Определение Конституционного Суда РФ от 28.06.2018 N 1527-О

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 июня 2018 г. N 1527-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ АКЦИОНЕРНОГО

ОБЩЕСТВА ‘КРАМАКС’ НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ

И СВОБОД ЧАСТЬЮ 1 СТАТЬИ 170.1 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ, ПОДПУНКТОМ 4 ПУНКТА 1 СТАТЬИ 333.36 НАЛОГОВОГО

КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, СТАТЬЯМИ 181.3, 181.5, ПУНКТОМ

2 СТАТЬИ 861 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ,

А ТАКЖЕ СТАТЬЕЙ 228 ТРУДОВОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы АО ‘КРАМАКС’ к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Определением суда общей юрисдикции исковое заявление АО ‘КРАМАКС’ к гражданину П. о взыскании денежной суммы было оставлено без движения. При этом суд, в частности, пришел к выводу, что данный спор не вытекает из уголовного дела и не связан с вопросами возмещения ущерба, причиненного преступлением, соответственно, истец не освобождается от уплаты государственной пошлины по основанию, предусмотренному подпунктом 4 пункта 1 статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации.

Решением того же суда общей юрисдикции были оставлены без удовлетворения исковые требования АО ‘КРАМАКС’ к гражданину П. об истребовании компьютера из чужого незаконного владения и взыскании денежной суммы за ущерб, причиненный в результате неправомерных действий, связанных с фальсификацией Единого государственного реестра юридических лиц. Апелляционным определением данное решение в части отказа в удовлетворении иска о взыскании ущерба было отменено и в этой части принято новое решение, которым исковые требования АО ‘КРАМАКС’ удовлетворены частично. При этом, оценив представленные по делу доказательства, в том числе постановление следователя о прекращении в связи с актом об амнистии уголовного дела по обвинению гражданина П. в совершении преступления, предусмотренного частью первой статьи 170.1 ‘Фальсификация единого государственного реестра юридических лиц, реестра владельцев ценных бумаг или системы депозитарного учета’ УК Российской Федерации, суд апелляционной инстанции признал доказанными факты совершения ответчиком действий, связанных с внесением недостоверных сведений в отношении АО ‘КРАМАКС’ в Единый государственный реестр юридических лиц, и согласился с доводом истца об ответственности ответчика за убытки, связанные с устранением нарушения права юридического лица.

Кроме того, решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения определением суда апелляционной инстанции, было отказано в удовлетворении административного иска АО ‘КРАМАКС’ и генерального директора общества к Государственной инспекции труда в городе Москве об оспаривании заключения, составленного в связи с наступлением несчастного случая с работником АО ‘КРАМАКС’ на башенном кране, и предписания государственного инспектора труда, в которых указывалось на ряд нарушений норм действующего законодательства, в том числе правил безопасности опасных производственных объектов, а также возлагалась обязанность совершить определенные действия. При этом суды пришли к выводу, что административными истцами не представлено достоверных и допустимых доказательств, подтверждающих тот факт, что на момент наступления несчастного случая башенный кран находился в технически исправном состоянии, а оспариваемые заключение и предписание соответствуют действующему законодательству и вынесены должностным лицом в пределах его компетенции и при наличии к тому оснований.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации АО ‘КРАМАКС’ просит признать часть первую статьи 170.1 УК Российской Федерации не соответствующей статьям 19, 35, 45 и 55 Конституции Российской Федерации в той мере, в какой по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, она не позволяет инициировать уголовное преследование физического лица без предварительного признания его нелегитимным единоличным исполнительным органом юридического лица в отдельном исковом производстве, препятствует признанию факта причинения имущественного вреда юридическому лицу непосредственно действиями, расцененными органом предварительного расследования как фальсификация Единого государственного реестра юридических лиц, и позволяет требовать возмещения такого вреда лишь в случае вынесения в ходе уголовного судопроизводства решения о признании юридического лица потерпевшим.

Также заявитель оспаривает конституционность подпункта 4 пункта 1 статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации, полагая, что он противоречит статьям 19 и 45 Конституции Российской Федерации, поскольку позволяет освобождать от уплаты государственной пошлины истцов по искам о возмещении имущественного вреда, причиненного только преступлением против собственности, исключая тем самым освобождение от уплаты государственной пошлины истцов по искам о возмещении имущественного вреда, причиненного преступлением в сфере экономической деятельности.

Кроме того, АО ‘КРАМАКС’ просит проверить конституционность статей 181.3, 181.5 и пункта 2 статьи 861 ГК Российской Федерации. По мнению заявителя, данные законоположения противоречат статьям 19, 35 и 55 Конституции Российской Федерации в той мере, в какой по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, они не возлагают на суд обязанность устанавливать факт ничтожности решения юридического лица в мотивировочной и резолютивной части судебного акта, обязывают суд оценивать решение юридического лица как ничтожное лишь по спорам, вытекающим из корпоративных отношений, позволяют суду оценивать решение юридического лица как ничтожное лишь в случае, если данное решение было оспорено в рамках отдельного искового производства, а также отождествляют такие понятия, как ‘оформление расчетных отношений’ и ‘исполнение денежных обязательств’.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации заявитель оспаривает и конституционность статьи 228 Трудового кодекса Российской Федерации об обязанностях работодателя при несчастном случае, полагая, что она не соответствует статьям 19, 45 и 55 Конституции Российской Федерации в той мере, в какой по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, она позволяет освободить работодателя от ответственности только при подтверждении того факта, что единственной причиной повреждения здоровья работника явилось его состояние алкогольного опьянения, а также допускает доказывание факта отсутствия вины работодателя в причинении вреда здоровью работника, возникшего в результате несчастного случая, только определенными средствами доказывания.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, поскольку статья 118 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации устанавливает, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства, постольку предполагается, что один вид судопроизводства не должен смешиваться с другим и подменять его собой (Постановление от 8 ноября 2016 года N 22-П), нормы же уголовного закона, как следует из взаимосвязанных положений статей 2 и 3 УК Российской Федерации, статей 1, 24, 27 и 73 УПК Российской Федерации, служат материально-правовой предпосылкой для уголовно-процессуальной деятельности (Постановление от 19 ноября 2013 года N 24-П).

Представленными в Конституционный Суд Российской Федерации материалами не подтверждается применение судом в ходе уголовного судопроизводства статьи 170.1 УК Российской Федерации, которая является нормой уголовного закона и не регламентирует уголовно-процессуальную деятельность, в том числе осуществление уголовного преследования, а также вопросы взыскания вреда, причиненного преступлением.

Вместе с тем, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации, при рассмотрении в порядке гражданского судопроизводства иска о возмещении ущерба, причиненного подвергавшимся уголовному преследованию лицом, данные предварительного расследования, включая сведения об установленных органом предварительного расследования фактических обстоятельствах совершенного деяния, содержащиеся в решении о прекращении в отношении этого лица уголовного дела на стадии досудебного производства в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, могут в силу части первой статьи 67 и части первой статьи 71 ГПК Российской Федерации быть приняты судом в качестве письменных доказательств, которые — наряду с другими имеющимися в деле доказательствами — он обязан оценивать по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании (Постановление от 8 ноября 2016 года N 22-П). Указанная правовая позиция применима и к вопросам взыскания материального ущерба с лица, в отношении которого уголовное дело или уголовное преследование было прекращено на стадии досудебного производства по нереабилитирующему основанию (в том числе в связи с амнистией).

Приложенными к жалобе АО ‘КРАМАКС’ судебными постановлениями по административному исковому заявлению к Государственной инспекции труда в городе Москве об оспаривании заключения и предписания государственного инспектора труда не подтверждается и применение статьи 228 Трудового кодекса Российской Федерации. Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, само по себе упоминание обжалуемого нормативного положения в тексте судебного постановления еще не свидетельствует о его применении судом (определения от 23 октября 2014 года N 2484-О, от 16 июля 2015 года N 1743-О и др.).

Следовательно, в указанной части по смыслу статей 96 и 97 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’ данная жалоба не может быть признана допустимой.

2.2. Согласно Конституции Российской Федерации каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы (статья 57). К федеральным сборам относится и государственная пошлина (пункт 10 статьи 13 Налогового кодекса Российской Федерации), взимаемая с лиц, указанных в статье 333.17 данного Кодекса. Предусмотрев обязанность по уплате сбора в виде государственной пошлины, федеральный законодатель в статье 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации установил перечень случаев, когда лица при обращении в судебные органы освобождаются от ее уплаты. В частности, в целях обеспечения прав потерпевших от преступлений на компенсацию причиненного ущерба законодатель в подпункте 4 пункта 1 статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации освободил их от уплаты государственной пошлины по искам о возмещении имущественного и (или) морального вреда, причиненного преступлением. Учитывая, что оспариваемое законоположение, исходя из его содержания, направлено на правовое регулирование вопроса о предоставлении льготы, само по себе оно не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя в указанном им аспекте.

Разрешение же вопроса о том, какие нормы права подлежали применению в конкретном деле заявителя с учетом предмета и основания его иска, а также проверка законности и обоснованности принятых в отношении него судебных актов к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, не относятся.

2.3. В соответствии со статьей 181.3 ГК Российской Федерации решение собрания недействительно по основаниям, установленным данным Кодексом или иными законами, в силу признания его таковым судом (оспоримое решение) или независимо от такого признания (ничтожное решение), недействительное решение собрания оспоримо, если из закона не следует, что решение ничтожно. При этом статья 181.5 данного Кодекса определяет перечень случаев, в которых, если иное не предусмотрено законом, решение собрания признается ничтожным.

Правовое регулирование, установленное данными нормами, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 29 января 2018 года N 5-П, носит общий характер и призвано обеспечить защиту прав и законных интересов как самих участников гражданско-правового сообщества, так и иных лиц, для которых принятые собранием решения также могут порождать определенные правовые последствия.

Данные законоположения, равно как и нормы пункта 2 статьи 861 ГК Российской Федерации о порядке расчетов между юридическими лицами, а также расчетов с участием граждан, связанных с осуществлением ими предпринимательской деятельности, которые не содержат какой-либо неопределенности используемых в них понятий, не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя по доводам, изложенным в жалобе.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы акционерного общества ‘КРАМАКС’, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН