара кулаком в грудь, повлекшие рефлекторную остановку сердца и смерть потерпевшего (ч. 2 ст. 108 УК РСФСР соответствует ч. 4 ст. 111 УК).
———————————
<1> Постановление Пленума ВС СССР от 20.06.1985 по делу Карлова Ю.Н. // БВС СССР. 1986. N 1. С. 21 — 22.

Пленум ВС СССР указал, что для признания лица виновным в умышленном причинении тяжкого телесного повреждения, повлекшем смерть потерпевшего по неосторожности, необходимо установить, что оно, совершая противоправные действия, предвидело возможность причинения тяжкого телесного повреждения и желало либо сознательно допускало наступление этого последствия; по отношению же к смерти потерпевшего его вина должна характеризоваться неосторожностью. Однако в ситуации конкретного дела рефлекторной остановкой сердца потерпевшему не причинялось ни телесных повреждений, ни вреда здоровью. Иначе говоря, обнаружилась логическая несогласованность выводов: невозможно желать или сознательно допускать остановки сердца, но не желать при этом смерти потерпевшего.

С учетом изложенного высшая судебная инстанция констатировала, что, нанося удары кулаком в грудь потерпевшему, Карлов должен был и мог предвидеть возможность наступления тех последствий, которые фактически наступили, и переквалифицировал содеянное со статьи о двойной форме вины на норму об ответственности за причинение смерти по неосторожности (ст. 106 УК РСФСР, ныне — ст. 108 УК). Естественно, что оценка и отражение в приговоре признаков субъективной стороны в подобной ситуации приобретает первостепенное значение <1>.
———————————
<1> Более подробно см. об этом, например: Толкаченко А.А. Проблемы субъективной стороны преступления. М., 2005.

3. От преступлений, совершенных с двумя формами вины, когда основной состав предусматривает умышленную вину, а последствия, как квалифицирующий признак, причиняются по легкомыслию или небрежности, необходимо отличать преступления, в которых основной и квалифицирующий составы предполагают только неосторожную вину (например, ст. ст. 124, 143, 216, 218, 219, 263, 264, 266, 267 — 269 УК и др.). Чаще всего такие преступления связаны с нарушением специальных правил, запретов. Возможны случаи, когда правила и запреты нарушаются осознанно, но виновный самонадеянно рассчитывает на предотвращение общественно опасных последствий. Поскольку приведенные составы преступлений сконструированы по типу материальных, то уголовно-правовое содержание вины в них определяется по отношению к последствиям. Сознательное нарушение правил, не повлекшее общественно опасных последствий, в этих случаях уголовно не наказуемо, т.е. находится за пределами состава преступления. Вина же к последствиям определена как неосторожная, следовательно, данные преступления в целом также признаются неосторожными (т.е. не совершенными с двойной формой вины), что подтверждено многолетней судебной практикой (см., например, Постановление Пленума ВС СССР от 30.03.1973 N 7).

Так, ответственность за преступление, предусмотренное ст. 264 УК, может иметь место лишь при условии причинения вреда, указанного в этой статье, и если эти последствия находятся в причинной связи с допущенными лицом нарушениями правил движения или эксплуатации транспортных средств. В тех случаях, когда в результате дорожно-транспортного происшествия пострадало два и более человек, действия лица, нарушившего правила дорожного движения при управлении транспортным средством, подлежат квалификации по той части ст. 264 УК, которая предусматривает более строгую ответственность за наступившие по неосторожности тяжкие последствия, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 17 УК совокупностью преступлений признаются только те действия (бездействие), применительно к которым признаки преступлений предусмотрены двумя или более статьями УК. Если из-за нарушения правил дорожного движения или эксплуатации транспортного средства по неосторожности был одновременно причинен тяжкий вред здоровью нескольким лицам, то виновное лицо подлежит ответственности по ч. 1 ст. 264 УК. В тех случаях, когда лицо, управлявшее транспортным средством, умышленно использовало его в целях причинения вреда здоровью потерпевшего, содеянное влечет ответственность по статьям Особенной части УК о преступлениях против личности (см. Постановление Пленума ВС РФ от 09.12.2008 N 25).