Определение Конституционного Суда РФ от 30.05.2023 N 1080-О

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 мая 2023 г. N 1080-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

ГРАЧЕВА АНДРЕЯ ЮРЬЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ

ПРАВ ПУНКТОМ 4 ЧАСТИ ВТОРОЙ СТАТЬИ 37, ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ

СТАТЬИ 125 И ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 144

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей А.Ю. Бушева, Г.А. Гаджиева, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.Ю. Грачева к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Гражданин А.Ю. Грачев, по заявлению которого органами предварительного следствия неоднократно принимались постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, также неоднократно отменяемые постановлениями прокурора и руководителя следственного органа, просит признать не соответствующими статьям 17 (часть 3), 35 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации пункт 4 части второй статьи 37 ‘Прокурор’, часть первую статьи 125 ‘Судебный порядок рассмотрения жалоб’ и часть первую статьи 144 ‘Порядок рассмотрения сообщения о преступлении’ УПК Российской Федерации.

Как следует из представленных материалов, постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 5 апреля 2022 года, с которым согласился заместитель Председателя этого суда (письмо от 16 февраля 2023 года), заявителю отказано в передаче для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции его жалобы об оспаривании вынесенного в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации постановления районного суда и оставившего его без изменения апелляционного постановления областного суда. При этом отмечено, что суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что обжалуемое постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела вынесено надлежащим должностным лицом в рамках предоставленных ему полномочий по результатам соответствующей проверки и выполнения указаний надзирающего прокурора.

По утверждению заявителя, оспариваемые нормы не соответствуют Конституции Российской Федерации, поскольку они по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, позволяют суду, рассматривающему жалобу в порядке судебного контроля, приходить к выводу об исполнении следственным органом указаний прокуратуры, основываясь при этом только на мнении прокуратуры об исполнении соответствующего указания, дают возможность следственному органу при проверке сообщения о преступлении получать объяснения от лица при помощи мессенджера вместо очного допроса, приобщая при этом полученные фотографии к материалам проверки в качестве объяснений.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

По смыслу статей 46, 49 и 54 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с частью второй статьи 2, статьями 3, 8 и 14 УК Российской Федерации, частями первой и второй статьи 1, статьями 24, 27 и 73 УПК Российской Федерации подозрение или обвинение в совершении преступления могут базироваться лишь на положениях уголовного закона, определяющего преступность деяния, его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия, закрепляющего все признаки состава преступления в качестве единственного основания уголовной ответственности, наличие которых в деянии служит материально-правовой предпосылкой для уголовно-процессуальной деятельности и подлежит установлению только в надлежащем, обязательном для суда, прокурора, следователя, дознавателя и иных участников судопроизводства процессуальном порядке (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 2011 года N 16-П, от 19 ноября 2013 года N 24-П и от 8 ноября 2016 года N 22-П, определения Конституционного Суда Российской Федерации от 28 мая 2020 года N 1338- О, от 23 июля 2020 года N 1887-О и N 1902-О, от 24 сентября 2020 года N 1938-О и др.). В развитие конституционных предписаний Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривает в качестве основания для возбуждения уголовного дела наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления — действия (бездействия), запрещенного уголовным законом, а также закрепляет процедуры, в рамках которых они могут и должны устанавливаться.

Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 12 марта 2019 года N 578-О, часть шестая статьи 148 УПК Российской Федерации, применяемая в системном единстве с иными нормами данного Кодекса, не предполагает право уполномоченных органов и должностных лиц разрешать вопрос об отказе в возбуждении уголовного дела без проведения следственных и иных процессуальных действий, направленных на собирание доказательств и установление обстоятельств события, в связи с которым поступило сообщение о преступлении, позволяющих дать ему обоснованную и квалифицированную оценку на предмет наличия или отсутствия признаков преступления, что необходимо для решения вопроса о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела. Тем более положения названной статьи не предполагают повторное — после отмены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела прокурором, руководителем следственного органа или судом — вынесение такого постановления без проведения дополнительной проверки сообщения о преступлении, без выполнения требований и указаний прокурора или руководителя следственного органа, без устранения нарушений закона, на которые указал суд. При этом руководитель следственного органа, следователь, орган дознания и дознаватель не вправе повторно принимать решение об отказе в возбуждении уголовного дела на основе тех же фактических обстоятельств, с опорой на те же материалы проверки сообщения о преступлении, а обязаны после устранения выявленных нарушений вновь оценить как фактическую, так и правовую сторону дела и принять новое процессуальное решение, учитывая, что основанием для возбуждения уголовного дела является наличие данных, указывающих на признаки преступления, и такие сведения, собранные в предусмотренном уголовнопроцессуальным законом порядке, должны быть достаточными и достоверными.

Поскольку основания для возбуждения уголовного дела дают уже сами достаточные данные, указывающие лишь на признаки преступления, а не наличие преступления как такового, отмена постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, а тем более многократная, как незаконного и необоснованного может служить опровержением утверждения об отсутствии признаков преступления, а также оснований для проведения следственных и иных процессуальных действий, направленных на собирание доказательств и установление обстоятельств события, в связи с которым поступило это сообщение.

Из требований части второй статьи 21 УПК Российской Федерации, возлагающей на прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя обязанность в каждом случае обнаружения признаков преступления принять предусмотренные этим Кодексом меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления, во взаимосвязи с его статьями 140, 146 и 148 вытекает обязанность принять необходимые процессуальные меры с тем, чтобы выяснить обстоятельства дела, содержащиеся в сообщении о преступлении, установить в надлежащих процедурах событие произошедшего, не прибегая к поспешным или беспочвенным выводам о прекращении расследования. Иное свидетельствовало бы о прямом и умышленном нарушении требований уголовно-процессуального закона, о злоупотреблении должностными полномочиями, о неисполнении или ненадлежащем исполнении должностными лицами своих процессуальных обязанностей, о недобросовестном или небрежном их отношении к службе, а значит, о причинении вреда интересам правосудия, правам потерпевшего, гарантируемым статьями 45 (часть 1), 46 (часть 1), 52 и 53 Конституции Российской Федерации и охраняемым, кроме прочего, нормами уголовного закона, в частности статьями 285, 286, 293 и 316 УК Российской Федерации (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 12 марта 2019 года N 578-О и от 25 ноября 2020 года N 2618-О).

Не предусматривают иного и положения пункта 4 части второй статьи 37, статей 125 и 144 УПК Российской Федерации, уполномочивающие прокурора в ходе досудебного производства по уголовному делу давать дознавателю письменные указания о направлении расследования, производстве процессуальных действий, а также регламентирующие судебный порядок рассмотрения жалоб и порядок рассмотрения сообщения о преступлении.

Таким образом, оспариваемые А.Ю. Грачевым законоположения сами по себе не нарушают его права. Проверка же и оценка обоснованности конкретных процессуальных действий и решений, принятых в ходе и по результатам проверки сообщения о преступлении, а также правильность применения оспариваемых норм в конкретном деле с учетом его обстоятельств не относятся к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации (статья 125 Конституции Российской Федерации и статья 3 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’).

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Грачева Андрея Юрьевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН