Определение Конституционного Суда РФ от 29.01.2019 N 38-О

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 января 2019 г. N 38-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

КОСТАРЕВА ОЛЕГА ВЛАДИМИРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 10 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ПУНКТОМ 13

СТАТЬИ 397 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина О.В. Костарева к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Гражданин О.В. Костарев, отбывающий наказание в виде пожизненного лишения свободы, просит признать не соответствующими статьям 15 (часть 2), 46 (часть 1) и 54 Конституции Российской Федерации статью 10 ‘Обратная сила уголовного закона’ УК Российской Федерации и пункт 13 статьи 397 ‘Вопросы, подлежащие рассмотрению судом при исполнении приговора’ УПК Российской Федерации.

По мнению заявителя, оспариваемые нормы неконституционны, поскольку позволяют суду смягчать наказание только по правилам нового уголовного закона, улучшающего положение осужденного, не применяя к нему действующие на момент совершения преступления более благоприятные правила назначения наказания при наличии смягчающих обстоятельств, установленные статьей 62 УК Российской Федерации, а также не обязывают суд устранять ранее допущенные судебные ошибки или уведомлять о необходимости их исправления компетентные органы.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Статья 10 УК Российской Федерации в развитие положений статьи 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации закрепляет, что уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость (часть первая), если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом (часть вторая). Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, предписание о смягчении назначенного по приговору суда наказания в пределах, предусмотренных новым уголовным законом, предполагает необходимость применения всей совокупности норм Уголовного кодекса Российской Федерации — как Общей, так и Особенной его частей (Постановление от 20 апреля 2006 года N 4-П, определения от 15 июля 2008 года N 464-О-О, от 16 декабря 2010 года N 1673-О-О, от 23 апреля 2013 года N 564-О и др.). Тем самым в уголовно-правовых отношениях обеспечивается реализация принципов справедливости (преамбула Конституции Российской Федерации, статья 6 УК Российской Федерации) и равенства всех перед законом и судом (статья 19 Конституции Российской Федерации, статья 4 УК Российской Федерации).

Законодатель, принимая закон, устраняющий или смягчающий уголовную ответственность, по-новому определяет характер и степень общественной опасности тех или иных преступлений и правовой статус лиц, их совершивших. При этом лицу, совершившему преступление, определяется справедливое наказание, соответствующее характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного, только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина, и исходя из требований нового уголовного закона, смягчающего наказание или иным образом улучшающего его положение (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2011 года N 1393-О-О, от 16 февраля 2012 года N 297-О-О, от 21 марта 2013 года N 480-О, от 22 января 2014 года N 88-О, от 28 июня 2018 года N 1447-О и др.). Действующие в настоящее время положения части третьей статьи 62 УК Российской Федерации, исключающие применение положений ее части первой, если соответствующей статьей Особенной части данного Кодекса предусмотрены пожизненное лишение свободы или смертная казнь, и устанавливающие, что в этом случае наказание назначается в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части данного Кодекса, дифференцируют ответственность с учетом общественной опасности преступного деяния (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 23 апреля 2013 года N 569-О, от 16 июля 2013 года N 1128-О, от 17 июля 2014 года N 1640-О, от 23 октября 2014 года N 2508-О, от 17 февраля 2015 года N 307-О, от 16 июля 2015 года N 1589-О, от 23 июня 2016 года N 1273-О, от 28 февраля 2017 года N 352-О и др.).

Что же касается пункта 13 статьи 397 УПК Российской Федерации, то он лишь относит к числу вопросов, разрешаемых судом на стадии исполнения приговора, вопрос об освобождении от наказания или о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу, в соответствии со статьей 10 УК Российской Федерации и уголовно-правовые отношения не регламентирует (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 марта 2013 года N 482-О, от 25 сентября 2014 года N 2171-О, от 22 декабря 2015 года N 2975-О, от 26 мая 2016 года N 1143-О, от 27 июня 2017 года N 1415-О, от 27 марта 2018 года N 833-О и др.).

Таким образом, оспариваемые нормы не могут расцениваться как нарушающие права заявителя, а потому его жалоба, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Костарева Олега Владимировича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН