Определение Конституционного Суда РФ от 29.09.2022 N 2184-О

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 сентября 2022 г. N 2184-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

ХРОМОВА СЕРГЕЯ ВЛАДИМИРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ РЯДОМ ПОЛОЖЕНИЙ

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ,

А ТАКЖЕ ЧАСТЬЮ ВТОРОЙ СТАТЬИ 62, СТАТЬЯМИ 159 И 163

УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей А.Ю. Бушева, Г.А. Гаджиева, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина С.В. Хромова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Приговором районного суда от 2 августа 2018 года, частично измененным решениями суда апелляционной инстанции и кассационного суда, гражданин С.В. Хромов признан виновным в совершении четырех преступлений — предусмотренных частью четвертой статьи 159 ‘Мошенничество’, пунктом ‘г’ части второй статьи 163 ‘Вымогательство’ УК Российской Федерации, а также двух преступлений, ответственность за которые установлена пунктом ‘б’ части третьей его статьи 163. Постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 28 сентября 2021 года отказано в передаче для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции жалобы осужденного о пересмотре вынесенных в его отношении судебных решений. При этом наряду с прочим разъяснено, что каждое исследованное судом доказательство оценено с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а все в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела, оснований для оговора осужденного со стороны потерпевших не найдено, доводы С.В. Хромова о непричастности к совершению инкриминируемых преступлений и о наличии у потерпевших перед ним долговых обязательств тщательно проверялись судом и были обоснованно отвергнуты, исходя из установленных судом фактических обстоятельств произошедшего, содеянное квалифицировано правильно.

Заявитель просит признать не соответствующими статьям 2, 17 (части 1 и 2), 18, 22 (часть 1), 45, 46 (часть 1), 49 (части 2 и 3), 50 (часть 2), 52 и 53 Конституции Российской Федерации, а также статьям 5, 6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод следующие законоположения:

пункт 2 части второй статьи 75 ‘Недопустимые доказательства’ и часть четвертую статьи 88 ‘Правила оценки доказательств’ УПК Российской Федерации, как позволяющие основывать обвинительный приговор на производных доказательствах и показаниях заинтересованных в исходе дела потерпевших и свидетелей, а также наделяющие суд неограниченной дискрецией при принятии решения о признании доказательства недопустимым,

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

часть вторую статьи 62 ‘Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств’ УК Российской Федерации, пункт 4 части первой статьи 154 ‘Выделение уголовного дела’, часть первую статьи 317.4 ‘Проведение предварительного следствия в отношении подозреваемого или обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве’ и часть четвертую статьи 317.6 ‘Основания применения особого порядка проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве’ УПК Российской Федерации, как позволяющие выделить из уголовного дела в отдельное производство другое дело в отношении лица, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, и тем нарушающие права обвиняемого по основному уголовному делу, поскольку, по утверждению заявителя, этим заключившее соглашение лицо стимулируется к оговору непричастных граждан относительно соучастия в совершении инкриминированного преступления,

статьи 159 и 163 УК Российской Федерации, поскольку данные нормы, со слов С.В. Хромова, не конкретизируют понятие ‘чужое имущество’, ввиду чего позволяют привлекать к уголовной ответственности в том числе за требование возврата собственного имущества в качестве долга.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, пункт 4 части первой статьи 154 УПК Российской Федерации — согласно которому дознаватель, следователь вправе выделить из уголовного дела в отдельное производство другое уголовное дело в отношении подозреваемого или обвиняемого, с которым прокурором заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, — направлен на защиту интересов лица, заключившего такое соглашение, и не нарушает права иных подозреваемых и обвиняемых по тому же делу (определения от 29 мая 2014 года N 1177-О, от 23 июля 2020 года N 1867-О, от 28 апреля 2022 года N 844-О и др.), как не нарушает права этих лиц и само отдельное расследование и рассмотрение уголовного дела в отношении лица, заключившего такое соглашение (Постановление от 20 июля 2016 года N 17-П), а равно особенности назначения ему наказания (часть вторая статьи 62 УК Российской Федерации).

Равным образом права лица, являющегося обвиняемым по основному уголовному делу, не только не нарушаются, но, напротив, гарантируются в системе действующего правового регулирования наступлением для обвиняемого по выделенному уголовному делу — в случае умышленного сообщения в отношении этого лица ложных сведений или утаивания сведений, свидетельствующих об отсутствии его вины или о наличии вины в менее тяжком преступлении, — неблагоприятных последствий нарушения досудебного соглашения о сотрудничестве, а также необходимостью установления виновности такого лица в процедуре, отвечающей требованиям состязательности и равноправия стороны обвинения и стороны защиты, на основе исследования всех собранных по делу доказательств, лишь одним из которых являются показания обвиняемого, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 июля 2016 года N 17-П).

При этом статья 75 УПК Российской Федерации в развитие статьи 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации устанавливает, что доказательства, полученные с нарушением требований данного Кодекса, являются недопустимыми, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для установления любого из обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу (часть первая), и определяет, какие доказательства относятся к недопустимым (часть вторая). На реализацию указанного правила направлена и часть четвертая статьи 88 УПК Российской Федерации, в соответствии с которой суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном статьями 234 и 235 данного Кодекса, что служит гарантией принятия законного и обоснованного решения по уголовному делу. Кроме того, уголовно-процессуальный закон не содержит положений, освобождающих суд от обязанности исследовать доводы подозреваемого, обвиняемого о признании тех или иных доказательств не имеющими юридической силы и при возникновении сомнений в допустимости или достоверности этих доказательств — отвергнуть их в соответствии с требованиями статей 49 (часть 3) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 октября 2008 года N 527-О-О, от 24 апреля 2018 года N 875-О, от 27 января 2022 года N 142-О и др.).

Соответственно, оспариваемые положения статьи 62 УК Российской Федерации, а также статей 75, 88, 154, 317.4 и 317.6 УПК Российской Федерации не могут расцениваться в качестве нарушающих права С.В. Хромова обозначенным в его жалобе образом.

Что же касается статей 159 и 163 УК Российской Федерации, то нарушение своих прав данными нормами заявитель связывает с их неправомерным, по его мнению, применением в его деле, утверждая, что в его действиях отсутствует обязательный признак состава одних преступлений, также отсутствует само событие другого преступления, а еще одно — требует переквалификации. В то же время в представленных вместе с жалобой судебных решениях, в том числе в постановлении судьи Верховного Суда Российской Федерации от 28 сентября 2021 года об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, содержится вывод о том, что действия заявителя квалифицированы правильно.

Тем самым С.В. Хромов, по существу, предлагает Конституционному Суду Российской Федерации не проверить содержание указанных законоположений, а оценить — с учетом фактических обстоятельств — обоснованность конкретных правоприменительных решений по его делу, что, однако, к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, определенной в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, не относится.

Таким образом, данная жалоба, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хромова Сергея Владимировича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН