Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 04.09.2018 N 5-КГ18-131

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 сентября 2018 г. N 5-КГ18-131

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Назаренко Т.Н. и Рыженкова А.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Департамента городского имущества г. Москвы к Савиной О.А. об истребовании жилого помещения из незаконного владения, о признании права собственности

по кассационным жалобам представителей Савиной О.А. — Вахитова И.С. и Зарбабяна М.Г. на решение Пресненского районного суда г. Москвы от 5 апреля 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 ноября 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н., выслушав объяснения Савиной О.А. и ее представителя Зарбабяна М.Г., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения представителя Департамента городского имущества г. Москвы Гарпиченко Я.Э., возражавшей против доводов кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Департамент городского имущества г. Москвы (далее — Департамент) обратился в суд с иском к Савиной О.А. об истребовании из чужого незаконного владения жилого помещения, расположенного по адресу: < ... > , о прекращении права собственности ответчика на спорное жилое помещение и признании права собственности на квартиру за городом Москвой.

В обоснование требований Департамент сослался на то, что на основании поддельного решения Пресненского районного суда г. Москвы от 9 февраля 2010 г. и договора купли-продажи от 28 июня 2011 г., заключенного между Куликовой Т.А. и Савиной О.А., последняя зарегистрировала за собой право собственности на квартиру, между тем спорное жилое помещение, находящееся в собственности истца, выбыло из владения города Москвы помимо его воли в результате противоправных действий третьих лиц, признанных виновными в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации, в связи с чем оно подлежит истребованию из чужого незаконного владения ответчика и возврату в собственность г. Москвы.

Савина О.А. иск не признала, ссылаясь на то, что спорная квартира приобретена ею по третьей сделке у продавца Куликовой Т.А., она проявила должную осведомленность: удостоверилась в личности продавца, соотнесла сведения о личности продавца с содержащейся в Едином государственном реестре недвижимости информацией о собственнике квартиры, осмотрела приобретенную квартиру, установила ее фактических пользователей, поинтересовалась предшествующей юридической судьбой данного имущества. Спорное жилое помещение было приобретено ею по рыночной стоимости, с момента приобретения данного имущества и по настоящее время она проживает в квартире, являющейся единственным жильем для ответчика и ее сына Савина М.А., < ... > года рождения, который на момент совершения сделки не достиг совершеннолетнего возраста. Подтверждение о неосведомленности ответчика Савиной О.А. и продавца Куликовой Т.А. о преступном умысле участников организованной преступной группы, совершивших незаконные сделки в отношении спорной квартиры, отражено в приговоре Перовского районного суда г. Москвы от 15 апреля 2014 г., согласно которому Савина О.А., не осведомленная о преступных намерениях, в период с 14 часов 40 минут до 14 часов 45 минут заложила в присутствии Куликовой Т.А., не осведомленной о преступном умысле соучастников организованной преступной группы и организатора преступления Буториной С.Г., в индивидуальный банковский сейф N 355 денежные средства в размере < ... > рублей. Савиной О.А. сделано заявление о пропуске истцом срока исковой давности.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Решением Пресненского районного суда г. Москвы от 5 апреля 2017 г. исковые требования Департамента удовлетворены. Жилое помещение, расположенное по адресу: < ... > , истребовано из незаконного владения Савиной О.А. Право собственности Савиной О.А. на жилое помещение прекращено и признано за городом Москвой.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 ноября 2017 г. решение суда оставлено без изменения.

В кассационных жалобах представителей Савиной О.А. — Вахитова И.С. и Зарбабяна М.Г. поставлен вопрос об их передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены обжалуемых судебных постановлений ввиду существенного нарушения норм материального и процессуального права.

По результатам изучения доводов кассационных жалоб представителей Савиной О.А. судьей Верховного Суда Российской Федерации Киселевым А.П. 9 апреля 2018 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н. от 10 июля 2018 г. кассационные жалобы с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены обжалуемых судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Такие нарушения норм материального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций.

Как усматривается из материалов дела, спорным является жилое помещение, расположенное по адресу: < ... > , < ... > , в котором до регистрации ответчика и ее сына никто не был зарегистрирован и не проживал (л.д. 100).

Вступившим в законную силу 24 июня 2014 г. приговором Перовского районного суда г. Москвы от 15 апреля 2014 г. установлено, что на основании поддельного решения Пресненского районного суда г. Москвы от 9 февраля 2010 г. право собственности на квартиру < ... > по адресу: < ... > , было передано в порядке приватизации вымышленному лицу — Леонидову В.С. (л.д. 55 — 85).

Впоследствии от его имени была оформлена сделка по отчуждению квартиры Куликовой Т.А., а в дальнейшем между Куликовой Т.А. и ответчиком Савиной О.А. заключен договор купли-продажи от 28 июня 2011 г., 8 июля 2011 г. Савиной О.А. выдано свидетельство о государственной регистрации права N < ... > (л.д. 101, 134 — 137).

Постановлением старшего следователя 3 отдела СЧ ГСУ ГУ МВД России по г. Москве от 22 марта 2012 г. было установлено, что спорная квартира является собственностью г. Москвы, а Департамент как орган, осуществляющий правомочия собственника жилья, признан потерпевшим (л.д. 51).

Разрешая спор по существу и удовлетворяя требования Департамента, суд первой инстанции (с ним согласился суд апелляционной инстанции) указал на то, что поскольку на момент регистрации права собственности за вымышленным лицом Леонидовым В.С. квартира являлась собственностью города Москвы, а после регистрации перехода права на основании поддельного решения суда она выбыла из владения собственника помимо его воли в результате противоправных действий и была незаконно отчуждена в собственность ответчика Савиной О.А., то спорное имущество в соответствии со статьями 301, 302 Гражданского кодекса Российской Федерации подлежит истребованию из незаконного владения ответчика и передаче в собственность истцу.

Отклоняя заявление ответчика о применении последствий пропуска срока исковой давности, суд первой инстанции сослался на то, что моментом начала течения срока исковой давности по данной категории дел является дата вступления в законную силу приговора Перовского районного суда г. Москвы от 15 апреля 2014 г., а именно 24 июня 2014 г. Поскольку истец с заявленным иском обратился 3 октября 2016 г., общий трехгодичный срок исковой давности им не пропущен.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы судов первой и апелляционной инстанций сделаны с существенным нарушением норм материального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

Разрешая спор, суд первой инстанции удовлетворил требования Департамента по основаниям, предусмотренным статьями 301 — 302 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно статье 301 названного кодекса собственник вправе истребовать свое имущество из незаконного владения.

Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли (п. 1 ст. 302 ГК РФ).

Статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что общий срок исковой давности составляет три года.

Согласно пункту 1 статьи 200 данного кодекса, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

К искам об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения применяется общий срок исковой давности, исчисляемый со дня, когда публично-правовое образование в лице уполномоченных органов узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права (статья 200 Гражданского кодекса Российской Федерации) (Обзор судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от граждан по искам государственных органов и органов местного самоуправления, утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 25 ноября 2015 г.).

Как установлено судами, спорное жилое помещение являлось собственностью истца (правопреемника Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы).

Исчисляя срок исковой давности со дня вступления в законную силу приговора суда (24 июня 2014 г.), установившего факт незаконного выбытия спорной квартиры из собственности города Москвы, судебные инстанции применительно к требованиям о защите права собственности исходили из даты вступления в законную силу приговора суда от 15 апреля 2014 г. и не учитывали то обстоятельство, что о нарушении своего права в отношении квартиры публично-правовое образование город Москва в лице своих компетентных органов достоверно узнало не позднее 22 марта 2012 г. (л.д. 51), поскольку постановлением старшего следователя 3 отдела СЧ ГЧЦ ГУ МВД России по г. Москве от 22 марта 2012 г. Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы признан потерпевшим. Как указано в постановлении, данное уголовное дело выделено 15 февраля 2012 г. в отдельное производство и уголовное дело N 664963 возбуждено по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ в отношении неустановленных лиц, которые незаконно приобрели право собственности на спорную квартиру, чем причинили имущественный ущерб Департаменту жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы. Помимо этого, как усматривается из письма Департамента от 30 января 2017 г. N ДГИ-1-4723/17-1, в период с 2010 года по 2012 год данным органом были получены сведения о спорной квартире и ее собственнике Савиной О.А. из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, что подтверждает осведомленность истца о выбытии принадлежащего ему имущества в собственность третьих лиц с указанного времени (л.д. 34, 96 — 97).

При таких обстоятельствах выводы судов обеих инстанций о том, что на момент предъявления исковых требований Департаментом срок исковой давности не истек, поскольку подлежит исчислению с даты вступления приговора суда в законную силу, являются ошибочными, основаны на неправильном толковании материального права и не соответствуют установленным фактическим обстоятельствам дела.

Учитывая, что судами первой и апелляционной инстанций допущены существенные нарушения норм материального права, которые могут быть исправлены лишь посредством отмены судебных постановлений, решение Пресненского районного суда г. Москвы от 5 апреля 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 ноября 2017 г. нельзя признать законными, они подлежат отмене с вынесением по делу нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований Департамента городского имущества г. Москвы к Савиной О.А. об истребовании жилого помещения из незаконного владения, о признании права собственности.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Пресненского районного суда г. Москвы от 5 апреля 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 ноября 2017 г. отменить.

Принять по делу новое решение, которым Департаменту городского имущества г. Москвы в иске к Савиной О.А. об истребовании жилого помещения из незаконного владения, признании права собственности — отказать.