Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 19.10.2021 N 30-УД21-7сп-А3

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 октября 2021 г. N 30-УД21-7сп-А3

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Червоткина А.С.

судей Сабурова Д.Э., Таратуты И.В.

при секретаре Горностаевой Е.Е.

рассмотрела в порядке сплошной кассации дело по кассационной жалобе адвоката Бабоевой Р.Ш. на приговор Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики с участием присяжных заседателей от 29 октября 2020 г. и на апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Третьего апелляционного суда общей юрисдикции от 29 декабря 2020 года

По приговору суда

Цеков Альберт Хаджи-Муратович, < ... > несудимый, —

осужден по п. ‘а’ ч. 2 ст. 105 УК РФ на 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 2 года, с указанными в приговоре ограничениями,

апелляционным определением приговор изменен: постановлено срок отбывания Цековым А.Х.-М. наказания в виде лишения свободы исчислять со дня вступления приговора в законную силу. На основании п. ‘а’ ч. 3.1 ст. 72 УК РФ зачесть ему в срок отбывания наказания время его задержания и содержания под стражей с 15 мая 2019 года по день вступления приговора в законную силу из расчета один день содержания под стражей за один день отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Червоткина А.С., выступления осужденного Цекова А.Х.-М. адвоката Бабоевой Р.Ш., поддержавших доводы кассационной жалобы, потерпевших Б. и Х. прокурора Телешевой-Курицкой Н.А., просивших об отклонении кассационной жалобы и оставлении принятых по делу судебных решений без изменения, Судебная коллегия

установила:

Приговором суда, постановленным на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, Цеков А.Х.-М. признан виновным в совершении убийства двух лиц — Б.Р. и К.

Преступление совершено 14 мая 2019 года в а. Инжич-Чукун Абазинского района Карачаево-Черкесской Республики при обстоятельствах, установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей, изложенных в приговоре и апелляционном определении.

В кассационной жалобе адвокат Бабоева Р.Ш. просит об отмене приговора и апелляционного определения с передачей уголовного дела на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции.

Указывает, что стороне защиты было необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о признании ряда доказательств недопустимыми, как полученных с применением незаконных методов ведения следствия (с использованием психического и физического воздействия). А именно, протокола явки с повинной от 16 мая 2019 года, протокола допроса подозреваемого Цекова А.Х.-М. от 16 мая 2019 года, протокола осмотра места происшествия — жилища Цекова А.Х.-М. от 16 мая 2019 года, протокола допроса обвиняемого Цекова А.Х.-М. от 20 мая 2019 года, протокола допроса свидетеля Ц. от 15 мая 2019 года и его дополнительного допроса с применением видеозаписи. Суд не принял эффективных мер для надлежащей проверки сообщения о незаконных методах ведения следствия и нарушении прав Цекова А.Х.-М.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

В нарушение ст. 51 Конституции РФ суд фактически принудил подсудимого Цекова А.Х.-М. и его брата Ц. к даче показаний в отношении себя и близких родственников, вопреки их воле. В нарушение закрепленного в ст. 15 УПК РФ принципа состязательности судом было необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о допросе свидетеля Ц. на том основании, что она ранее присутствовала в зале суда.

В нарушение требований ч. ч. 7, 8 ст. 335 УПК РФ в судебном заседании суда первой инстанции до сведения присяжных были доведены недопустимые данные о личности подсудимого, как лица, склонного к агрессии и убийству, о его участии в войне в Абхазии, о навыках владения оружием. Участники процесса со стороны обвинения в прениях сторон употребляли слова и выражения, негативно характеризующие подсудимого при отсутствии должной реакции со стороны председательствующего.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Станкевич Г.А., потерпевшие Б. и Х. просят оставить приговор и апелляционное определение без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденного Цекова А.Х.-М. основаны на вердикте присяжных заседателей. Вынесенный приговор соответствует требованиям закона об особенностях его постановления судом с участием присяжных заседателей.

В соответствии с уголовно-процессуальным законом председательствующий, постановляя приговор на основании обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей, в описательно-мотивировочной части приговора правильно указал лишь преступное деяние, в котором Цеков А.Х.-М., признан виновным, и квалификацию содеянного. Указания в приговоре о подтверждении выводов суда доказательствами, исследованными в судебном заседании, либо об опровержении доводов осужденных о своей невиновности по закону не требуется.

Формирование коллегии присяжных заседателей произведено с соблюдением требований ст. ст. 328 — 329 УПК РФ.

Данных о том, что в суде исследовались неотносимые и (или) недопустимые доказательства, или ошибочно исключены из разбирательства дела допустимые доказательства, либо необоснованно отказано сторонам в исследовании доказательств, не имеется.

Доводы осужденного о том, что в ходе предварительного следствия он оговорил себя под давлением сотрудников правоохранительных органов, являются необоснованными, и опровергаются материалами дела.

Показания, в ходе предварительного следствия были даны Цековым А.Х.-М. неоднократно, на допросах, проводившихся с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, с участием защитника, в условиях, исключающих принуждение.

На протяжении всего предварительного следствия и в судебном заседании осужденный Цеков А.Х.-М. не делал заявлений о применении в отношении него незаконных методов ведения следствия. Из протокола судебного заседания усматривается, что адвокат Джабаев А.А. сделал заявление о том, что ‘Цеков А.Х.-М. пояснил нам защитникам, что в его отношении были применены пытки со стороны оперативных работников, психологическое давление, и поэтому он признал вину’. Сам подсудимый Цеков А.Х.-М. на вопросы суда о том, кем и какие противоправные действия были в отношении него совершены, пояснил, что ‘там было 6 человек, я не знаю их фамилии’ (т. 7, л.д. 40 — 42). О характере якобы совершенных в отношении него противоправных действий он также ничего не сообщил.

При таких обстоятельствах доводы кассационной жалобы о том, что судом не было проведено проверки заявления подсудимого, являются необоснованными, поскольку сам подсудимый подобных заявлений не делал, и сведений о примененных в отношении него незаконных действий, которые могли бы быть проверены, не сообщал.

В судебном заседании подсудимый Цеков А.Х.-М. был допрошен с соблюдением требований, предусмотренных ст. 275 УПК РФ. Показания им были даны добровольно, публично и без какого-либо принуждения. При этом пользуясь правом, предоставленным ему ст. 51 Конституции РФ, и отказался отвечать на ряд вопросов по своему усмотрению.

Вопреки доводам, содержащимся в кассационной жалобе Ц.Р. (брат осужденного) как в ходе предварительного следствия, так и в суде был допрошен с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. Каждый раз перед допросами ему в необходимом объеме разъяснялись его права, в том числе, предусмотренное ст. 56 УПК РФ право не свидетельствовать против себя и близких родственников, полностью соответствующее аналогичному праву, закрепленному в ст. 51 Конституции РФ (т. 1, л.д. 156, 160, т. 6, л.д. 237).

Судом первой инстанции обоснованно было отказано в удовлетворении ходатайства стороны защиты о допросе в качестве свидетеля Ц. (родственницы осужденного), поскольку она присутствовала ранее в судебном заседании в ходе предшествующего рассмотрения данного уголовного дела, и в ее присутствии допрашивались потерпевшие и ряд ключевых свидетелей. Кроме того, Ц. очевидцем рассматриваемого деяния не являлась, какими-либо имеющими существенное значение для дела сведениями (как это усматривается из содержания ходатайства и кассационной жалобы) не обладала, поэтому ее допрос в судебном заседании не мог повлиять на существо вынесенного вердикта.

В ходе судебного разбирательства председательствующий принимал необходимые меры к тому, чтобы до присяжных заседателей не была доведена недопустимая информация. В том числе данные о личности подсудимого и потерпевшего, а когда такая информация все же до них доводилась, давал присяжным заседателям соответствующие разъяснения на этот счет, а впоследствии в напутственном слове напомнил, что данные о личности подсудимого, не должны учитываться ими при вынесении вердикта.

Прения сторон были проведены с соблюдением требований, предусмотренных ст. 292 и 336 УПК РФ, никто из участвующих в деле лиц не был ограничен в возможности довести до сведения присяжных заседателей свою позицию в допустимом объеме. Отдельные выражения негативного характера в адрес подсудимого, допущенные в прениях сторон потерпевшими, были обусловлены их эмоциональным состоянием, вызванным утратой близких людей. Сами по себе они не могли вызвать какого-либо предубеждения присяжных заседателей в отношении подсудимого и повлиять на вердикт.

Нарушений требований ст. ст. 338, 339 УПК РФ, регламентирующей порядок постановки вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, допущено не было. Вопросы были поставлены в соответствии с требованиями закона — исходя из предъявленного обвинения с учетом обстоятельств, установленных в судебном заседании.

Таким образом, нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на вынесенный присяжными заседателями вердикт, повлечь за собой отмену приговора или апелляционного определения, по делу допущено не было.

При обстоятельствах, установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей, действия осужденного Цекова А.Х.-М. председательствующим квалифицированы правильно.

Наказание Цекову А.Х.-М. назначено справедливое, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о его личности и всех обстоятельств дела. Оснований считать назначенное ему наказание излишне суровым не имеется.

С учетом изложенного и руководствуясь ст. ст. 401.14 — 401.16 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Приговор Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 29 октября 2020 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Третьего апелляционного суда общей юрисдикции от 29 декабря 2020 года в отношении Цекова Альберта Хаджи-Муратовича оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката Бабоевой Р.Ш. — без удовлетворения.

Определение суда кассационной инстанции может быть обжаловано в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в порядке судебного надзора, установленном главой 48.1 УПК РФ.