Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 18.01.2022 N 41-УД21-66сп-А3

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

СУДА КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ

от 18 января 2022 г. N 41-УД21-66сп-А3

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Сабурова Д.Э.,

судей Климова А.Н. и Хомицкой Т.П.,

при секретаре Димаковой Д.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Лебедева Л.Г. на приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 13 мая 2021 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Третьего апелляционного суда общей юрисдикции от 20 июля 2021 года.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., объяснения осужденного Лебедева Л.Г. в режиме видеоконференц-связи и адвоката Арутюновой И.В., полагавших отменить состоявшиеся судебные решения и дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции, мнение прокурора Телешевой-Курицкой Н.А., просившей кассационную жалобу осужденного Лебедева Л.Г. оставить без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

приговором Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 13 мая 2021 года

Лебедев Леонид Геннадьевич, < ... > судимый по приговору Таганрогского городского суда от 20.04.2006 по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 13 годам лишения свободы, освобожденный по отбытии наказания 05.10.2018 г.,

осужден по п. п. ‘д’, ‘ж’, ‘з’ ч. 2 ст. 105 УК РФ к 18 годам лишения свободы, по п. ‘в’ ч. 4 ст. 162 УК РФ к 11 годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 325 УК РФ к 10 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства 20% из заработной платы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69, п. ‘в’ ч. 1 ст. 71 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено Лебедеву Л.Г. 21 год лишения свободы с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, а остальной части срока наказания — в исправительной колонии особого режима.

Срок наказания Лебедеву Л.Г. исчислен со дня его прибытия в тюрьму. В соответствии с ч. 2 ст. 58, п. ‘а’ ч. 3.1 ст. 72 УК РФ зачтено в срок отбывания наказания в тюрьме время содержания его под стражей с 07.02.2020 до дня вступления приговора в законную силу из расчета один день за один день отбывания наказания в тюрьме, а также время его этапирования в тюрьму со дня вступления приговора в законную силу до дня прибытия его в тюрьму.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Третьего апелляционного суда от 20 июля 2021 года приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 13 мая 2021 года в отношении Лебедева Л.Г. оставлен без изменения.

Этим же приговором осуждена Киселева У.И., судебные решения в отношении которой 9 ноября 2021 года были рассмотрены в порядке сплошной кассации Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей Лебедев Л.Г. признан виновным в совместном с Киселевой У.Ф. разбойном нападении на К., убийстве потерпевшего с особой жестокостью, похищении имущества потерпевшего и его паспорта.

Данные преступления совершены 3 — 4 февраля 2020 года в г. Таганроге Ростовской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Лебедев Л.Г. указывает о несогласии с приговором, поскольку его выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, он не отвечает требованиям уголовно-процессуального закона и является несправедливым. В ходе судебного заседания он (Лебедев Л.Г.) заявлял ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору в связи с неознакомлением его с 1, 2, 3 томами уголовного дела, неприобщением к делу всех его письменных заявлений, жалоб и ходатайств, однако суд его ходатайство необоснованно оставил без удовлетворения несмотря на отсутствие его (Лебедева Л.Г.) подписи в графике ознакомления с 1 — 3 томами. В суде первой инстанции уголовное дело рассматривалось односторонне и с обвинительным уклоном, председательствующий систематически вмешивался в ход его допроса, беспричинно прерывая его, искажал смысл его показаний, формировал у присяжных заседателей недоверие к нему, не соблюдал принципы равноправия и состязательности сторон, лишил его возможности в полной мере выразить свою позицию по делу, и такие действия председательствующего оказали негативное воздействие на присяжных заседателей. Судом также были нарушены требования ч. 5 ст. 339 УПК РФ, поскольку поставленные перед присяжными заседателями вопросы N 2 и 5 содержали в себе собственно юридическую оценку его и Киселевой У.И. действий, а также утвердительное суждение о доказанности факта совершения совместного с Киселевой У.И. разбойного нападения. При этом председательствующий не предложил присяжным заседателям ответить на альтернативные вопросы по его версии в судебном заседании о том, что к причинению смерти К. и хищению имущества он не причастен, и что совершила эти действия Киселева У.И. самостоятельно, в результате присяжные заседатели были лишены возможности вынести иное решение, в частности, ответить на вопрос о доказанности факта совершения преступления в отношении К. одним лицом — Киселевой У.И. Полагает, что при обращении с напутственным словом к присяжным заседателям председательствующий излишне подробно приводил доказательства стороны обвинения, а при изложении его (Лебедева Л.Г.) позиции не перечислил доказательства, на которые в судебном заседании ссылалась сторона защиты. В частности, он не сообщил, что по заключению эксперта, на его (Лебедева Л.Г.) одежде и обуви биологические следы и кровь К. не обнаружены, согласно видеозаписи из отделения Сбербанка, Киселева У.И. одна пыталась снять деньги с банковской карты К. а в это время он (Лебедев Л.Г.) находился в стороне, что свидетельствует о его непричастности к совершенному преступлению. Также отмечает, что в ходе судебного заседания председательствующий необоснованно отклонил его ходатайства о проведении в отношении Киселевой У.И. повторной психолого-психиатрической экспертизы и о назначении дополнительной судебно-медицинской экспертизы по установлению характера нанесенных К. телесных повреждений для ответа на вопрос о том, кем могли быть причинены потерпевшему телесные повреждения, в частности, мужчиной или женщиной, и кто именно убил К. Считает, что перечисленные в жалобе нарушения оказали негативное воздействие на присяжных заседателей и повлекли за собой ошибочное вынесение в отношении него обвинительного вердикта. Просит состоявшиеся по делу судебные решения отменить и дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции со стадии предварительного слушания.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

В возражении на кассационную жалобу осужденного государственный обвинитель Султанова Н.А. просит оставить жалобу без удовлетворения, а судебные решения — без изменения.

Изучив материалы уголовного дела, проверив и обсудив доводы кассационной жалобы осужденного Лебедева Л.Г. и возражения на нее, Судебная коллегия приходит к следующему решению.

Согласно ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены либо изменения судебных решений при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения норм уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела. Однако по данному делу таких нарушений закона не допущено.

Из представленных материалов усматривается, что коллегия присяжных заседателей для рассмотрения настоящего уголовного дела была сформирована в соответствии с положениями ст. 328 УПК РФ, и в деле отсутствуют сведения о нахождении в составе коллегии лиц, которые в силу закона не имели права исполнять обязанности присяжного заседателя.

Согласно протоколу судебного заседания, после формирования коллегии присяжных заседателей представители сторон не заявили никаких замечаний по процедуре ее отбора и тенденциозности состава коллегии (т. 9 л.д. 160).

Ходатайство Лебедева Л.Г. о возвращении уголовного дела прокурору в связи с неознакомлением его с томами 1, 2, 3 уголовного дела рассматривалось в судебном заседании и председательствующим судья своим мотивированным постановлением обоснованно оставил это ходатайство без удовлетворения (т. 9 л.д. 181 — 182), поскольку по окончании расследования Лебедев Л.Г. и его защитник в полном объеме ознакомились с материалами уголовного дела, что подтверждается соответствующим протоколом выполнения ими требований ст. 217 УПК РФ (т. 6 л.д. 161 — 166).

Судебное разбирательство по настоящему уголовному делу проводилось с соблюдением положений ст. ст. 252, 334, 335 УПК РФ, с учетом особенностей судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей и юридических последствий принимаемых решений, о чем Лебедев Л.Г. был надлежащим образом ознакомлен во время предварительного слушания и в судебном заседании при рассмотрении уголовного дела по существу (т. 9 л.д. 29, 150).

В процессе судебного разбирательства осужденный Лебедев Л.Г. и его защитник адвокат Рылов А.В. не ограничивались в представлении доказательств, активно участвовали в обсуждении вопросов об их относимости и допустимости к делу, и сведений о рассмотрении коллегией присяжных заседателей доказательств, полученных с нарушением закона, либо о необоснованном отказе стороне защиты в исследовании допустимых доказательств, в представленных материалах не содержится.

Из протокола судебного заседания усматривается, что председательствующий судья останавливал Лебедева Л.Г. или его защитника только в тех случаях, когда указанные лица касались вопросов, выходящих за пределы судебного разбирательства с участием присяжных заседателей, и при этом председательствующий обращался к членам коллегии, в том числе и в напутственном слове, с просьбой не принимать во внимание недопустимые сведения и не руководствоваться ими при обсуждении вердикта (т. 9 л.д. 22, 45, 58, 65, 89, 90).

Ходатайство стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами показаний Лебедева Л.Г., данных на предварительном следствии в ходе его допросов и при проверке их на месте, рассмотрено председательствующим в установленном законом порядке и по нему вынесено мотивированное постановление об отказе в удовлетворении (т. 9 л.д. 221), обоснованность которого не вызывает сомнений у Судебной коллегии.

С доводами осужденного Лебедева Л.Г. о неполноте проверки психического состояния Киселевой У.И. согласиться нельзя, поскольку на досудебной стадии производства по делу такое исследование проводилось и по заключению амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы от 20.03.2020 N 1145 Киселева У.И. могла в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, руководить ими и в применении принудительных мер медицинского характера она не нуждается (т. 4 л.д. 106 — 112).

Вопреки доводам жалобы, нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы ограничили право стороны защиты на представление в судебном заседании доказательств, не имеется, и все заявленные Лебедевым Л.Г. или его защитником адвокатом Рыловым А.В. ходатайства разрешались председательствующим судьей в установленном законом порядке.

Ходатайство Лебедева Л.Г. о назначении дополнительной судебно-медицинской экспертизы по трупу К. председательствующий судья правомерно оставил без удовлетворения и обоснованно указал в своем постановлении, что выяснение вопроса о том, кем были нанесены телесные повреждения потерпевшему (мужчиной или женщиной), не входит в компетенцию эксперта, и что ответ на этот вопрос будет дан коллегией присяжных заседателей по результатам непосредственного исследования ими представленных в судебном заседании доказательств (т. 9 л.д. 41).

Прения сторон в судебном заседании проводились в соответствии с положениями ст. 336 УПК РФ, и представителям защиты предоставлялась возможность довести до сведения присяжных заседателей позицию каждого из подсудимых, в том числе и Лебедева Л.Г., отрицавшего свою вину в убийстве К. (т. 9 л.д. 243).

Сторона обвинения в судебных прениях не искажала содержание исследованных доказательств, не доводила до присяжных заседателей недопустимую информацию, а изложение государственным обвинителем своей оценки доказательствам не противоречило требованиям уголовно-процессуального закона и не свидетельствовало об оказании им незаконного воздействия на присяжных заседателей.

Вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, в том числе N 2, 5, были поставлены в соответствии с положениями ст. 339 УПК РФ в отношении каждого из подсудимых отдельно. При этом действия Лебедева Л.Г., описанные в вопросном листе, были конкретизированы и, вопреки доводам его жалобы, ответы на них не требовали от присяжных заседателей собственно юридической оценки действий подсудимых. Не включение частных вопросов в вопросный лист не ограничило волеизъявление присяжных заседателей и не являлось препятствием для вынесения коллегией присяжных заседателей решения о невиновности Лебедева Л.Г. в инкриминированном ему деянии, о чем председательствующий судья подробно разъяснил присяжным заседателям в своем напутственном слове (т. 9 л.д. 146).

При обсуждении проекта вопросного листа осужденный Лебедев Л.Г. и представители стороны защиты никаких замечаний не заявили и не предложили председательствующему сформулировать дополнительные вопросы по обвинению Лебедева Л.Г. или Киселевой У.И. (т. 9 л.д. 244).

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, и в нем председательствующий напомнил присяжным заседателям об исследованных в судебном заседании доказательствах, не отдавая при этом предпочтение каким-либо из них и не выражая в какой-либо форме своего мнения по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей (т. 9 л.д. 135 — 147).

Из протокола судебного заседания также следует, что замечаний в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности со стороны Лебедева Л.Г. и его защитника адвоката Рылова А.В. заявлено не было (т. 9 л.д. 244 — 245).

Вердикт коллегии присяжных заседателей соответствует требованиям ст. 343 УПК РФ, постановлен единогласно, является ясным и не противоречивым (т. 10 л.д. 1 — 6). Сведений о наличии какого-либо давления на присяжных заседателей, как это утверждается в кассационной жалобе осужденного, в представленных материалах не содержится.

Согласно положениям ч. 2 и ч. 3 ст. 348 УПК РФ, вердикт коллегии присяжных заседателей обязателен для председательствующего, и он квалифицирует действия подсудимого в соответствии с обвинительным вердиктом.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей подсудимый Лебедев Л.Г. признан виновным в совершении нападения на К., причинении ему смерти, завладении его имуществом и паспортом, и поэтому утверждения заявителя о недоказанности его участия в совершении указанных преступлений признаются Судебной коллегией несостоятельными.

К обстоятельствам, как они были установлены вердиктом коллегии присяжных заседателей, уголовный закон применен правильно, и действия Лебедева Л.Г. обоснованно квалифицированы по п. п. ‘д’, ‘ж’, ‘з’ ч. 2 ст. 105, п. ‘в’ ч. 4 ст. 162, ч. 2 ст. 325 УК РФ. Оснований для постановления в отношении Лебедева Л.Г. оправдательного приговора в силу положений ч. 4 ст. 348 УПК РФ, или для роспуска коллегии присяжных заседателей в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 348 УПК РФ, не усматривается.

Психическое состояние Лебедева Л.Г. проверено полно (т. 4 л.д. 124 — 133), и он обоснованно признан вменяемым.

Наказание Лебедеву Л.Г. назначено с соблюдением требований ст. ст. 6, 60 УК РФ, с учетом общественной опасности совершенных им преступлений, данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление.

В качестве смягчающего наказание обстоятельства суд учел активное способствование Лебедева Л.Г. изобличению и уголовному преследованию другого соучастника преступления, а в качестве обстоятельств, отягчающих его наказание, суд обоснованно признал совершение им преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, а по преступлению, предусмотренному ч. 2 ст. 325 УК РФ, его совершение в группой лиц по предварительному сговору.

Суд первой инстанции при назначении наказания Лебедеву Л.Г. правомерно руководствовался положениями ч. ч. 1, 2 ст. 68 УК РФ, так как в его действиях содержится особо опасный рецидив преступлений, и в приговоре обосновал неприменение к осужденному положений ч. 3 ст. 68 УК РФ.

Основываясь на требованиях п. ‘в’ ч. 1 ст. 58 и ч. 2 ст. 58 УК РФ, суд в приговоре подробно мотивировал свои выводы о необходимости назначения Лебедеву Л.Г. наказания, связанного с длительным лишением свободы, с отбыванием части наказания в тюрьме, а оставшегося срока наказания — в исправительной колонии особого режима.

Новых данных для применения к Лебедеву Л.Г. положений ст. ст. 15, 64, 73 УК РФ и для смягчения назначенного ему наказания Судебная коллегия не усматривает.

Гражданский иск потерпевших К. и К. о взыскании с Лебедева Л.Г. в их пользу имущественного ущерба и компенсации морального вреда (т. 9 л.д. 74) разрешен в установленном законом порядке, и приговор суда в этой части отвечает требованиям разумности и справедливости.

Уголовное дело в отношении Лебедева Л.Г. рассмотрено в суде апелляционной инстанции с соблюдением правил, установленных главой 45.1 УПК РФ, и вынесенное по итогам судебного разбирательства апелляционное определение соответствует положениям ст. 389.28 УПК РФ.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 401.14 — 401.16 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 13 мая 2021 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Третьего апелляционного суда общей юрисдикции от 20 июля 2021 года в отношении Лебедева Леонида Геннадьевича оставить без изменения, а его кассационную жалобу — без удовлетворения.