Определение Конституционного Суда РФ от 25.01.2018 N 65-О

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 января 2018 г. N 65-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

ВАСИЛЬЕВА АЛЕКСЕЯ ЮРЬЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ

ПРАВ ПУНКТОМ 1 СТАТЬИ 196, АБЗАЦЕМ ПЕРВЫМ ПУНКТА 1 СТАТЬИ

1064 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ПУНКТОМ 1

СТАТЬИ 27, ПОДПУНКТОМ 14 ПУНКТА 1 СТАТЬИ 31 НАЛОГОВОГО

КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ЧАСТЬЮ ЧЕТВЕРТОЙ СТАТЬИ 61

ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.Ю. Васильева к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Постановлением суда уголовное дело в отношении гражданина А.Ю. Васильева, обвинявшегося в совершении преступления, предусмотренного частью первой статьи 199.1 УК Российской Федерации (неисполнение обязанности налогового агента), было прекращено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции и принял новое решение — об удовлетворении требования Федеральной налоговой службы о возмещении ущерба, причиненного преступлением, в размере удержанного и не перечисленного в бюджет организацией налога на доходы физических лиц за период руководства ею А.Ю. Васильевым. В передаче кассационных жалоб заявителя для рассмотрения в судебном заседании судов кассационной инстанции, в том числе Верховного Суда Российской Федерации, было отказано.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации А.Ю. Васильев оспаривает конституционность следующих законоположений:

пункта 1 статьи 196 ГК Российской Федерации, в соответствии с которым общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 данного Кодекса,

абзаца первого пункта 1 статьи 1064 ГК Российской Федерации, согласно которому вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред,

пункта 1 статьи 27 Налогового кодекса Российской Федерации, определяющего, что законными представителями налогоплательщика-организации признаются лица, уполномоченные представлять указанную организацию на основании закона или ее учредительных документов,

подпункта 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации, устанавливающего, какие иски (заявления) налоговые органы вправе предъявлять в суды общей юрисдикции, Верховный Суд Российской Федерации или арбитражные суды,

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

части четвертой статьи 61 ГПК Российской Федерации, предусматривающей, что вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

По мнению заявителя, указанные законоположения противоречат статьям 1 (часть 1), 15 (части 2 и 3), 19 (часть 1), 35 (части 1 и 3), 47 (часть 1), 49 (часть 1), 57 и 118 (часть 2) Конституции Российской Федерации в той мере, в какой применяемые как совокупность норм, по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, они допускают следующее:

предъявление налоговым органом к физическому лицу (не налогоплательщику) иска о взыскании в виде возмещения ущерба суммы налоговой задолженности (недоимки) юридического лица при отсутствии в налоговом законодательстве положений, устанавливающих соответствующее право налогового органа,

рассмотрение судами иска о взыскании с физического лица вреда, причиненного преступлением, на основании постановления суда о прекращении уголовного дела в связи с истечением срока давности уголовного преследования, при отсутствии приговора суда,

взыскание с физического лица в виде возмещения вреда сумм налоговой задолженности юридического лица в ситуации, когда денежные средства, подлежащие уплате в качестве налогов юридического лица, физическим лицом не присваивались, в личных целях не использовались, налоговый орган не воспользовался правами, предусмотренными законодательством о банкротстве, на взыскание недоимки с юридического лица — должника, а также когда с момента возникновения обязанности уплаты налога прошло более трех лет.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. В Определении от 16 июля 2015 года N 1823-О Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что нормативное содержание части четвертой статьи 61 ГПК Российской Федерации не препятствует суду, рассматривающему дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, принять в качестве письменного доказательства постановление о прекращении в отношении него уголовного дела (часть первая статьи 71 ГПК Российской Федерации) и оценить его наряду с другими доказательствами (статья 67 ГПК Российской Федерации). Соответственно, часть четвертая статьи 61 ГПК Российской Федерации сама по себе не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе.

2.2. Вопреки мнению заявителя, действующее законодательство не связывает наступление ответственности за причинение имущественного вреда исключительно с привлечением его причинителя к уголовно-правовой ответственности. Конституционным Судом Российской Федерации в решениях неоднократно подчеркивалось, что обязанность возместить причиненный вред как мера гражданско-правовой ответственности применяется к причинителю вреда при наличии состава правонарушения, включающего, как правило, наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между противоправным поведением причинителя вреда и наступлением вреда, а также его вину (постановления от 15 июля 2009 года N 13-П, от 7 апреля 2015 года N 7-П и от 8 декабря 2017 года N 39-П, определения от 4 октября 2012 года N 1833-О, от 15 января 2016 года N 4-О, от 19 июля 2016 года N 1580-О и др.). Соответственно, пункт 1 статьи 27 Налогового кодекса Российской Федерации, не определяющий круг лиц, которые могут подлежать той или иной ответственности за неисполнение обязанности по уплате налогов, и не регламентирующий условия привлечения к ответственности за вред, причиненный преступлениями, связанными с неуплатой налогов, не может расцениваться как нарушающий права заявителя в указанном им в жалобе аспекте.

В Постановлении от 8 декабря 2017 года N 39-П Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что статья 15, пункт 1 статьи 1064 ГК Российской Федерации и подпункт 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации в их нормативном единстве не противоречат Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования эти положения:

предполагают возможность взыскания по искам прокуроров и налоговых органов о возмещении вреда, причиненного публично-правовым образованиям, денежных сумм в размере не поступивших в соответствующий бюджет от организации-налогоплательщика налоговых недоимок и пеней с физических лиц, которые были осуждены за совершение налоговых преступлений, вызвавших эти недоимки, или уголовное преследование которых в связи с совершением таких преступлений было прекращено по нереабилитирующим основаниям, при установлении всех элементов состава гражданского правонарушения, притом что сам факт вынесения обвинительного приговора не может расцениваться судом как безусловно подтверждающий их виновность в причинении имущественного вреда,

не допускают, по общему правилу, взыскание вреда, причиненного бюджетам публично-правовых образований, в размере подлежащих зачислению в соответствующий бюджет налогов и пеней с физических лиц, обвиняемых в совершении налоговых преступлений, до внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведений о прекращении организации-налогоплательщика либо до того, как судом будет установлено, что данная организация является фактически недействующей и (или) что взыскание с нее либо с лиц, привлекаемых к ответственности по ее долгам, налоговой недоимки и пеней на основании норм налогового и гражданского законодательства невозможно (кроме случаев, когда судом установлено, что организация-налогоплательщик служит лишь ‘прикрытием’ для действий контролирующего его физического лица),

предполагают правомочие суда при определении размера возмещения вреда, причиненного бюджету публично-правового образования физическим лицом, учитывать его имущественное положение (в частности факт обогащения в результате совершения налогового преступления), степень вины в причинении вреда, характер уголовного наказания, а также иные существенные обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного дела.

С учетом приведенных правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и рассматриваемые в системной взаимосвязи с положениями о начале течения срока исковой давности (пункт 1 статьи 200 ГК Российской Федерации), оспариваемые заявителем законоположения, не предполагающие привлечения к гражданско-правовой ответственности невиновных лиц и исчисления судом срока исковой давности без учета того, когда потерпевший узнал о наступлении имущественного вреда и кто является надлежащим ответчиком по иску о возмещении вреда, не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя.

Установление же фактических обстоятельств, имеющих значение для разрешения конкретного дела А.Ю. Васильева, в том числе свидетельствующих о наличии состава гражданского правонарушения, не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, определенную в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Васильева Алексея Юрьевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН