Определение Конституционного Суда РФ от 31.03.2022 N 816-О

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 марта 2022 г. N 816-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

АЛГАНОВА ДМИТРИЯ НИКОЛАЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 9, СТАТЬЕЙ 10,

ПУНКТОМ 1 ПРИМЕЧАНИЙ К СТАТЬЕ 199 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ПУНКТОМ 21 ЧАСТИ ЧЕТВЕРТОЙ СТАТЬИ 47

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, Г.А. Гаджиева, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина Д.Н. Алганова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Гражданин Д.Н. Алганов оспаривает конституционность части первой статьи 9 ‘Действие уголовного закона во времени’, статьи 10 ‘Обратная сила уголовного закона’, пункта 1 примечаний к статье 199 ‘Уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией, и (или) страховых взносов, подлежащих уплате организацией — плательщиком страховых взносов’ УК Российской Федерации и пункта 21 части четвертой статьи 47 ‘Обвиняемый’ УПК Российской Федерации.

Приговором Волжского городского суда Волгоградской области от 19 января 2018 года Д.Н. Алганов осужден в том числе за совершение уклонения от уплаты налогов с организации в особо крупном размере. По оценке суда, сумма неуплаченных налогов за 2012 год составила 18 770 926 рублей, а их доля — 50,19 процента от общей суммы налогов и сборов, подлежащих уплате в бюджет за 2012 год. На основании этого преступление, совершенное Д.Н. Алгановым, было квалифицировано по пункту ‘б’ части второй статьи 199 УК Российской Федерации — в редакции, действовавшей до принятия Федерального закона от 29 июля 2017 года N 250-ФЗ.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 9 июля 2019 года N 27-П, вынесенным по жалобе Д.Н. Алганова, выявлен конституционно-правовой смысл положений статьи 199 УК Российской Федерации. Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 23 октября 2019 года производство по уголовному делу в отношении Д.Н. Алганова возобновлено ввиду новых обстоятельств, приговор и апелляционное определение в части осуждения по пункту ‘б’ части второй статьи 199 данного Кодекса, а также в части взыскания с осужденного 18 770 926 рублей в счет возмещения ущерба, причиненного государству в результате преступления, отменены, уголовное дело в этой части передано на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе. Приговором Волжского городского суда Волгоградской области от 4 августа 2020 года Д.Н. Алганов признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью первой статьи 199 данного Кодекса, ему назначено наказание в виде штрафа, от которого он освобожден в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности, гражданский иск оставлен без рассмотрения с признанием права истца на обращение в суд в порядке гражданского судопроизводства. Кассационные жалобы стороны защиты оставлены без удовлетворения. С квалификацией деяния — с учетом пункта 1 примечаний к статье 199 данного Кодекса в редакции Федерального закона от 1 апреля 2020 года N 73-ФЗ — согласился заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

По мнению Д.Н. Алганова, часть первая статьи 9, статья 10, пункт 1 примечаний к статье 199 УК Российской Федерации не соответствуют статье 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, лишают лицо права на применение в его отношении уголовного закона, имеющего обратную силу (в частности, Федерального закона от 29 июля 2017 года N 250-ФЗ). Также заявитель просит признать не соответствующим статьям 45 (часть 2) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации пункт 21 части четвертой статьи 47 УПК Российской Федерации, связывая нарушение своих конституционных прав с отказом судов вызвать и допросить свидетелей защиты, опровергающих версию следствия по уголовному делу. Кроме того, заявитель настаивает на проверке соблюдения конституционности применения закона в принятых судебных решениях, которые, как он утверждает, лишили его права на судебную защиту прав и свобод, а также на законный, обоснованный и справедливый приговор.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, в развитие положений статьи 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации федеральный законодатель предусмотрел в статье 9 УК Российской Федерации, что преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния, которым признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий, а также конкретизировал в статье 10 данного Кодекса правила обратной силы уголовного закона, согласно которым уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу (определения от 23 июня 2016 года N 1273-О, от 28 февраля 2017 года N 352-О, от 26 марта 2019 года N 622-О и др.).

Пункт 1 примечаний к статье 199 УК Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 июля 2017 года N 250-ФЗ признавал крупным размером в этой статье сумму налогов, сборов, страховых взносов, составляющую за период в пределах трех финансовых лет подряд более пяти миллионов рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов, сборов, страховых взносов превышает 25 процентов подлежащих уплате сумм налогов, сборов, страховых взносов в совокупности, либо превышающую пятнадцать миллионов рублей, а особо крупным размером — сумму, составляющую за период в пределах трех финансовых лет подряд более пятнадцати миллионов рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов, сборов, страховых взносов превышает 50 процентов подлежащих уплате сумм налогов, сборов, страховых взносов в совокупности, либо превышающую сорок пять миллионов рублей.

Федеральным законом от 1 апреля 2020 года N 73-ФЗ этот пункт был изложен в новой редакции, согласно которой крупным размером признается сумма налогов, сборов, страховых взносов, превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд пятнадцать миллионов рублей, а особо крупным размером — сумма, превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд сорок пять миллионов рублей. Таким образом, внесенные изменения исключили возможность отнесения суммы неуплаченных налогов, сборов, страховых взносов, превышающей за период в пределах трех финансовых лет подряд пятнадцать миллионов рублей, но не свыше сорока пяти миллионов рублей, к особо крупному размеру, являющемуся квалифицирующим признаком такого преступления, а потому по-новому определили характер и степень общественной опасности преступлений и правовой статус лиц, их совершивших, что подлежит оценке судами с учетом требований статьи 10 УК Российской Федерации, предполагающих необходимость применения всей совокупности норм Уголовного кодекса Российской Федерации — как Общей, так и Особенной его частей. Тем самым в уголовно-правовых отношениях обеспечивается реализация принципов справедливости (преамбула Конституции Российской Федерации, статья 6 УК Российской Федерации) и равенства всех перед законом и судом (статья 19 Конституции Российской Федерации, статья 4 УК Российской Федерации).

При этом лицу, совершившему преступление, определяется справедливое наказание, соответствующее характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного, только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина, и исходя из требований нового уголовного закона, смягчающего наказание или иным образом улучшающего его положение (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16 февраля 2012 года N 297-О-О, от 21 марта 2013 года N 477-О, N 480-О и N 482-О, от 22 января 2014 года N 88-О, от 22 апреля 2014 года N 834-О, от 23 апреля 2015 года N 868-О, от 22 декабря 2015 года N 2897-О, от 26 апреля 2016 года N 751-О, от 26 января 2017 года N 24-О, от 28 сентября 2017 года N 2161-О, от 27 марта 2018 года N 833-О, от 28 февраля 2019 года N 537-О и др.).

Часть четвертая статьи 47 УПК Российской Федерации прямо закрепляет права обвиняемого представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, защищаться иными средствами и способами, не запрещенными законом, а также давать показания по поводу имеющегося в его отношении обвинения либо отказаться от дачи показаний (пункты 3 — 5 и 21). Эти положения имеют гарантийный характер и направлены на обеспечение прав таких участников уголовного судопроизводства.

Соответственно, оспариваемые нормы не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя в обозначенном им аспекте.

Что же касается проверки обоснованности принятых по делу заявителя правоприменительных решений, в том числе правильности применения в них норм права с учетом обстоятельств дела, то разрешение этого вопроса не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, и требует исследования фактических обстоятельств, от чего Конституционный Суд Российской Федерации воздерживается во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктами 1 и 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Алганова Дмитрия Николаевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой, и поскольку разрешение поставленного заявителем вопроса Конституционному Суду Российской Федерации не подведомственно.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН