Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 29.05.2020 N 81-КГ20-1, 2-1109/2019

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 мая 2020 г. N 81-КГ20-1, 2-1109/2019

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В

судей Гетман Е.С., Марьина А.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело N 2-1109/2019 по иску Кемеровского прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях в интересах Российской Федерации и неопределенного круга лиц к ФКУ ‘Исправительная колония N 5 Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний по Кемеровской области’, ФСИН России, ГУФСИН России по Кемеровской области о возложении обязанности устранить нарушения уголовно-исполнительного законодательства по кассационной жалобе ФКУ ‘Исправительная колония N 5 ГУФСИН России’, ФСИН России, ГУФСИН России по Кемеровской области на решение Заводского районного суда г. Кемерово от 18 апреля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 9 июля 2019 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав представителя ФСИН России Седеня Д.С., поддержавшего доводы жалобы, прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власову Т.А., просившую судебные постановления отменить, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Кемеровский прокурор по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях обратился в суд с названным иском в интересах Российской Федерации и неопределенного круга лиц к ФКУ ‘Исправительная колония N 5 ГУФСИН России’, ФСИН России, ГУФСИН России по Кемеровской области, указав, что в результате проведенной в ФКУ ИК-5 ГУФСИН России по Кемеровской области проверки соблюдения уголовно-исполнительного законодательства по оборудованию в учреждении помещений для осужденных выявлено отсутствие в отрядах N 1-5, 7, 8 комнаты отдыха и комнаты быта. Просил суд возложить на ФКУ ИК-5 ГУФСИН России по Кемеровской области в срок до 30 ноября 2019 г. обязанность оборудовать в отрядах комнаты отдыха и комнаты быта, возложить на ГУФСИН России по Кемеровской области и ФСИН России обязанность в срок до 30 сентября 2019 г. организовать материально-техническое и финансовое обеспечение.

Решением Заводского районного суда г. Кемерово от 18 апреля 2019 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 9 июля 2019 г., требования прокурора удовлетворены, на ФКУ ИК-5 ГУФСИН по Кемеровской области возложена обязанность в срок до 18 октября 2021 г. со дня вынесения решения оборудовать в отрядах N 1 — 5, 7, 8 комнаты отдыха и комнаты быта, на ФСИН России и ГУФСИН по Кемеровской области возложена обязанность в срок до 18 октября 2021 г. со дня вынесения решения организовать соответствующее материально-техническое и финансовое обеспечение.

В кассационной жалобе поставлен вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены состоявшихся решения суда и апелляционного определения.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В. от 6 апреля 2020 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия находит ее подлежащей удовлетворению.

В соответствии со ст. 390.14 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судом первой и апелляционной инстанций при разрешении настоящего спора.

Судом установлено, что ФКУ ИК-5 ГУФСИН России по Кемеровской области является учреждением уголовно-исполнительной системы, исполняющим уголовные наказания в виде лишения свободы для осужденных, которым назначен строгий вид режима. Его учредителем и собственником закрепленного за ним имущества является Российская Федерация в лице Федеральной службы исполнения наказаний.

Общежития исправительной колонии построены в 1958 и 1968 годах. При их проектировании и строительстве применялись действовавшие на тот момент ‘Указания по проектированию и строительству ИТУ и военных городков войсковых частей МВД СССР’ (ВСН 10-73/МВД СССР).

На момент рассмотрения дела в общежитии N 1 оборудованы комнаты отдыха и быта для отрядов N 1, 2, в общежитии N 2 — для отрядов 7, 8, 9, в общежитии N 3 — для отрядов 3, 4, 5, 6, 10.

Поскольку проведенной прокурором проверкой установлено, что комнаты отдыха и быта оборудованы не в каждом из отрядов, в адрес начальника исправительной колонии вынесено представление об устранении нарушений уголовно-исполнительного законодательства, однако указанные нарушения не устранены.

Разрешая спор, суд первой инстанции, с которым согласился суд апелляционной инстанции, пришел к выводу об удовлетворении исковых требований. Возлагая на ЖКУ ИК-5 ГУФСИН России по Кемеровской области обязанность оборудовать комнаты отдыха и быта, а ГУФСИН России по Кемеровской области и ФСИН России организовать материально-техническое и финансовое обеспечение ФКУ ИК-5 для оборудования комнат отдыха и комнат быта, суд первой инстанции руководствовался положениями Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. N 5473-1 ‘Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы’, приказом ФСИН России от 27 июля 2006 г. N 512 ‘Об утверждении номенклатуры, норм обеспечения и сроков эксплуатации мебели, инвентаря, оборудования и предметов хозяйственного обихода (имущества) для учреждений, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, и следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы’, положением о Главном управлении Федеральной службы исполнения наказаний по Кемеровской области, утвержденным приказом ФСИН РФ от 11 июня 2015 N 518, положением о Федеральной службе исполнения наказаний, утвержденным указом Президента Российской Федерации от 13 октября 2014 N 1314.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что решение суда и апелляционное определение приняты с нарушением норм действующего законодательства, и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

Суд при разрешении спора применил приказ ФСИН России от 27 июля 2006 г. N 512, которым утверждены нормы обеспечения и сроки эксплуатации мебели, инвентаря, оборудования и предметов хозяйственного обихода, ошибочно полагая, что данные нормы могут являться основанием для возложения обязанности по оборудованию дополнительных комнат. Однако положениями названного приказа установлен лишь перечень имущества и оборудования, которым должны обеспечиваться соответствующие помещения учреждений, исполняющих наказания в виде лишения свободы, не возлагая на них обязанности иметь комнаты быта и отдыха в определенном количестве.

При этом судом не исследовался вопрос о наличии возможности осуществить оборудование помещений колонии дополнительными комнатами, учитывая техническое состояние указанного здания.

Ответчики при рассмотрении настоящего дела указывали на то, что имеющиеся в оперативном управлении исправительной колонии здания не позволяют оборудовать недостающее количество комнат, а мероприятия по строительству и реконструкции зданий могут быть произведены только за счет средств федерального бюджета путем включения объектов в Федеральную целевую программу, которая еще не Утверждена постановлением Правительства Российской Федерации. Отсутствие финансирования на строительство дополнительных помещений является обстоятельством, не зависящим от исправительной колонии, которая не вправе самостоятельно решать вопрос о проектировании и строительстве дополнительных комнат длительных свиданий, такое строительство может быть осуществлено в рамках Федеральной целевой программы за счет средств бюджета, поскольку сама колония не располагает необходимыми средствами для исполнения возложенной на нее судом обязанности.

Согласно п. 7 положения о Федеральной службе исполнения наказаний (ФСИН России), утвержденного указом Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 г. N 1314, именно ФСИН России осуществляет материально-техническое обеспечение деятельности учреждений и органов уголовно-исполнительной системы (в том числе исправительных колоний), предприятий учреждений, исполняющих наказания, а также иных предприятий, учреждений и организаций, специально созданных для обеспечения деятельности уголовно-исполнительной системы, осуществляет функции главного распорядителя средств федерального бюджета, предусмотренных на содержание уголовно-исполнительной системы и реализацию возложенных на нее функций, а также функции государственного заказчика по капитальному строительству, реконструкции и капитальному ремонту объектов уголовно-исполнительной системы, а также по жилищному строительству, в связи с этим исправительная колония не может являться надлежащим ответчиком по настоящему делу.

При этом понуждение ФСИН России к выделению финансирования является ограничением права главного распорядителя средств федерального бюджета, предусмотренных на содержание уголовно-исполнительной системы, и реализацию возложенных на нее функций, на самостоятельное решение вопросов, отнесенных к компетенции данного органа, и нарушает установленный ст. 10 Конституции Российской Федерации принцип разделения властей.

Возложение на ФСИН России обязанности организовать финансовое обеспечение расходов на проведение мероприятий по оборудованию колонии дополнительными комнатами является вмешательством в административно-хозяйственную деятельность государственного органа.

Допущенные судом нарушения норм права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены судебных постановлений.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что решение Заводского районного суда г. Кемерово от 18 апреля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 9 июля 2019 г. нельзя признать законными, они подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 390.14 — 390.16 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Заводского районного суда г. Кемерово от 18 апреля 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 9 июля 2019 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.