Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 19.10.2021 N 80-УД21-9сп-А4

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 октября 2021 г. N 80-УД21-9сп-А4

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Червоткина А.С.

судей Сабурова Д.Э., Таратуты И.В.

при секретаре Горностаевой Е.Е.

рассмотрела в порядке сплошной кассации дело по кассационной жалобе осужденного Мерчина С.И. на приговор Ульяновского областного суда с участием присяжных заседателей от 3 декабря 2020 г., которым

Мерчин Степан Иванович, < ... > , несудимый:

осужден по п. ‘з’ ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, с указанными в приговоре ограничениями,

и на апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Четвертого апелляционного суда общей юрисдикции от 25 февраля 2021 года, которым приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Червоткина А.С., выступления осужденного Мерчина С.И. и адвоката Николаенко В.С., поддержавших доводы кассационной жалобы, прокурора Потаповой К.И., просившей об оставлении принятых по делу судебных решений без изменения, Судебная коллегия

установила:

По приговору суда с участием присяжных заседателей Мерчин С.И. признан виновным в совершении убийства М.В. из корыстных побуждений.

Преступление совершено в г. Ульяновске 19 января 2020 года при обстоятельствах, установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей, изложенных в приговоре и апелляционном определении.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

В кассационной жалобе осужденный Мерчин С.И. выражает несогласие с вынесенными приговором и апелляционным определением, считает их незаконными и подлежащими отмене. Утверждает, что в судебном заседании не было представлено доказательств его причастности к совершению преступления. Его виновность присяжными была установлена на предположениях, на одном лишь факте наличия его расписки о том, что он взял у потерпевшего в долг 1.000.000 рублей. Однако одна лишь эта расписка не может свидетельствовать о его виновности в убийстве, должна быть исключена из числа доказательств и из текста вопросного листа. Именно этой распиской и иными недопустимыми аргументами государственный обвинитель пользовался в своей речи перед присяжными заседателями. Просит не учитывать и другие доказательства, представленные стороной обвинения — наличие вмятины на автомобиле и заключение экспертов о его характере. Обращает внимание на отсутствие видеозаписей с предполагаемого места происшествия, на отсутствие там патронов, данных о применении оружия, приобщенного к материалам дела в качестве доказательства. Считает, что судом нарушены требования ст. 60 УК РФ и другие положения закона о назначении наказания.

В возражениях на кассационную жалобу прокурор Гришина О.Е. просит состоявшиеся по делу судебные решения оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденного Мерчина С.И. основаны на вердикте присяжных заседателей. Вынесенный приговор соответствует требованиям закона об особенностях его постановления судом с участием присяжных заседателей.

В соответствии с уголовно-процессуальным законом председательствующий, постановляя приговор на основании обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей, в описательно-мотивировочной части приговора правильно указал лишь преступное деяние, в котором осужденный Мерчин С.И. признан виновным, и квалификацию содеянного. Указания в приговоре о подтверждении выводов суда доказательствами, исследованными в судебном заседании, либо об опровержении доводов осужденных о своей невиновности, на что указывает в своей жалобе осужденный Мерчин С.И., по закону не требуется.

Формирование коллегии присяжных заседателей произведено с соблюдением требований ст. ст. 328 — 329 УПК РФ.

Данных о том, что в суде исследовались неотносимые и (или) недопустимые доказательства, или ошибочно исключены из разбирательства дела допустимые доказательства, либо необоснованно отказано сторонам в исследовании доказательств, не имеется.

Прения сторон проведены в соответствии со ст. ст. 336, 337 УПК РФ. Изложенные в кассационной жалобе доводы о том, что государственным обвинителем в выступлении в судебных прениях оказывалось незаконное воздействие на коллегию присяжных заседателей, не подтверждены материалами дела. Содержание его речи не выходило за пределы полномочий по поддержанию государственного обвинения в суде.

Нарушений требований ст. ст. 338, 339 УПК РФ, регламентирующей порядок постановки вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, также допущено не было. Вопросы были поставлены в соответствии с требованиями закона — исходя из предъявленного обвинения с учетом обстоятельств, установленных в судебном заседании.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на вынесенный присяжными заседателями вердикт, повлечь за собой отмену приговора или апелляционного определения, по делу допущено не было.

При обстоятельствах, установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей, действия осужденного Мерчина С.И. председательствующим квалифицированы правильно.

Наказание Мерчину С.И. назначено справедливое, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о его личности и всех обстоятельств дела. Оснований считать назначенное наказание излишне суровым не имеется.

С учетом изложенного и руководствуясь ст. ст. 401.14 — 401.16 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Приговор Ульяновского областного суда от 3 декабря 2020 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Четвертого апелляционного суда общей юрисдикции от 25 февраля 2021 года в отношении Мерчина Степана Ивановича оставить без изменения, а его кассационную жалобу — без удовлетворения.

Определение суда кассационной инстанции может быть обжаловано в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в порядке судебного надзора, установленном главой 48.1 УПК РФ.