Определение Конституционного Суда РФ от 28.04.2022 N 871-О

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 апреля 2022 г. N 871-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНКИ

ИВАНОВОЙ ИНГИ ИРИКОВНЫ НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ

СТАТЬЯМИ 30 И 228.1 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

город Санкт-Петербург 28 апреля 2022 года Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя

В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, Г.А. Гаджиева, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданки И.И. Ивановой к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Приговором районного суда от 4 июня 2015 года, частично измененным постановлением суда кассационной инстанции от 9 марта 2016 года, гражданка И.И. Иванова признана виновной в совершении ряда преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств, в том числе двух деяний, уголовная ответственность за которые установлена пунктами ‘а’, ‘б’ части третьей статьи 228.1 УК Российской Федерации. Как установил суд, заявительница, действуя в составе группы лиц по предварительному сговору, в рамках двух отдельных эпизодов незаконно сбыла третьим лицам наркотические средства в значительном размере, после чего эти лица были задержаны в ходе проводившихся оперативно-розыскных мероприятий ‘наблюдение’, а приобретенные ими наркотические средства изъяты. С учетом этого суд констатировал, что осужденные свой преступный умысел, направленный на незаконный сбыт наркотического средства, довели до конца.

Постановлением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 16 января 2017 года отказано в передаче жалобы И.И. Ивановой для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции ввиду отсутствия существенных нарушений закона, повлиявших на исход дела, с чем, в свою очередь, согласился заместитель Председателя того же суда (письмо от 30 сентября 2021 года).

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

При этом довод заявительницы о неправильной квалификации ее действий по указанным эпизодам в качестве оконченных преступлений — поскольку оба раза наркотическое средство изымалось из незаконного оборота в ходе проведенных оперативно-розыскных мероприятий ‘проверочная закупка’ — отвергнут. Разъяснено, что ссылка осужденной на положения пункта 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 года N 14 ‘О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами’ в действовавшей на момент совершения инкриминированных ей преступлений редакции — согласно которой, в частности, в тех случаях, когда передача наркотического средства осуществляется в ходе проверочной закупки, проводимой представителями правоохранительных органов в соответствии с Федеральным законом от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ ‘Об оперативно-розыскной деятельности’, содеянное следует квалифицировать по части третьей статьи 30 и соответствующей части статьи 228.1 УК Российской Федерации (т.е. как покушение на совершение такого преступления), поскольку в этих случаях происходит изъятие наркотического средства, психотропного вещества или растения, содержащего наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, из незаконного оборота, — несостоятельна ввиду того, что оперативно-розыскных мероприятий ‘проверочная закупка’ ни в отношении сбытчиков, ни в отношении приобретателей не проводилось. С учетом этого, а также направленности умысла осужденной на незаконный сбыт наркотических средств, обстоятельств его реализации констатировано, что отсутствуют основания расценивать ее действия как неоконченные составы преступлений.

В этой связи И.И. Иванова просит признать не соответствующими статьям 18 и 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации статьи 30 ‘Приготовление к преступлению и покушение на преступление’ и 228.1 ‘Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества’ УК Российской Федерации. По утверждению заявительницы, при квалификации ее действий судами было допущено неправильное применение уголовного закона, поскольку до внесения изменений в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 года N 14 (т.е. до 30 июня 2015 года) не существовало понятия оконченного состава преступления применительно к статье 228.1 УК Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Уголовный кодекс Российской Федерации, определяя основанием уголовной ответственности совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного данным Кодексом (статья 8), а преступлением — виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное им под угрозой наказания (часть первая статьи 14), признает покушением на преступление умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам (часть третья статьи 30). Если же в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного указанным Кодексом, преступление признается оконченным (часть первая статьи 29).

Часть первая статьи 228.1 УК Российской Федерации, закрепляющая признаки состава такого преступления, как незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, применяется во взаимосвязи с положениями Общей части данного Кодекса, а также с учетом разъяснений, которые даны Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 15 июня 2006 года N 14. Согласно данным разъяснениям (как в текущей редакции, так и в действовавшей на момент совершения заявительницей инкриминированных преступлений), под незаконным сбытом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, следует понимать любые способы их возмездной либо безвозмездной реализации, передачи другим лицам (продажу, дарение, обмен, уплату долга, дачу взаймы и т.д.) (абзац первый пункта 13). Соответственно, в результате избираемой виновным формы реализации (отчуждения) таких предметов они передаются (поступают) в незаконное владение и (или) пользование другого лица, что означает оконченность незаконного сбыта, а последующее их обнаружение у этого лица — в том числе при проведении в его отношении оперативно-розыскных мероприятий — влечет пресечение совершаемого уже им незаконного их оборота (в виде хранения или иных действий) (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 24 марта 2015 года N 688-О).

Таким образом, оспариваемые законоположения не содержат неопределенности, в результате которой лицо было бы лишено возможности осознать противоправность своих действий и предвидеть наступление ответственности за их совершение и которая препятствовала бы единообразному пониманию и применению данных норм правоприменительными органами, а потому не могут расцениваться в качестве нарушающих права заявительницы в обозначенном ею аспекте.

Проверка же правильности квалификации содеянного И.И. Ивановой с учетом обстоятельств ее дела, к чему, по существу, сводятся доводы ее обращения, не относится к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, как они закреплены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ивановой Инги Ириковны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН