Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2022 N 47-УД22-1

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 февраля 2022 г. N 47-УД22-1

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Земскова Е.Ю.

судей Зателепина О.К., Романовой Т.А.

при секретаре Черниковой О.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Ильина М.В. на приговор Бузулукского районного суда Оренбургской области от 23 мая 2018 года, апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Оренбургского областного суда от 17 августа 2018 года и постановление президиума Оренбургского областного суда от 3 декабря 2018 года.

Заслушав доклад судьи Земскова Е.Ю., выступление осужденного Ильина М.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ прокурора Филипповой Е.С. о наличии оснований для изменения судебных решений по доводам кассационной жалобы, Судебная коллегия

установила:

по приговору Бузулукского районного суда Оренбургской области от 23 мая 2018 года

Ильин Михаил Владимирович, < ... > , судимый:

— 12 января 2017 года по ч. 1 ст. 158 УК РФ к штрафу в размере 5 000 рублей. Штраф оплачен 9 августа 2017 года,

осужден за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. п. ‘а’, ‘г’ ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, к 9 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 100 000 рублей за каждое, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Ильину М.В. назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 150 000 рублей.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Оренбургского областного суда от 17 августа 2018 года приговор в отношении Ильина М.В. оставлен без изменения.

Постановлением президиума Оренбургского областного суда от 3 декабря 2018 года приговор и апелляционное определение в отношении осужденного Ильина М.В. изменены:

— действия осужденного, квалифицированные как два преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 30, п. п. ‘а’, ‘г’ ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, квалифицированы как одно преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, п. п. ‘а’, ‘г’ ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, по которой назначено 11 лет лишения свободы со штрафом в размере 100 000 рублей.

В остальной части судебные решения в отношении Ильина М.В. оставлены без изменения.

По приговору суда, с учетом внесенных изменений, Ильин М.В. признан виновным и осужден за покушение на незаконный сбыт наркотических средств, с использованием информационно-телекоммуникационной сети ‘Интернет’, организованной группой, в крупном размере. Преступление совершено 13 мая 2017 года в г. < ... > < ... > области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

По приговору также осуждены Дыранов Н.В., Плисовская Е.Р., Плисовской Д.Р., судебные решения в отношении которых в настоящее время не обжалуются.

В кассационной жалобе осужденный Ильин М.В. указывает, что президиумом Оренбургского областного суда было ухудшено его положение, поскольку квалифицировав все его действия по одной статье, предусмотренной ч. 3 ст. 30, п. п. ‘а’, ‘г’ ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, судебной коллегией назначено наказание более суровое, чем было назначено судом первой инстанции. Кроме того, наказание президиумом назначено без учета положений ч. 1 ст. 62 УК РФ и ч. 3 ст. 66 УК РФ. Также считает, что по делу не имеется доказательств его причастности к покушению на сбыт наркотических средств. Полагает, что установленные судом обстоятельства дела свидетельствуют о наличии в его действиях приготовления, к сбыту наркотических средств, а не покушения на его сбыт. Утверждает, что ни в справках об исследовании, ни в выводах экспертов не указано, что изъятые вещества являются наркотическим средством. Считает, что поскольку ни растительное вещество — < ... > , ни порошкообразное вещество — < ... > — не включены в список 1 Перечня наркотических средств и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, то по делу не имеется предмета преступления, в связи с чем просит об отмене состоявшихся судебных решений и прекращении уголовного преследования.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Так, выводы суда о виновности Ильина основаны на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, которые получили надлежащую оценку в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, обоснованно признаны допустимыми и положены в основу приговора.

Нарушений уголовно-процессуального закона при исследовании и оценке доказательств не допущено.

В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 1 октября 2012 года N 1002 ‘Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 Уголовного кодекса Российской Федерации’ < ... > , а также их производные, включены в список наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации запрещен в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (список 1).

Вопреки доводам жалобы согласно заключениям эксперта от 2 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 26 — 29), от 2 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 42 — 45), от 18 июля 2017 года N < ... > (том 8 л.д. 38 — 41), от 3 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 50 — 53), от 4 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 74 — 77), от 3 июля 2017 года N Э 12/513 (том 7, л.д. 58 — 61), от 19 июля 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 54 — 57), от 20 июля 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 94 — 97), от 17 июля 2017 года N < ... > (том 5, л.д. 5 — 8), от 20 июля 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 86 — 89), от 19 июля 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 78 — 81), от 21 июля 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 102 — 105), от 17 июля 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 29 — 32), от 17 июля 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 21 — 24), от 18 июля 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 13 — 16), от 23 июля 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 166 — 169), от 21 июля 2017 года N (том 8, л.д. 118 — 121), от 24 июля 2017 года N Э 12/569 (том 8, л.д. 175 — 178), от 1 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 21 — 24), от 3 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 66 — 69), от 1 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 34 — 37), от 1 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 13 — 16), от 1 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 5 — 8), от 19 июля 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 62 — 65), от 18 июля 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 46 — 49), от 19 июля 2017 года N (том 8, л.д. 70 — 73) изъятые вещества растительного происхождения являются смесью (препаратом), содержащим в своем составе производное наркотического средства 3-(2,2,3,3-тетраметилциклопропанкарбонил)индола, включенного в Список 1 ‘Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации’, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 года N 681.

Также согласно заключениям эксперта от 21 июля 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 110 — 113), от 23 июля 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 158 — 161), от 24 июля 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 184 — 187), от 21 июля 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 126 — 129), от 4 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 106 — 109), от 22 июля 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 150 — 153), от 22 июля 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 134 — 137), от 22 июля 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 142 — 145), от 13 сентября 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 205 — 208), от 13 сентября 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 212 — 215), от 14 сентября 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 226 — 229), от 15 сентября 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 233 — 236), от 15 сентября 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 240 — 243), от 14 сентября 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 219 — 222), от 18 сентября 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 247 — 250), от 12 сентября 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 191 — 194), от 12 сентября 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 198 — 201), от 18 сентября 2017 года N < ... > (том 8, л.д. 254 — 257), от 5 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 114 — 117), от 5 июля 2017 года N < ... > 1 < ... > (том 7, л.д. 130 — 133), от 3 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 82 — 85), от 7 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 202 — 205), от 4 июля 2017 года (том 7, л.д. 98 — 101), от 5 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 122 — 125), от 5 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 138 — 141), от 8 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 218 — 221), от 8 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 210 — 213), от 8 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 242 — 245), от 17 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 250 — 253), от 4 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 30 — 93), от 6 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 146 — 149), от 8 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 234 — 237), от 6 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 162 — 165), от 6 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 186 — 189), от 6 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 178 — 181), от 6 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 170 — 173), от 7 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 194 — 197), от 6 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 154 — 157), от 7 июля 2017 года N < ... > (том 7, л.д. 226 — 229) изъятое порошкообразное вещество является смесью (препаратом), содержащим в своем составе производное наркотического средства N — < ... > , включенного в Список 1 ‘Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации’, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 года N 681.

Таким образом, доводы осужденного об отсутствии в его действиях состава преступления являются необоснованными.

Действия осужденного Ильина квалифицированы правильно, исходя из установленных судом фактических обстоятельств дела.

По смыслу закона, передача психотропных веществ может быть осуществлена в том числе и путем сообщения приобретателю адреса их хранения или проведения закладки в обусловленном с ним месте. Если лицо в целях осуществления умысла на незаконный сбыт наркотических средств незаконно приобретает, хранит, перевозит, изготавливает, перерабатывает эти средства, тем самым совершает действия, направленные на их последующую реализацию и составляющие часть объективной стороны сбыта, однако по независящим от него обстоятельствам не передает указанные средства приобретателю, то такое лицо несет уголовную ответственность за покушение на незаконный сбыт соответствующих средств.

Поскольку Ильин, разместив наркотические средства в закладки, совершил действия, непосредственно направленные на выполнение объективной стороны сбыта наркотических средств, то оснований для переквалификации его действий как об этом поставлен вопрос в жалобе не имеется.

При изложенных обстоятельствах, приговор соответствует требованиям ст. 304, 307, 308 УПК РФ, в нем приведены обстоятельства преступных деяний, признанных судом доказанными, проанализированы доказательства, мотивированы выводы относительно квалификации преступлений.

Вместе с тем, имеются основания для изменения судебных решений.

Исходя из положений ст. 6 и ст. 60 УК РФ, лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ, с учетом положений Общей части УК РФ.

Как видно из материалов дела, президиум Оренбургского областного суда, пересматривая приговор и апелляционное определение в отношении Ильина М.В., квалифицировал его действия как одно преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, п. п. ‘а’, ‘г’ ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, и назначил осужденному наказание в виде 11 лет лишения свободы со штрафом в размере 100 000 рублей.

При этом указав в постановлении на необходимость применения в отношении Ильина положений ч. 1 ст. 62 и ч. 3 ст. 66 УК РФ, фактически назначил наказания без их учета.

В соответствии с положениями ч. 3 ст. 66 УК РФ срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части за оконченное преступление. При применении ст. 62 УК РФ в случае совершения неоконченного преступления, указанная в этой норме закона часть наказания исчисляется от срока или размера наказания, которые могут быть назначены по правилам ст. 66 УК РФ.

Санкция ч. 4 ст. 228.1 УК РФ предусматривает наказание за оконченное преступление в виде лишения свободы на срок от 10 до 20 лет, соответственно за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, с учетом требований ч. 1 ст. 62 УК РФ и ч. 3 ст. 66 УК РФ, оно не могло превышать 10 лет лишения свободы.

В связи с изложенным, а также принимая во внимание отсутствие отягчающих обстоятельств, установленные судом в качестве смягчающих обстоятельств — положительные характеристики, наличие заболеваний у осужденного и его матери, осуществление ухода за престарелым, наказание в виде лишения свободы, назначенное Ильину М.В., подлежит смягчению.

При этом, оснований для внесения изменений в судебные решения в части назначения дополнительного наказания в виде штрафа Судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь п. 6 ч. 1 ст. 401.14, ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Бузулукского районного суда Оренбургской области от 23 мая 2018 года, апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Оренбургского областного суда от 17 августа 2018 года и постановление президиума Оренбургского областного суда от 3 декабря 2018 года в отношении Ильина Михаила Владимировича изменить, смягчить назначенное ему по ч. 3 ст. 30, п. п. ‘а’, ‘г’ ч. 4 ст. 228.1 УК РФ основное наказание до 9 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор, апелляционное определение, постановление президиума оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.