Определение Конституционного Суда РФ от 19.12.2017 N 2867-О

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 декабря 2017 г. N 2867-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

ИВАНОВА АНДРЕЯ ВАСИЛЬЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ

ПРАВ СТАТЬЕЙ 313 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.В. Иванова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.В. Иванов оспаривает конституционность статьи 313 ‘Побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи’ УК Российской Федерации. По мнению заявителя, эта норма не соответствует статьям 49 (часть 1) и 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку — в силу неопределенности используемого в ней понятия ‘место лишения свободы’ — допускает квалификацию как совокупности преступлений (побегов) длящегося преступления, выразившегося в том, что после задержания лица за побег, но до доставления его в исправительную колонию, где оно отбывало наказание, это лицо скрылось от сотрудников уголовно-исполнительной системы, которые его задержали.

Согласно представленным материалам, А.В. Иванов осужден за совершение им как лицом, отбывающим наказание, двух побегов из мест лишения свободы. По оценке судов, первоначальное преступление выразилось в совершении осужденным побега из изолированного участка, созданного в исправительной колонии строгого режима и функционирующего как колония-поселение. После задержания и доставления сбежавшего в исправительную колонию, при проведении мероприятий по установлению обстоятельств совершенного побега он вновь скрылся от сотрудников этой колонии. В передаче кассационной жалобы осужденного (в которой он утверждал, что после задержания к нему была применена мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, а потому повторное деяние нельзя расценивать как побег из места лишения свободы) для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции было отказано.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Часть первая статьи 313 УК Российской Федерации устанавливает уголовную ответственность за побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи, совершенный лицом, отбывающим наказание или находящимся в предварительном заключении.

Принцип правовой определенности, обязывающий федерального законодателя формулировать уголовно-правовые предписания с достаточной степенью четкости, позволяющей лицу сообразовывать с ними свое поведение — как дозволенное, так и запрещенное — и предвидеть вызываемые им последствия, не исключает введения в уголовный закон юридических конструкций бланкетного характера, которые для уяснения используемых в нем терминов и понятий требуют обращения к нормативному материалу иных правовых актов. Оценивая подобную модель законодательного регулирования, Конституционный Суд Российской Федерации пришел к следующему выводу: сам по себе бланкетный характер норм не может свидетельствовать об их неконституционности, поскольку регулятивные нормы, непосредственно закрепляющие те или иные правила поведения, не обязательно должны содержаться в том же нормативном правовом акте, что и нормы, предусматривающие юридическую ответственность за их нарушение, а потому оценка степени определенности содержащихся в законе понятий должна осуществляться исходя не только из самого текста закона и используемых в нем формулировок, но и из их места в системе нормативных предписаний, а также с учетом смежных составов правонарушений (постановления от 27 мая 2003 года N 9-П, от 31 марта 2011 года N 3-П, от 14 февраля 2013 года N 4-П, от 17 июня 2014 года N 18-П, от 16 июля 2015 года N 22-П и др.).

Согласно части первой статьи 56 УК Российской Федерации лишение свободы заключается в изоляции осужденного от общества путем направления его в колонию-поселение, помещения в воспитательную колонию, лечебное исправительное учреждение, исправительную колонию общего, строгого или особого режима либо в тюрьму.

При этом Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации закрепляет, что основаниями исполнения наказаний и применения иных мер уголовно-правового характера являются приговор либо изменяющие его определение или постановление суда, вступившие в законную силу, а также акт помилования или акт об амнистии (статья 7). Данный Кодекс также определяет места отбывания лишения свободы (статья 73), виды исправительных учреждений (статья 74), регламентирует направление осужденных к лишению свободы для отбывания наказания (статья 75), направление осужденных в колонию-поселение (статья 75.1), перемещение осужденных к лишению свободы (статья 76), условия и порядок передвижения осужденных к лишению свободы без конвоя или сопровождения (статья 96). В силу положений данного Кодекса осужденные к лишению свободы с отбыванием наказания в колониях-поселениях пользуются правом свободного передвижения в часы от подъема до отбоя только в пределах колонии-поселения (пункт ‘а’ части первой статьи 129), а при побеге или задержании бежавших из исправительных учреждений осужденных в целях пресечения противоправных действий, а равно предотвращения причинения этими осужденными вреда окружающим или самим себе применяются физическая сила, специальные средства и оружие (часть первая статьи 86).

Кроме того, основы деятельности учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, урегулированы Законом Российской Федерации от 21 июля 1993 года N 5473-1 ‘Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы’, который определяет вопросы охраны исправительных учреждений, конвоирования осужденных (статья 12), относит задержание осужденных, совершивших побег, к обязанностям сотрудников уголовно-исполнительной системы, конкретизируя их права при проведении соответствующих операций, а также гарантии личной безопасности, порядок применения ими физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия (статьи 14, 26, глава V).

В системе такого правового регулирования не предполагается передвижение без конвоя или сопровождения за пределами исправительного учреждения осужденного к лишению свободы лица, задержанного за совершение побега. Поскольку же перемещение осужденных или направление их в исправительное учреждение, осуществляемые под конвоем, производятся в процессе исполнения наказания в виде лишения свободы, то и осужденный, скрывшись от сотрудников, осуществляющих его охрану или конвоирование за пределами исправительного учреждения, совершает побег из места лишения свободы.

В правоприменительной практике не образующее совокупности преступлений (статья 17 УК Российской Федерации) длящееся преступление определяется как действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования, такое преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и кончается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления (например, вмешательство органов власти) (абзац второй пункта 1 и абзац первый пункта 4 постановления 23 Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1929 года ‘Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям’, сохраняющего свое значение в силу постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 апреля 1992 года N 8 ‘О применении судами Российской Федерации постановлений Пленума Верховного Суда Союза ССР’).

Соответственно, действующая с учетом приведенных положений статья 313 УК Российской Федерации не содержит неопределенности, в результате которой лицо было бы лишено возможности осознавать противоправность своих поступков и предвидеть наступление ответственности за их совершение и которая препятствовала бы единообразному пониманию и применению данной нормы правоприменительными органами, и не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя в указанном им аспекте. Таким образом, данная жалоба, как не отвечающая критерию допустимости, закрепленному в Федеральном конституционном законе ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Иванова Андрея Васильевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН