Статья 156. Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего

Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего родителем или иным лицом, на которое возложены эти обязанности, а равно педагогическим работником или другим работником образовательной организации, медицинской организации, организации, оказывающей социальные услуги, либо иной организации, обязанного осуществлять надзор за несовершеннолетним, если это деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним, —

наказывается штрафом в размере до ста тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до четырехсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового, либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового.

Комментарий к Ст. 156 УК РФ

1. Объектом преступления, предусмотренного ст. 156 УК, выступают общественные отношения, связанные с обеспечением необходимого физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития несовершеннолетнего. Дополнительным объектом является здоровье несовершеннолетнего.

Согласно ст. 27 Конвенции ООН о правах ребенка от 20 ноября 1989 г. родитель (и) или другие лица, воспитывающие ребенка, несут основную ответственность за обеспечение в пределах своих способностей и финансовых возможностей условий жизни, необходимых для развития ребенка. Статья 63 СК РФ возлагает на родителей право и обязанность воспитывать своих детей, а также нести ответственность за их воспитание и развитие, заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии. Согласно ст. 65 СК РФ обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей. При осуществлении родительских прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей.

2. Объективная сторона преступления выражается в ненадлежащем исполнении или неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, возложенных на лицо законом, подзаконными актами, соединенные с жестоким обращением с несовершеннолетним со стороны лиц, указанных в диспозиции данной статьи (родителем или иным лицом, на которое возложены эти обязанности, а равно педагогом или другим работником образовательного, воспитательного, лечебного либо иного учреждения, обязанного осуществлять надзор за несовершеннолетним).

3. Обязательным признаком объективной стороны является жестокое обращение с несовершеннолетним, которое может быть выражено в его избиении, издевательстве, унижении человеческого достоинства, отказе в питании, ограничении в свободе передвижения и т.д. Согласно п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 27.05.1998 N 10 жестокое обращение с детьми может проявляться не только в осуществлении родителями физического или психического насилия над ними либо в покушении на их половую неприкосновенность, но и в применении недопустимых способов воспитания (в грубом, пренебрежительном, унижающем человеческое достоинство обращении с детьми, оскорблении или эксплуатации детей).

Если невыполнение родителями или иными лицами, указанными в диспозиции ст. 156 УК, обязанностей по воспитанию несовершеннолетних не сопряжено с жестоким обращением с ними, то уголовная ответственность исключается, поскольку данные действия образуют правонарушение, предусмотренное ст. 5.35 КоАП РФ.

В случаях, когда жестокое обращение образует самостоятельное преступление, например, причинение вреда здоровью различной тяжести, побои, истязание и т.д., такие действия следует квалифицировать по совокупности преступлений со ст. ст. 115, 112, 111, 116, 117 УК и т.д.

4. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. При этом лицо осознает, что не исполняет или ненадлежаще исполняет обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, а также свое жестокое с ним обращение, и желает совершить эти действия.

5. Субъектами данного преступления являются те же лица, что и перечисленные в ст. ст. 150, 151 УК.

Например, по приговору суда И. признана виновной в неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетних детей и убийстве своей шестимесячной дочери, заведомо для виновной находящейся в беспомощном состоянии, совершенном с особой жестокостью, и осуждена по п. п. «в», «д» ч. 2 ст. 105 и ст. 156 УК.

В кассационной жалобе адвокат осужденной просил приговор суда отменить, дело прекратить, так как у осужденной не было косвенного умысла на убийство ребенка, она принимала меры по его лечению.

Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ изменила приговор и переквалифицировала действия осужденной с п. п. «в», «д» ч. 2 ст. 105 УК на ч. 1 ст. 109 УК, мотивировав решение следующим.

Суд первой инстанции пришел к выводу, что вследствие неисполнения и ненадлежащего исполнения И. родительских обязанностей у ее дочери возникли инфекционные заболевания верхних дыхательных путей и кожных покровов, развитие выраженной гипотрофии.

В результате тяжелого инфекционного поражения кожных покровов, последующего развития общего инфекционного заболевания — сепсиса с явлениями септического шока и полиорганной недостаточности, выраженной гипотрофии наступила смерть шестимесячной дочери осужденной.

Суд, квалифицируя действия И. по п. п. «в», «д» ч. 2 ст. 105 УК, указал в приговоре, что виновная осознавала общественную опасность своего бездействия, предвидела возможность наступления общественно опасных последствий в виде наступления смерти ее малолетней дочери, не желала, но относилась безразлично к наступлению этих последствий, и сделал вывод, что И. умышленно причинила смерть потерпевшей.

Однако из показаний осужденной следует, что она лечила дочь самостоятельно, давала парацетамол, ставила детские свечи «Эффералган», думала, что режутся зубы, дочь не ела, срыгивала пищу, похудела, она смазывала потерпевшую зеленкой, поила соком, умысла на лишение жизни дочери не имела.

Данные показания осужденной в приговоре не опровергнуты, а, наоборот, из показаний судебно-медицинского эксперта и других видно, что какая-то помощь ребенку И. оказывалась.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия ВС РФ пришла к выводу, что осужденная не предвидела возможности причинения смерти потерпевшей в результате своих деяний, но по обстоятельствам дела должна была и могла предвидеть это <1>.
———————————
<1> См.: Определение ВС РФ от 17.02.2009 N 5-О09-18; Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2009 год, утвержденный Постановлением Президиума ВС РФ от 16.09.2009 // БВС РФ. 2009. N 11 (извлечение).