Определение Конституционного Суда РФ от 29.01.2019 N 53-О

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 января 2019 г. N 53-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

ЧЕРНОВА ВЛАДИМИРА ВИКТОРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ.1 СТАТЬИ 63

УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина В.В. Чернова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Гражданин В.В. Чернов, осужденный приговором суда от 22 апреля 2016 года к лишению свободы, оспаривает конституционность части первой.1 статьи 63 ‘Обстоятельства, отягчающие наказание’ УК Российской Федерации.

По мнению заявителя, оспариваемая норма не соответствует статьям 2, 15, 17, 18, 21, 45 — 47, 49 (часть 3), 50, 54 (часть 2), 55 и 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку она позволила установить отягчающее обстоятельство (совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения) до принятия и опубликования Федерального закона от 3 июля 2016 года N 328-ФЗ ‘О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в части конкретизации понятия ‘состояние опьянения’.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Формулируя общие признаки субъекта преступления, федеральный законодатель предусмотрел в статье 23 УК Российской Федерации, что лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, новых потенциально опасных психоактивных веществ либо других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности (тем самым физиологическое алкогольное опьянение не отнесено к состоянию невменяемости). Более того, в силу части первой.1 статьи 63 данного Кодекса в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного суд, назначающий наказание, может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением названных средств и веществ. Следовательно, установление факта совершения преступления в состоянии опьянения не исключает уголовную ответственность, но может учитываться при ее индивидуализации (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 25 апреля 2018 года N 17- П).

При этом в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2015 года N 58 ‘О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания’ разъяснено, что в соответствии с частью первой.1 статьи 63 УК Российской Федерации само по себе совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, новых потенциально опасных психоактивных веществ либо других одурманивающих веществ, не является основанием для признания такого состояния обстоятельством, отягчающим наказание, в описательно-мотивировочной части приговора должны быть указаны мотивы, по которым суд пришел к выводу о необходимости признания указанного состояния лица в момент совершения преступления отягчающим обстоятельством (абзац первый пункта 31).

Тем самым часть первая.1 статьи 63 УК Российской Федерации направлена — в развитие принципа справедливости — на обеспечение дифференциации уголовной ответственности (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 29 марта 2016 года N 620-О, от 25 января 2018 года N 244-О и от 25 октября 2018 года N 2765-О) и подлежит применению с учетом общих правил действия уголовного закона во времени. Так, статья 9 УК Российской Федерации, являясь одной из норм, определяющих пределы действия уголовного закона во времени, позволяющие гражданам сообразовывать с его предписаниями свое поведение — как дозволенное, так и запрещенное — и предвидеть вызываемые этим поведением последствия, формулирует в части первой правило перспективного действия уголовного закона. Данное правило предполагает распространение уголовного закона на совершаемые лишь после его вступления в силу общественно опасные деяния, образующие основание для возникновения уголовно-охранительных правоотношений, а значит, допускает возложение уголовной ответственности за нарушения только тех уголовно-правовых запретов, которые были введены до совершения возбраняемых ими деяний и вследствие этого могли быть приняты во внимание виновными в их нарушении лицами (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 13 февраля 2018 года N 248-О и от 27 сентября 2018 года N 2164-О).

Часть первая.1 статьи 63 УК Российской Федерации введена в действие Федеральным законом от 21 октября 2013 года N 270-ФЗ. А Федеральный закон от 3 июля 2016 года N 328-ФЗ лишь заменил в ней слова ‘наркотических средств’ словами ‘наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, новых потенциально опасных психоактивных веществ’.

Таким образом, оспариваемая заявителем норма не может расцениваться как нарушающая его конституционные права в обозначенном им аспекте, а потому данная жалоба, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Чернова Владимира Викторовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН