Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.2023 N 453-О

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 февраля 2023 г. N 453-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

АНИКИНА АЛЕКСАНДРА ГЕННАДЬЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 132 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей А.Ю. Бушева, Г.А. Гаджиева, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.Г. Аникина к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Гражданин А.Г. Аникин, отбывающий наказание в виде лишения свободы, утверждает, что статья 132 ‘Насильственные действия сексуального характера’ УК Российской Федерации противоречит статьям 1 (часть 1), 15 (части 1 и 4), 17 (часть 1), 18, 19 (часть 1), 48, 49, 50 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3), 120 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации. По мнению заявителя, данная норма позволяет суду привлекать к уголовной ответственности за насильственные действия сексуального характера, совершенные в отношении несовершеннолетнего, не достигшего двенадцатилетнего возраста, лицо, совершившее развратные действия, не связанные с непосредственным физическим контактом с телом потерпевшего, формально ссылаясь на примечание к статье 131 данного Кодекса, игнорируя закрепленный уголовным законом принцип вины.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Любое посягательство на личность, ее права и свободы, а тем более на физическую неприкосновенность является одновременно и посягательством на человеческое достоинство, поскольку человек становится объектом произвола и насилия. С учетом этого государство обязано предусмотреть меры предупреждения общественно опасных деяний, посягающих на неприкосновенность личности, обеспечить эффективное противодействие физическому насилию, а также вправе, приняв к сведению тяжесть и степень распространенности таких деяний, выбрать ту или иную конструкцию состава правонарушения, установить признаки противоправности деяния, вид ответственности за его совершение, конкретизировать меры наказания, учитывая особую конституционную значимость достоинства личности и права на личную неприкосновенность, необходимость повышенной их защиты, обеспечивая при этом соразмерность ответственности ценностям, охраняемым законом, включая уголовный, при строгом соблюдении принципов равенства и справедливости (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 8 апреля 2021 года N 11-П).

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Конституционный Суд Российской Федерации подчеркивал приоритетность обеспечения по отношению к несовершеннолетним защиты достоинства личности, права на свободу и личную неприкосновенность, с тем чтобы гарантировать безопасность каждого ребенка от преступных посягательств, тем более сопряженных с неблагоприятным воздействием на его нравственность и психику, которое может существенно повлиять на развитие его личности (Постановление от 18 июля 2013 года N 19-П). В силу конституционных предписаний законодатель обязан дополнительно учитывать особую социальную и психологическую незрелость несовершеннолетних, вводя адекватные меры уголовной ответственности за такие посягательства на их достоинство, которые нарушают нормальное нравственное и психоэмоциональное развитие (Определение от 9 июня 2022 года N 1455-О).

Для достижения конституционно значимой цели обеспечения правовых гарантий защиты несовершеннолетних от сексуального совращения и сексуальных злоупотреблений со стороны взрослых законодатель дополнил статью 131 УК Российской Федерации примечанием. Согласно этому примечанию к преступлениям, предусмотренным пунктом ‘б’ части четвертой этой статьи и пунктом ‘б’ части четвертой статьи 132 данного Кодекса, относятся также деяния, подпадающие под признаки преступлений, предусмотренных частями третьей — пятой статьи 134 и частями второй — четвертой статьи 135 данного Кодекса, совершенные в отношении лица, не достигшего двенадцатилетнего возраста, поскольку такое лицо в силу возраста находится в беспомощном состоянии, т.е. не может понимать характер и значение совершаемых с ним действий. Тем самым это примечание определило двенадцатилетний возраст как возраст, безусловно свидетельствующий о беспомощном состоянии потерпевшего, которое является одним из признаков преступлений, предусмотренных статьями 131 и 132 данного Кодекса, что направлено на охрану половой неприкосновенности лиц, не достигших установленного возраста (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25 сентября 2014 года N 2214-О, от 21 мая 2015 года N 1173-О и N 1174-О, от 29 сентября 2015 года N 1969-О, от 25 февраля 2016 года N 286-О, от 23 ноября 2017 года N 2765-О и др.).

Действуя во взаимосвязи с этим примечанием, статья 132 УК Российской Федерации предусматривает уголовную ответственность за насильственные действия сексуального характера, т.е. за мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему (потерпевшей) или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей), если они совершены в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста (пункт ‘б’ части четвертой). В свою очередь, статья 135 данного Кодекса предусматривает уголовную ответственность за совершение развратных действий без применения насилия лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении лица, не достигшего шестнадцатилетнего возраста (часть первая), и за то же деяние, совершенное в отношении лица, достигшего двенадцатилетнего возраста, но не достигшего четырнадцатилетнего возраста (часть вторая).

При этом статья 132 УК Российской Федерации подлежит применению во взаимосвязи с положениями Общей части данного Кодекса, в том числе определяющими принцип и формы вины, основание уголовной ответственности (статьи 5, 8, 24 и 25), с учетом фактических обстоятельств конкретного дела и исходя из разъяснений, содержащихся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2014 года N 16 ‘О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности’. Согласно этим разъяснениям к развратным действиям относятся любые действия, кроме полового сношения, мужеложства и лесбиянства, направленные на удовлетворение сексуального влечения виновного или имеющие цель вызвать сексуальное возбуждение у потерпевшего либо пробудить у него интерес к сексуальным отношениям, развратными могут признаваться и такие действия, при которых непосредственный физический контакт с телом потерпевшего отсутствовал, включая действия, совершенные с использованием сети Интернет, иных информационно-телекоммуникационных сетей (пункт 17), они могут быть квалифицированы по пункту ‘б’ части четвертой статьи 132 данного Кодекса лишь при доказанности умысла на совершение развратных действий в отношении лица, не достигшего двенадцатилетнего возраста (пункт 21). Следовательно, приведенные нормы уголовного закона не содержат неопределенности, в результате которой лицо было бы лишено возможности осознавать противоправность своего деяния и которая препятствовала бы единообразному их пониманию и применению правоприменительными органами (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 24 ноября 2016 года N 2550-О, от 21 ноября 2022 года N 2974-О и др.).

Таким образом, оспариваемая заявителем норма уголовного закона не может расцениваться как нарушающая его конституционные права в указанном им аспекте, а потому данная жалоба, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Аникина Александра Геннадьевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН