Решение Верховного Суда РФ от 02.08.2018 N 49-УД18-9

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 августа 2018 г. N 49-УД18-9

(Извлечение)

По приговору Верховного Суда Республики Башкортостан от 20 августа 2015 г. Ж. осужден по ч. 1 ст. 131 УК РФ к четырем годам лишения свободы, по п. п. ‘в’, ‘к’ ч. 2 ст. 105 УК РФ к тринадцати годам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено шестнадцать лет лишения свободы.

В апелляционном порядке приговор не обжаловался.

Ж. признан виновным в изнасиловании и сопряженном с изнасилованием убийстве потерпевшей, находившейся в беспомощном состоянии.

В кассационной жалобе осужденный Ж. просил изменить приговор, утверждая, что не совершал изнасилование потерпевшей, и смягчить назначенное наказание.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 2 августа 2018 г. изменила приговор, указав следующее.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

В судебном заседании установлено, что Ж. после изнасилования Г. решил совершить ее убийство. С этой целью он накинул полотенце на шею Г., находившейся в беспомощном состоянии из-за алкогольного опьянения, и задушил ее. Смерть Г. наступила в результате тупой травмы шеи, сопровождавшейся асфиксией.

Довод в жалобе осужденного о непричастности к изнасилованию Г. не основан на материалах дела и опровергается исследованными в судебном заседании доказательствами, его действиям судом дана правильная юридическая оценка.

Вместе с тем, квалифицировав действия Ж. по п. ‘в’ ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусматривающему ответственность за убийство лица, заведомо для виновного находившегося в беспомощном состоянии, суд не привел в приговоре мотивы в обоснование такой юридической оценки содеянного.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 ‘О судебной практике по делам об убийстве’, по п. ‘в’ ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии) надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, не способному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство.

К иным лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные, престарелые, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.

Совершение убийства таких лиц, которые, осознавая противоправный характер действий нападающего, лишены возможности защитить себя в силу малолетнего или престарелого возраста, тяжелой болезни, что используется виновным лицом для достижения преступного результата, свидетельствует о более высокой степени общественной опасности как самого виновного, так и совершенных им действий по причинению смерти потерпевшему, в связи с чем законодателем предусмотрено более строгое наказание за указанное преступление по ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Убийство физически здорового лица, но находящегося в состоянии сильного алкогольного опьянения, не подпадает под указанные критерии. Такие действия по степени общественной опасности не отличаются от действий, предусмотренных диспозицией ч. 1 ст. 105 УК РФ, а потому не могут рассматриваться как совершение убийства с отягчающим обстоятельством, влекущим более строгое наказание.

С учетом изложенного Судебная коллегия исключила из приговора указание на осуждение Ж. по п. ‘в’ ч. 2 ст. 105 УК РФ, смягчив назначенное наказание.