Определение Конституционного Суда РФ от 26.03.2019 N 849-О

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 марта 2019 г. N 849-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ РЕГИОНАЛЬНОЙ

ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СОДЕЙСТВИЯ ПРОСВЕЩЕНИЮ ГРАЖДАН

‘ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР ‘СОВА’ НА НАРУШЕНИЕ

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД СТАТЬЕЙ 10.3 ФЕДЕРАЛЬНОГО

ЗАКОНА ‘ОБ ИНФОРМАЦИИ, ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЯХ И О ЗАЩИТЕ

ИНФОРМАЦИИ’, ПУНКТОМ 2 СТАТЬИ 1 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА

‘О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН ‘ОБ ИНФОРМАЦИИ,

ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЯХ И О ЗАЩИТЕ ИНФОРМАЦИИ’ И СТАТЬИ

29 И 402 ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ’

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы Региональной общественной организации содействия просвещению граждан ‘Информационно-аналитический центр ‘Сова’ к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Региональная общественная организация содействия просвещению граждан ‘Информационно-аналитический центр ‘Сова’ оспаривает конституционность статьи 10.3 Федерального закона от 27 июля 2006 года N 149-ФЗ ‘Об информации, информационных технологиях и о защите информации’, обязывающей оператора поисковой системы, распространяющего в сети ‘Интернет’ рекламу, направленную на привлечение внимания потребителей, находящихся на территории Российской Федерации, по требованию гражданина (физического лица) прекратить выдачу сведений об указателе страницы сайта в сети ‘Интернет’, позволяющих получить доступ к информации о физическом лице, распространяемой с нарушением законодательства Российской Федерации, являющейся недостоверной, а также неактуальной, утратившей значение для физического лица в силу последующих событий или действий физического лица, за исключением информации о событиях, содержащих признаки уголовно наказуемых деяний, сроки привлечения к уголовной ответственности по которым не истекли, и информации о совершении гражданином преступления, по которому не снята или не погашена судимость.

Кроме того, заявитель оспаривает конституционность пункта 2 статьи 1 Федерального закона от 13 июля 2015 года N 264-ФЗ ‘О внесении изменений в Федеральный закон ‘Об информации, информационных технологиях и о защите информации’ и статьи 29 и 402 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации’, которым Федеральный закон ‘Об информации, информационных технологиях и о защите информации’ был дополнен оспариваемой статьей 10.3 ‘Обязанности оператора поисковой системы’.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Как следует из представленных материалов, Региональная общественная организация содействия просвещению граждан ‘Информационно-аналитический центр ‘Сова’ обратилась в арбитражный суд с иском, в котором требовала признать незаконными действия компании ‘Гугл Инк.’ и ООО ‘Гугл’ по прекращению выдачи поисковой системой Google Search (поиск Google) ссылок, позволяющих получить доступ к ряду материалов, размещенных на принадлежащем истцу сайте. При этом заявитель указал, что данные материалы содержат информацию о признании судом в 2006 году нескольких граждан виновными в совершении преступления, предусмотренного пунктом ‘а’ части второй статьи 282 ‘Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства’ УК Российской Федерации. Решением арбитражного суда, оставленным без изменения арбитражным судом апелляционной инстанции, заявителю было отказано в удовлетворении исковых требований. Как установили суды, ООО ‘Гугл’ не является надлежащим ответчиком, а компания ‘Гугл Инк.’ прекратила выдачу только конкретной веб-ссылки на информацию по конкретному имени, а не заблокировала поиск по иным запросам и не удалила саму информацию. Суды также пришли к выводу, что заявителем не доказан факт исключения из результатов поиска ссылок на сайт истца, поскольку поисковая система выдает информацию, в защиту распространения которой выступает заявитель, при запросе, содержащем фамилии, имена и отчества осужденных граждан. Кроме того, поиск данной информации доступен по любым иным запросам, связанным с ее содержанием (по словам заголовка, фрагментам текста и т.д.).

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения необоснованно ограничивают распространение общественно значимой информации об уголовных правонарушениях, а потому противоречат статьям 17 (часть 3), 19 (часть 1), 29 (части 1 и 4), 46 (часть 1) и 123 (части 1 и 3) Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Конституция Российской Федерации гарантирует каждому право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну (статья 23, часть 1) и запрещает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия (статья 24, часть 1). При этом каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, гарантируется свобода массовой информации, цензура запрещается (статья 29, части 4 и 5).

Указанные фундаментальные права, общепризнанные в правовых демократических государствах — постольку, поскольку они защищают являющиеся одинаково значимыми интерес частного лица в обеспечении его приватности, с одной стороны, и интерес широкой общественности в доступе к информации — с другой, — не находятся в состоянии главенства и подчинения и не обладают безусловным приоритетом друг перед другом (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 12 февраля 2019 года N 274-О).

Как ранее указывал Конституционный Суд Российской Федерации, особый характер прав личности, гарантированных статьями 23 и 24 (часть 1) Конституции Российской Федерации, распространяется в том числе и на производные от них права (право на защиту персональных данных, ‘право на забвение’ в сети ‘Интернет’). При этом данные конституционные законоположения не исключают, что в некоторых случаях, особенно если речь идет об информации, которая не относится к сфере частной жизни лица в ее узком понимании, указанные права могут быть ограничены путем обеспечения доступа общественности к соответствующей информации в целях защиты конституционно охраняемых ценностей, имеющих в конкретной ситуации превалирующее значение (Определение от 26 ноября 2018 года N 3087-О).

Оспариваемая заявителем статья 10.3 Федерального закона ‘Об информации, информационных технологиях и о защите информации’ (введена в действие оспариваемым пунктом 2 статьи 1 Федерального закона ‘О внесении изменений в Федеральный закон ‘Об информации, информационных технологиях и о защите информации’ и статьи 29 и 402 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации’) предусматривает обязанность оператора поисковой системы по запросу гражданина прекратить выдачу ссылок, позволяющих получить доступ к информации о заявителе, распространяемой с нарушением законодательства Российской Федерации, являющейся недостоверной, а также неактуальной, утратившей значение для заявителя в силу последующих событий или его действий.

Данное законоположение не исключает возможности ограничения такого ‘права на забвение’ в случаях, когда информация обладает безусловной публичной значимостью, т.е. содержит данные о событиях, содержащих признаки уголовно наказуемых деяний, сроки привлечения к уголовной ответственности по которым не истекли, и о совершении гражданином преступления, по которому не снята или не погашена судимость.

Вопреки мнению заявителя, использование федеральным законодателем в оспариваемых законоположениях таких понятий, как ‘неактуальная информация’ и ‘информация, утратившая для заявителя значение в силу последующих событий или его действий’, само по себе не свидетельствует о неопределенности их содержания и преследует цель эффективного применения нормы к неограниченному числу конкретных правовых ситуаций. Названные понятия, как и иные используемые федеральным законодателем оценочные понятия, предполагают, что они будут наполняться смыслом в зависимости от фактических обстоятельств конкретного дела и с учетом толкования этого законодательного термина в правоприменительной практике.

Ранее Конституционный Суд Российской Федерации в определениях от 26 ноября 2018 года N 3087-О и от 12 февраля 2019 года N 274-О указал, что оспариваемое законоположение действует во взаимосвязи с другими положениями Федерального закона ‘Об информации, информационных технологиях и о защите информации’ и ориентирует суды находить баланс между конституционно защищаемыми ценностями (доступом граждан к информации, с одной стороны, и защитой прав граждан при распространении информации о них — с другой) на основе установления и исследования фактических обстоятельств конкретного дела.

Таким образом, оспариваемые законоположения, будучи направленными на обеспечение защиты информационных прав граждан, сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя, указанные в жалобе.

Разрешение же вопроса о законности и обоснованности действий оператора поисковой системы, как связанного с установлением и оценкой фактических обстоятельств, относится к прерогативе судов общей юрисдикции и не входит в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации (статья 125 Конституции Российской Федерации и статья 3 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’).

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы Региональной общественной организации содействия просвещению граждан ‘Информационно-аналитический центр ‘Сова’, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН