Определение Конституционного Суда РФ от 17.07.2018 N 2047-О

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 июля 2018 г. N 2047-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

СЛАБОДЧИКОВА АНДРЕЯ ИВАНОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ И ПУНКТАМИ ‘А’,

‘Г’ ЧАСТИ ВТОРОЙ СТАТЬИ 242.1

УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина А.И. Слабодчикова вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.И. Слабодчиков, осужденный за хранение в целях распространения и распространение с использованием сети ‘Интернет’ материалов с порнографическими изображениями несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, оспаривает конституционность части первой и пунктов ‘а’, ‘г’ части второй статьи 242.1 ‘Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних’ УК Российской Федерации.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения не соответствуют статьям 2, 18, 19 (часть 1), 21 (часть 1), 22 (часть 1), 45, 46 (часть 1), 49 (часть 1), 55 (часть 2) и 120 Конституции Российской Федерации, поскольку допускают возможность привлечения к уголовной ответственности за распространение порнографических материалов, хотя инкриминируемое действие в соответствии с Федеральным законом от 27 июля 2006 года N 149-ФЗ ‘Об информации, информационных технологиях и о защите информации’ характеризуется термином ‘доступ к информации’, а также позволяют определять возраст изображенного в таких материалах лица без идентификации его личности и применять квалифицирующий признак ‘совершение преступления в сети ‘Интернет’, игнорируя волю законодателя на применение его лишь в отношении средств массовой информации.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Статья 242.1 УК Российской Федерации устанавливает уголовную ответственность за изготовление, приобретение, хранение и (или) перемещение через Государственную границу Российской Федерации в целях распространения, публичной демонстрации или рекламирования либо распространение, публичную демонстрацию или рекламирование материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних (часть первая), а также за те же деяния, совершенные: в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, с извлечением дохода в крупном размере, с использованием средств массовой информации, в том числе информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть ‘Интернет’ (часть вторая).

Введение в Уголовный кодекс Российской Федерации данной статьи было обусловлено обязательствами Российской Федерации по международным договорам, в частности по Конвенции о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года), пункт ‘c’ статьи 34 которой обязал государства-участники принимать все необходимые меры для предотвращения использования в целях эксплуатации детей в порнографии и порнографических материалах, и согласуется с предписаниями Конституции Российской Федерации о допустимости ограничения прав и свобод человека и гражданина в той мере, в какой это необходимо в целях защиты нравственности (статья 55, часть 3) (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 16 апреля 2009 года N 390-О-О).

Кроме того, федеральными законами от 7 мая 2013 года N 75-ФЗ и N 76-ФЗ Российской Федерацией ратифицированы соответственно Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии, согласно статье 1 которого государства-участники запрещают в том числе детскую порнографию, и Конвенция Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений от 25 октября 2007 года, которая предписывает принятие всех необходимых законодательных и иных мер, обеспечивающих установление уголовной ответственности за умышленно и неправомерно совершаемые: производство детской порнографии, предложение или предоставление детской порнографии, распространение или передачу детской порнографии, приобретение детской порнографии для себя или другого лица, хранение детской порнографии, преднамеренное получение доступа к детской порнографии при помощи информационно-коммуникационных технологий (статья 20).

При этом примечания к статье 242.1 УК Российской Федерации определяют, что под материалами и предметами с порнографическими изображениями несовершеннолетних понимаются материалы и предметы, содержащие любое изображение или описание в сексуальных целях: полностью или частично обнаженных половых органов несовершеннолетнего, несовершеннолетнего, совершающего либо имитирующего половое сношение или иные действия сексуального характера, полового сношения или иных действий сексуального характера, совершаемых в отношении несовершеннолетнего или с его участием, совершеннолетнего лица, изображающего несовершеннолетнего, совершающего либо имитирующего половое сношение или иные действия сексуального характера (пункт 1), не являются материалами и предметами с порнографическими изображениями несовершеннолетних материалы и предметы, содержащие изображение или описание половых органов несовершеннолетнего, если такие материалы и предметы имеют историческую, художественную или культурную ценность либо предназначены для использования в научных или медицинских целях либо в образовательной деятельности в установленном федеральным законом порядке (пункт 2).

Соответственно, оспариваемые положения статьи 242.1 УК Российской Федерации согласуются с международными обязательствами Российской Федерации и не содержат неопределенности, в результате которой лицо было бы лишено возможности осознавать противоправность своего деяния и предвидеть наступление ответственности за его совершение и которая препятствовала бы единообразному пониманию и применению данных положений правоприменительными органами. Нормы же имеющего самостоятельный предмет регулирования (часть 1 статьи 1) Федерального закона ‘Об информации, информационных технологиях и о защите информации’ относятся именно к информации и не предопределяют содержание и объем уголовно-правовых запретов в сфере оборота порнографических материалов (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 19 июля 2016 года N 1746-О).

Таким образом, оспариваемые законоположения не могут расцениваться как нарушающие права заявителя в указанном им аспекте, а потому данная жалоба, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Слабодчикова Андрея Ивановича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН