Определение Конституционного Суда РФ от 24.10.2019 N 2727-О

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 октября 2019 г. N 2727-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

ХЛЕБНИКОВА ИВАНА АЛЕКСАНДРОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ФЕДЕРАЛЬНЫМ ЗАКОНОМ

‘ОБ АДМИНИСТРАТИВНОМ НАДЗОРЕ ЗА ЛИЦАМИ, ОСВОБОЖДЕННЫМИ

ИЗ МЕСТ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ’

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина И.А. Хлебникова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Гражданин И.А. Хлебников, в отношении которого установлен административный надзор, утверждает, что Федеральный закон от 6 апреля 2011 года N 64-ФЗ ‘Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы’ противоречит статьям 1 (часть 1), 6 (часть 2), 17 (часть 3), 19, 45, 46 и 54 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку его положения применяются к находящимся в местах лишения свободы лицам, осужденным до принятия данного Федерального закона.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Административный надзор, как осуществляемое органами внутренних дел наблюдение за соблюдением лицом, освобожденным из мест лишения свободы, установленных судом в соответствии с Федеральным законом ‘Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы’ временных ограничений его прав и свобод, а также за выполнением им обязанностей, предусмотренных данным Федеральным законом (пункт 1 статьи 1), относится к мерам предупреждения преступлений и других правонарушений, оказания на лицо индивидуального профилактического воздействия (статья 2), а не к мерам ответственности за совершенное правонарушение. При этом применение административного надзора, в отличие от уголовной ответственности, связывается не со временем совершения преступления, а с освобождением лица из мест лишения свободы и с наличием непогашенной либо неснятой судимости, которая в соответствии с частью первой статьи 86 УК Российской Федерации влечет за собой правовые последствия в случаях и в порядке, предусмотренных федеральными законами. Установление судом административных ограничений не может рассматриваться как возложение ответственности за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением, или ее отягчение. Соответственно, и положениям Федерального закона ‘Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы’ при их применении в отношении лиц, имеющих судимость, не придается обратная сила.

Согласно статье 3 Федерального закона ‘Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы’ административный надзор устанавливается в отношении лиц, освобождаемых или освобожденных из мест лишения свободы и имеющих непогашенную либо неснятую судимость за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, преступления при рецидиве преступлений, умышленного преступления в отношении несовершеннолетнего, двух и более преступлений, предусмотренных частью первой статьи 228, статьей 228.3, частью первой статьи 231 и частью первой статьи 234.1 УК Российской Федерации, а также имеющих непогашенную либо неснятую судимость за совершение преступления против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетнего, совершение преступления при опасном или особо опасном рецидиве преступлений, совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, предусмотренного пунктом ‘л’ части второй статьи 105, пунктом ‘е’ части второй статьи 111, пунктом ‘з’ части второй статьи 117, частью четвертой статьи 150 (в случае совершения преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы), статьями 205 — 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277 — 279, 282 — 282.3, 295, 317, 357, 360 и 361 УК Российской Федерации, совершение в период нахождения под административным надзором преступления, за которое это лицо осуждено к лишению свободы и направлено к месту отбывания наказания. Налагаемые административные ограничения включают запрещение пребывания в определенных местах, посещения мест проведения массовых и иных мероприятий и участия в таких мероприятиях, пребывания вне жилого или иного помещения, являющегося местом жительства либо пребывания поднадзорного лица, в определенное время суток, выезда за установленные судом пределы территории, а также обязательную явку от одного до четырех раз в месяц в орган внутренних дел по месту жительства, пребывания или фактического нахождения поднадзорного для регистрации (статья 4 Федерального закона ‘Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы’).

Такое правовое регулирование согласуется со статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, допускающей ограничение прав и свобод человека и гражданина для защиты конституционно значимых ценностей, и является соразмерным тем конституционно признаваемым целям, ради которых административный надзор вводится (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2012 года N 597-О-О, от 24 сентября 2012 года N 1739-О, от 22 ноября 2012 года N 2064-О, от 22 апреля 2014 года N 885-О, от 23 апреля 2015 года N 898-О, от 22 декабря 2015 года N 2876-О, от 19 июля 2016 года N 1676-О, от 18 июля 2017 года N 1512-О, от 29 мая 2018 года N 1393-О, от 25 октября 2018 года N 2782-О, от 25 апреля 2019 года N 1183-О др.).

Таким образом, оспариваемый Федеральный закон не может расцениваться как нарушающий конституционные права заявителя в указанном им аспекте, а потому его жалоба, как не отвечающая критерию допустимости, закрепленному в Федеральном конституционном законе ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хлебникова Ивана Александровича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН