Определение Конституционного Суда РФ от 10.10.2019 N 2684-О

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 октября 2019 г. N 2684-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ

ГРАЖДАНИНА МОРОЗОВА СЕРГЕЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА

НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ

АБЗАЦЕМ ТРЕТЬИМ СТАТЬИ 5 ФЕДЕРАЛЬНОГО

ЗАКОНА ‘О МАТЕРИАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ’

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи А.Н. Кокотова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’ предварительное изучение жалобы гражданина С.А. Морозова,

установил:

1. Гражданин С.А. Морозов оспаривает конституционность абзаца третьего статьи 5 Федерального закона от 12 июля 1999 года N 161-ФЗ ‘О материальной ответственности военнослужащих’, согласно которому военнослужащие несут материальную ответственность в полном размере ущерба в случаях, когда ущерб причинен в результате преступных действий (бездействия) военнослужащего, установленных вступившим в законную силу приговором суда.

Как следует из представленных и дополнительно полученных материалов, приговором Калининградского гарнизонного военного суда от 18 декабря 2018 года С.А. Морозов, проходящий военную службу по контракту, признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью первой статьи 350 ‘Нарушение правил вождения или эксплуатации машин’ УК Российской Федерации и выразившегося в нарушении им правил вождения транспортной машины (легкового специального автомобиля), повлекшем по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека (пассажира-военнослужащего). Ему назначено наказание в виде штрафа в размере сорока пяти тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок два года. Тем же приговором за федеральным государственным бюджетным учреждением ‘1409 Военно-морской клинический госпиталь’ Министерства обороны Российской Федерации признано право на удовлетворение гражданского иска к С.А. Морозову о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением. Вопрос о размере возмещения указанного ущерба передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Решением Балтийского гарнизонного военного суда от 19 марта 2019 года с С.А. Морозова взыскано сто тридцать шесть тысяч шестьдесят девять рублей в счет возмещения затрат, понесенных на лечение военнослужащего, пострадавшего от преступления. Апелляционным определением Балтийского флотского военного суда от 30 мая 2019 года решение нижестоящего суда изменено: взыскиваемая сумма уменьшена до ста десяти тысяч рублей. В передаче кассационной жалобы на данные судебные акты для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции отказано.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

По мнению заявителя, абзац третий статьи 5 Федерального закона ‘О материальной ответственности военнослужащих’ противоречит статье 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, допускает неоднозначное толкование и произвольное применение, позволяя возлагать на военнослужащих полную материальную ответственность в виде взыскания расходов на лечение других военнослужащих, вред здоровью которых причинен неосторожным преступлением.

2. Военная служба, посредством прохождения которой граждане реализуют свое право на труд, представляет собой особый вид государственной службы, прямо связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства, общественного порядка, законности, прав и свобод граждан и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах. Лица, несущие такого рода службу, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловлен их правовой статус, специфический характер воинской дисциплины, необходимость некоторых ограничений их прав и свобод (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2002 года N 17-П, от 21 марта 2013 года N 6-П и от 8 ноября 2016 года N 22-П, определения Конституционного Суда Российской Федерации от 30 сентября 2004 года N 322-О, от 28 мая 2013 года N 732-О, от 27 февраля 2018 года N 363-О и др.).

2.1. Особенности военно-служебной деятельности предопределили установление в Федеральном законе ‘О материальной ответственности военнослужащих’ особого порядка привлечения военнослужащих к материальной ответственности перед государством за ущерб, причиненный ими при исполнении обязанностей военной службы имуществу, находящемуся в федеральной собственности и закрепленному за воинскими частями.

Положения Федерального закона ‘О материальной ответственности военнослужащих’ применяются к военнослужащим, проходящим военную службу по призыву и по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, в других войсках, воинских формированиях и органах, в которых законодательством Российской Федерации предусмотрена военная служба (пункт 2 статьи 1). Вместе с тем военнослужащие, причинившие ущерб не при исполнении обязанностей военной службы, несут гражданско-правовую ответственность согласно гражданскому законодательству Российской Федерации, а привлечение военнослужащих к материальной ответственности за ущерб, причиненный вследствие исполнения приказа командира, в результате правомерных действий, оправданного служебного риска, действия непреодолимой силы, не допускается, они могут быть привлечены к материальной ответственности по правилам данного Федерального закона в течение трех лет со дня обнаружения ущерба (пункты 2 — 4 его статьи 3).

Военнослужащие несут материальную ответственность только за причиненный по их вине реальный ущерб, под которым понимаются утрата или повреждение имущества воинской части, расходы, которые воинская часть произвела либо должна произвести для восстановления, приобретения утраченного или поврежденного имущества, а также излишние денежные выплаты, ею произведенные (абзац пятый статьи 2 и пункт 1 статьи 3 данного Федерального закона). При этом предусмотрена возможность снижения размера денежных средств, подлежащих взысканию с военнослужащего для возмещения причиненного им ущерба, командиром воинской части с разрешения вышестоящего командира или судом с учетом конкретных обстоятельств, степени вины и материального положения военнослужащего, за исключением случаев, когда ущерб причинен в результате хищения, умышленных уничтожения, порчи имущества либо иных умышленных деяний (статья 11 данного Федерального закона).

2.2. Федеральный закон ‘О материальной ответственности военнослужащих’ использует дифференцированный подход к определению размера материальной ответственности военнослужащих за ущерб, причиненный ими при исполнении обязанностей военной службы, в том числе с учетом характера и степени общественной опасности их действий (бездействия), повлекших за собой причинение ущерба, а равно исходя из формы вины в содеянном.

Так, в ряде случаев, предусмотренных статьей 4 данного Федерального закона, действия (бездействие) военнослужащих влекут наступление их ограниченной материальной ответственности. В частности, согласно ее пункту 1 за ущерб, причиненный по неосторожности при исполнении обязанностей военной службы, военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, и граждане, призванные на военные сборы, несут материальную ответственность в размере причиненного ими ущерба, но не более одного оклада месячного денежного содержания и одной месячной надбавки за выслугу лет, а военнослужащие, проходящие военную службу по призыву, — не более двух таких окладов, за исключением случаев, когда данным Федеральным законом и другими нормативными правовыми актами Российской Федерации для военнослужащих установлены иные размеры материальной ответственности.

В свою очередь, статья 5 Федерального закона ‘О материальной ответственности военнослужащих’ закрепляет основания для наступления материальной ответственности военнослужащих в полном размере причиненного ими ущерба (полной материальной ответственности). В силу ее абзаца третьего военнослужащие несут материальную ответственность в полном размере ущерба в случаях, когда ущерб причинен в результате преступных действий (бездействия) военнослужащего, установленных вступившим в законную силу приговором суда. Приведенное законоположение, действующее в системе правового регулирования, охватывает и случаи привлечения военнослужащих к полной материальной ответственности за ущерб, причиненный в результате преступных действий (бездействия) как умышленных, так и совершенных по неосторожности, повлекших затраты на лечение в медицинских организациях военнослужащих, пострадавших в результате этих действий (бездействия).

Таким образом, нет оснований полагать, что оспариваемая норма нарушает конституционные права заявителя в обозначенном им аспекте. Проверка же законности и обоснованности правоприменительных решений, вынесенных в его отношении, в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она закреплена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, не входит.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Морозова Сергея Александровича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона ‘О Конституционном Суде Российской Федерации’, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН