Определение Конституционного Суда РФ от 27.06.2017 N 1412-О

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 июня 2017 г. N 1412-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

КОЛУПАЕВА ОЛЕГА ВЛАДИМИРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 290 УГОЛОВНОГО

КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина О.В. Колупаева к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин О.В. Колупаев оспаривает конституционность части первой статьи 290 ‘Получение взятки’ УК Российской Федерации.

По мнению заявителя, эта норма противоречит статье 49 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку, позволяя привлекать должностное лицо к уголовной ответственности за получение взятки за совершение в пользу взяткодателя действий (бездействие), если оно в силу должностного положения может способствовать указанным действиям (бездействию), не конкретизирует понятие ‘способствовать’.

Как следует из представленных материалов, приговором суда О.В. Колупаев был осужден за получение им как должностным лицом взятки в виде денег в крупном размере за совершение в пользу взяткодателя действий, которые входили в его служебные полномочия, а также действий, которым он мог способствовать в силу должностного положения. По оценке суда, О.В. Колупаев, будучи заместителем прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях, получил денежные средства за совершение в отношении осужденного Х. действий по снятию с него взысканий и недопущению наложения администрацией исправительной колонии новых взысканий, а также за совершение действий, которым он мог способствовать в силу своего должностного положения, связанных с поддержанием должностными лицами этого исправительного учреждения ходатайства осужденного Х. о его условно-досрочном освобождении.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Российская Федерация как правовое демократическое государство (статья 1, часть 1, Конституции Российской Федерации) вправе и обязана принимать для эффективного противодействия коррупции все необходимые правовые меры (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 года N 26-П).

В сфере уголовно-правового регулирования — в силу статьи 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации, основанной на принципе nullum crimen, nulla poena sine lege (нет преступления, нет наказания без указания на то в законе), — особое значение приобретает требование определенности правовых норм, поскольку, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, уголовное законодательство является по своей природе крайним (исключительным) средством, с помощью которого государство реагирует на факты противоправного поведения в целях охраны общественных отношений, если она не может быть обеспечена должным образом с помощью правовых норм иной отраслевой принадлежности, соответственно, уголовная ответственность может считаться законно установленной лишь при условии, что она соразмерна характеру и степени общественной опасности криминализируемого противоправного деяния, а его составообразующие признаки, наличие которых в совершенном деянии, будучи основанием уголовной ответственности, позволяет отграничивать его от иных противоправных, а тем более законных деяний, точно и недвусмысленно определены в уголовном законе, непротиворечиво вписывающемся в общую систему правового регулирования (Постановления от 27 мая 2008 года N 8-П, от 13 июля 2010 года N 15-П, от 17 июня 2014 года N 18-П, от 16 июля 2015 года N 22-П и др.).

Часть первая статьи 290 УК Российской Федерации, закрепляя общие признаки получения взятки, определяет это преступление как получение должностным лицом, иностранным должностным лицом либо должностным лицом публичной международной организации лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества либо в виде незаконных оказания ему услуг имущественного характера, предоставления иных имущественных прав (в том числе когда взятка по указанию должностного лица передается иному физическому или юридическому лицу) за совершение действий (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если указанные действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо если оно в силу должностного положения может способствовать указанным действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе.

Введение такого уголовно-правового запрета согласуется и с требованиями Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию (принята в Страсбурге 27 января 1999 года), статья 3 которой предписывает принятие таких законодательных и иных мер, которые могут потребоваться для того, чтобы признать в качестве уголовных правонарушений в соответствии с внутренним правом государства прямое или косвенное преднамеренное испрашивание или получение каким-либо из его публичных должностных лиц какого-либо неправомерного преимущества для самого этого лица или любого иного лица, или же принятие предложения или обещания такого преимущества, с тем чтобы это должностное лицо совершило действия или воздержалось от их совершения при осуществлении своих функций.

Согласно разъяснениям, данным в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 июля 2013 года N 24 ‘О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях’, способствование должностным лицом в силу своего должностного положения совершению действий (бездействию) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц выражается в использовании взяткополучателем авторитета и иных возможностей занимаемой должности для оказания воздействия на других должностных лиц в целях совершения ими указанных действий (бездействия) по службе, такое воздействие заключается в склонении другого должностного лица к совершению соответствующих действий (бездействию) путем уговоров, обещаний, принуждения и др., при этом получение должностным лицом вознаграждения за использование исключительно личных, не связанных с его должностным положением, отношений не может квалифицироваться по статье 290 УК Российской Федерации (пункт 4).

При этом, в частности, Федеральный закон от 17 января 1992 года N 2202-I ‘О прокуратуре Российской Федерации’, определяя предмет надзора за исполнением законов администрациями органов и учреждений, исполняющих наказание и назначаемые судом меры принудительного характера, администрациями мест содержания задержанных и заключенных под стражу (статья 32), закрепляет полномочия прокурора при осуществлении такого надзора (статья 33) и устанавливает обязательность исполнения постановлений и требований прокурора для администрации, а также органов, исполняющих приговоры судов (статья 34).

Соответственно, действуя в системе правового регулирования, часть первая статьи 290 УК Российской Федерации не содержит какой-либо неопределенности, допускающей ее произвольное применение, в том числе без учета служебных полномочий конкретного должностного лица.

Таким образом, оспариваемая О.В. Колупаевым норма не может расцениваться как нарушающая его конституционные права в указанном им аспекте, а потому его жалоба, как не отвечающая критерию допустимости, закрепленному в Федеральном конституционном законе ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Колупаева Олега Владимировича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН