Определение Конституционного Суда РФ от 25.04.2019 N 1171-О

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 апреля 2019 г. N 1171-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

ГАГЛОЕВА ХОХА ЗАУРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ

ПРАВ ЧАСТЯМИ ПЕРВОЙ, ВТОРОЙ И ТРЕТЬЕЙ СТАТЬИ 78 УГОЛОВНОГО

КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина Х.З. Гаглоева к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Гражданин Х.З. Гаглоев, осужденный за совершение преступления, утверждает, что части первая, вторая и третья статьи 78 ‘Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности’ УК Российской Федерации не соответствуют статьям 45 (часть 2), 46 (часть 1), 49 (часть 1) и 50 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку позволяют судам отказывать осужденному в прекращении уголовного дела в связи с истечением сроков давности, приостанавливая срок давности уголовного преследования лица по причине его уклонения от отбывания наказания, при наличии не вступившего в законную силу обвинительного приговора.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, федеральный законодатель, действуя в рамках предоставленных ему дискреционных полномочий, предусмотрел в Уголовном кодексе Российской Федерации основания отказа от уголовного преследования определенной категории лиц и прекращения в отношении них уголовного преследования, включая такое нереабилитирующее основание, как истечение сроков давности уголовного преследования. Закрепляя в статье 78 данного Кодекса правило, согласно которому лицо освобождается от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, определяемых в зависимости от тяжести преступления и исчисляемых со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу (части первая и вторая), федеральный законодатель, реализуя в уголовном судопроизводстве принцип гуманизма, исходил из нецелесообразности применения мер уголовной ответственности ввиду значительного уменьшения общественной опасности преступления по прошествии значительного времени с момента его совершения (Постановление от 2 марта 2017 года N 4-П, определения от 19 июня 2012 года N 1220-О, от 5 июня 2014 года N 1309-О и др.).

Уголовный кодекс Российской Федерации — единственный законодательный акт, определяющий преступность деяния, его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия (часть первая статьи 3), признает временем совершения преступления время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий (часть вторая статьи 9) и предусматривает, что течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда либо от уплаты судебного штрафа, назначенного в соответствии со статьей 76.2 данного Кодекса, — в этом случае течение сроков давности возобновляется с момента задержания указанного лица или явки его с повинной (часть третья статьи 78). Согласно же постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 года N 19 ‘О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности’ под уклонением от следствия и суда понимаются такие действия подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, которые направлены на то, чтобы избежать задержания и привлечения к уголовной ответственности (абзац второй пункта 19).

Тем самым статья 78 УК Российской Федерации обусловливает приостановление течения сроков давности конкретными действиями лица, совершившего преступление (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2015 года N 2864-О и от 27 июня 2017 года N 1416-О).

Таким образом, оспариваемые законоположения не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном им аспекте, а потому его жалоба, как не отвечающая критерию допустимости, закрепленному в Федеральном конституционном законе ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Гаглоева Хоха Зауровича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН