Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26.07.2018 N 127-УД18-9

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

СУДА КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ

(в порядке главы 47.1 УПК РФ)

от 26 июля 2018 г. N 127-УД18-9

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Истоминой Г.Н.

судей Хомицкой Т.П. и Климова А.Н.

при секретаре Димаковой Д.Н.

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденного Ковача В.В. на апелляционное постановление Верховного Суда Республики Крым от 13 июля 2017 года и постановление президиума Верховного Суда Республики Крым от 17 января 2018 года.

По приговору Киевского районного суда г. Симферополя от 27 апреля 2017 года, постановленному в особом порядке судебного разбирательства в соответствии с главой 40 УПК РФ,

Ковач Валерий Викторович, < ... > несудимый,

осужден по ч. 1 ст. 318 УК РФ к штрафу в размере 100 000 рублей в доход государства, который исполнен 4 мая 2017 года.

Апелляционным постановлением Верховного Суда Республики Крым от 13 июля 2017 года приговор в отношении Ковача В.В. изменен: усилено назначенное осужденному наказание по ч. 1 ст. 318 УК РФ до 1 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, срок наказания Ковачу В.В. постановлено исчислять со дня прибытия в колонию-поселение, с зачетом в срок наказания времени следования к месту отбывания наказания из расчета один день за один день.

В остальной части приговор оставлен без изменения.

Согласно сообщения о прибытии в ФКУ колонию-поселение N < ... > УФСИН России по Республике Крым Ковач прибыл 12 августа 2017 года.

Постановлением президиума Верховного Суда Республики Крым от 17 января 2018 года апелляционное постановление Верховного Суда Республики Крым от 13 июля 2017 года оставлено без изменения, а кассационная жалоба осужденного — без удовлетворения.

Ковач В.В. признан виновным в угрозе применения насилия в отношении представителя власти — начальника Главного управления МЧС России по Республике Крым Ш. в связи с исполнением им своих должностных обязанностей при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., выступление осужденного Ковача В.В. и адвоката Баранова А.А. в его защиту об отмене судебных решений вышестоящего суда, мнение прокурора Мусолиной Е.А. об отмене апелляционного постановления и постановления президиума Верховного Суда Республики Крым и об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

в кассационной жалобе осужденный Ковач В.В. выражает несогласие с вышеуказанными апелляционным постановлением и постановлением президиума Верховного Суда Республики Крым, считая их вынесенными с существенными нарушениями норм уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявшими на исход дела, ставит вопрос об их отмене и оставлении приговора от 27 апреля 2017 года без изменения. Указывает, что с учетом внесенных в приговор изменений, он, вопреки требованиям ч. 2 ст. 6 УК РФ, ст. 50 Конституции РФ, повторно наказан за одно и то же преступление, так как назначенное ему судом первой инстанции наказание в виде штрафа он исполнил 4 мая 2017 года, однако судом апелляционной инстанции этому оценки не дано и по результатам рассмотрения апелляционной жалобы потерпевшего Ш., назначенное ему по ч. 1 ст. 318 УК РФ наказание усилено до 1 года лишения свободы. При этом обращает внимание, что потерпевшему, не возражавшему против особого порядка рассмотрения уголовного дела и не присутствовавшему в судебном заседании, судом необоснованно был восстановлен срок на апелляционное обжалование приговора в отсутствие уважительности причин пропуска этого срока. Считает, что данное решение суда является немотивированным и не соответствует требованиям закона.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Кроме того, судом апелляционной инстанции нарушены требования ч. 1 ст. 19 Конституции РФ о равенстве всех перед законом и судом, поскольку основанием для усиления назначенного ему наказания явилось то, что преступление совершено в отношении представителя власти — министра. Между тем угроза применения насилия в отношении представителя власти является признаком субъективной стороны преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ. Судом апелляционной инстанции, а в дальнейшем и президиумом, оставлено без внимания то обстоятельство, что реального насилия к потерпевшему им не применено, угроза такого насилия высказана не при личной встрече и не могла быть исполнена немедленно, что, по мнению осужденного, с учетом только положительных данных о его личности, существенно снижает степень общественной опасности совершенного им преступления.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы осужденного, Судебная коллегия полагает, что выводы суда первой инстанции о виновности Ковача В.В. в совершении преступления обоснованны. По фактическим обстоятельствам содеянного, квалификации действий, мере наказания осужденным приговор, постановленный в порядке главы 40 УПК РФ, не оспаривается.

Вместе с тем, Судебная коллегия полагает, что последующие постановленные судебные решения в отношении Ковача подлежат отмене, ввиду нарушения уголовно-процессуального закона в суде апелляционной инстанции и неправильного применения уголовного закона при назначении виновному наказания.

Так, в силу ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 389.4 УПК РФ апелляционные жалоба, представление на приговорили иное судебное решение суда первой инстанции могут быть поданы в течение 10 суток со дня постановления приговора или вынесения иного решения суда, а осужденным, содержащимся под стражей, — в тот же срок с момента вручения ему копий приговора, определения, постановления.

С учетом положений ч. 2 ст. 128 УПК РФ и постановления Правительства Российской Федерации от 4 августа 2016 года N 756 ‘О переносе выходных дней в 2017 году’, последним днем срока подачи апелляционной жалобы по настоящему уголовному делу является 10 мая 2017 года.

Согласно ч. 1 ст. 389.5 УПК РФ в случае пропуска срока апелляционного обжалования по уважительной причине лица, имеющие право подать апелляционные жалобу, представление, могут ходатайствовать перед судом, постановившим приговорили вынесшим иное обжалуемое решение, о восстановлении пропущенного срока.

В соответствии же с ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановление суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Как следует из материалов уголовного дела, приговор в отношении Ковача постановлен и провозглашен 27 апреля 2017 года, при этом копия приговора в тот же день направлена потерпевшему Ш. по месту жительства, а 5 мая 2017 года, то есть до истечения срока апелляционного обжалования приговора, вручена представителю потерпевшего — Л. (т. 7, л.д. 227, 228).

15 мая 2017 года, согласно штампу отделения почтовой связи, потерпевшим Ш. подана апелляционная жалоба на вышеуказанный приговор с ходатайством о восстановлении срока на его апелляционное обжалование в связи с тем, что в период с 17 апреля по 6 мая 2017 года он находился в отпуске и не имел возможности подать апелляционную жалобу (т. 7, л.д. 231 — 232, 234 — 235).

Постановлением Киевского районного суда г. Симферополя от 1 июня 2017 года указанное ходатайство потерпевшего удовлетворено и ему восстановлен срок на апелляционное обжалование приговора (т. 7, л.д. 245).

При этом суд признал уважительной причиной нахождение Ш. в отпуске, однако не мотивировал в постановлении, по каким причинам указанное обстоятельство препятствовало подаче потерпевшим в установленные законом сроки апелляционной жалобы. Более того, в постановлении суда содержится ничем не подтвержденное указание на получение потерпевшим Ш. копии приговора лишь 10 мая 2017 года, в то время как в материалах уголовного дела имеется расписка представителя потерпевшего — Л. о получении копии приговора 5 мая 2017 года (т. 7, л.д. 228).

При таких обстоятельствах решение суда о восстановлении потерпевшему Ш. срока апелляционного обжалования приговора принято с нарушением требований закона и подлежит отмене.

Кроме того, суд апелляционной инстанции, рассмотрев дело по апелляционной жалобе потерпевшего Ш. в которой был поставлен вопрос об изменении приговора в отношении Ковача, ввиду чрезмерной мягкости назначенного ему наказания, пришел к выводу о необходимости усиления осужденному наказания до 1 года лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении, поскольку судом первой инстанции не в полной мере учтены характер и степень общественной опасности совершенного Ковачем преступления, а именно то, что преступление совершено в отношении представителя власти — министра в связи с исполнением им должностных обязанностей и что имела место угроза применения насилия.

Вместе с тем, указанные судом апелляционной инстанции обстоятельства непосредственно связаны с объективной и субъективной сторонами вмененного Ковачу преступления, и, как следует из приговора, учитывались судом при назначении ему наказания. При этом в апелляционном постановлении не приведено мотивов, по которым суд второй инстанции иначе оценивает характер и степень общественной опасности совершенного осужденным деяния и считает невозможным, с учетом данных, положительно характеризующих его личность, наличия на иждивении нетрудоспособных родителей, установленного смягчающего обстоятельства в виде чистосердечного раскаяния, исправление осужденного без изоляции от общества.

Более того, суд апелляционной инстанции, изменив в отношении осужденного приговор и усилив ему наказание до 1 года лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении, не принял во внимание и не дал никакой оценки тому обстоятельству, что наказание в виде штрафа, назначенное Ковачу судом первой инстанции за совершенное преступление, им полностью исполнено еще до подачи потерпевшим Ш. апелляционной жалобы (т. 7, л.д. 230).

Таким образом, принятым судом апелляционной инстанцией решением Ковач повторно наказан за одно и то же преступление, что противоречит требованиям ч. 2 ст. 6 УК РФ и положениям ст. 50 Конституции РФ.

Вышеуказанные обстоятельства свидетельствуют о допущенных судом апелляционной инстанции при рассмотрении уголовного дела существенных нарушениях норм уголовного и уголовно-процессуального закона, оставленных без внимания президиумом Верховного Суда Республики Крым.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия полагает необходимым отменить постановление Киевского районного суда г. Симферополя от 1 июня 2017 года о восстановлении срока апелляционного обжалования, апелляционное постановление Верховного Суда Республики Крым от 13 июля 2017 года и постановление президиума Верховного Суда Республики Крым от 17 января 2018 года в отношении Ковача, оставив в силе приговор Киевского районного суда г. Симферополя от 27 апреля 2017 года.

Кроме того, Судебная коллегия полагает, что в соответствии с положениями, предусмотренными ч. 5 ст. 72 УК РФ, и с учетом отбывания наказания Ковачем в колонии-поселения с 12 августа 2017 года, от основного наказания в виде штрафа в размере 100 000 рублей, назначенного по приговору, его следует освободить.

С учетом изложенного и руководствуясь ст. ст. 401.14 — 401.16 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

постановление Киевского районного суда г. Симферополя от 1 июня 2017 года о восстановлении срока апелляционного обжалования, апелляционное постановление Верховного Суда Республики Крым от 13 июля 2017 года и постановление президиума Верховного Суда Республики Крым от 17 января 2018 года в отношении Ковача Валерия Викторовича отменить.

Приговор Киевского районного суда г. Симферополя от 27 апреля 2017 года в отношении Ковача В.В. оставить без изменения. Освободить Ковача Валерия Викторовича от отбывания наказания в колонии-поселении немедленно.

В связи с отбытым Ковачем В.В. наказанием в колонии-поселении с 12 августа 2017 года по 26 июля 2018 года, от наказания в виде штрафа в размере 100 000 рублей — освободить.