Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.2022 N 2-УД22-13-А2

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 декабря 2022 г. N 2-УД22-13-А2

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Романовой Т.А.,

судей Пейсиковой Е.В. и Кондратова П.Е.,

при ведении протокола секретарем Бузаковой Е.К.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе (совместной) осужденного Онькина А.И. и адвоката Михеева М.В. на приговор Вологодского областного суда от 23 декабря 2021 г. и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Второго апелляционного суда общей юрисдикции от 12 апреля 2022 г.

По приговору Вологодского областного суда от 23 декабря 2021 г.

Онькин Алексей Игоревич, < ... > , судимый:

— 26.10.2020 Вологодским городским судом Вологодской области по п. ‘в’ ч. 2 ст. 158 УК РФ к 320 часам обязательных работ, наказание не отбыто,

— 19.07.2021 Вологодским городским судом Вологодской области по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 166 УК РФ, ч. 1 ст. 158 УК РФ, ч. 2 ст. 69 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ, условно, с испытательным сроком 1 год,

осужден:

— по ч. 2 ст. 162 УК РФ на 3 года лишения свободы,

— по п. ‘ж’ ч. 2 ст. 105 УК РФ на 12 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год с установлением ограничений и обязанности, установленных приговором.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено Онькину А.И. 12 лет 11 месяцев лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год с установленными ограничениями и обязанностью, установленными приговором.

В соответствии со ст. 70, ч. 2 ст. 72 УК РФ по совокупности приговоров, назначено Онькину А.И. 13 лет лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год с установлением ограничений, установленных приговором.

По данному приговору осужден Чугунов В.А.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Второго апелляционного суда общей юрисдикции от 12 апреля 2022 г. приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пейсиковой Е.В., изложившей обстоятельства дела, доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, объяснения осужденного Онькина А.И. и адвоката Михеева М.В. в режиме видеоконференц-связи, поддержавших доводы, изложенные в кассационной жалобе, а также осужденного Чугунова В.А., не возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Химченковой М.М., полагавшей судебные решения в отношении Онькина А.И. оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда Онькин А.И. осужден за убийство Б. группой лиц, а также в разбое, то есть нападении на несовершеннолетнего Б. в целях хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Преступления совершены в г. Вологде при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе (совместной) адвокат Михеев М.В. и осужденный Онькин А.И. просят приговор и апелляционное определение изменить, переквалифицировать действия Онькина с п. ‘ж’ ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 4 ст. 111 УК РФ и с ч. 2 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 330 УК РФ. В обоснование этого указывают на то, что действия Онькина были квалифицированы по п. ‘ж’ ч. 2 ст. 105 УК РФ неправильно, без учета фактических обстоятельств дела, согласно которым осужденные, нанося множественные удары палками в область головы, туловища и конечностей потерпевшего Б., преследовали цель причинения ему физической боли, а не смерти, при этом они осознавали, что имели возможность продолжить избиение потерпевшего, однако свои действия прекратили самостоятельно. На момент прекращения избиения, потерпевший был жив, находился в сознании, что подтверждается показаниями свидетелей. Основной причиной смерти, как установлено экспертом, явилась массивная кровопотеря, а указанные повреждения не влекут обязательного наступления общественно опасных последствий в виде смерти. Ссылаются на показания фельдшера ‘скорой помощи’ М., которая показала, что потерпевший находился в сознании, общался с медработниками, не имелось каких-либо угроз жизни, что подтверждает его доставление в приемный покой Вологодской городской больницы, а не в территориальный центр медицины катастроф.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

По эпизоду разбойного нападения в отношении Б., авторы жалобы указывают на то, что Онькин и Б. были приятелями, факт наличия у Онькина пистолета не доказан, судебно-медицинская экспертиза не выявила повреждения на волосистой части головы Б., Онькин не требовал с Б. денег в свою пользу, Онькин являлся свидетелем по уголовному делу, возбужденному по факту хищения Б. мотоцикла, пояснял, что неоднократно просил Б. возместить потерпевшему причиненный ущерб, так как боялся привлечения его к уголовной ответственности.

В возражениях на кассационную жалобу первый заместитель прокурора области Сидельников М.А. просит оставить ее без удовлетворения, а судебные решения без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на них, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В силу ст. 401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационных жалоб, представления суд кассационной инстанции проверяет законность приговора, постановления или определения суда, вступивших в законную силу, то есть правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального законов.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Между тем таких нарушений требований закона судом не допущено.

Виновность Онькина А.И. в совершении убийства Б. совместно с Чугуновым В.А. и разбойного нападения на Б. установлена судом на основании всесторонне, полно и объективно исследованных в ходе судебного рассмотрения доказательств, приведенных в приговоре, которым дана надлежащая оценка, с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а в совокупности — достаточности для постановления приговора на основании ст. 88 УПК РФ.

Так, из содержания явок с повинной Онькина А.И. и Чугунова В.А., а также их показаний, данных на предварительном следствии, при проверке их показаний на месте, проведении очной ставки Онькина А.И. с Чугуновым В.А., следует, что осужденные давали подробные показания об обстоятельствах нанесения потерпевшему Б. множественных ударов, с указанием локализации и способа их нанесения с применением предметов.

Согласно заключению эксперта N 704 от 2 декабря 2020 г. смерть Б. наступила в результате сочетанной тупой травмы тела в виде открытой непроникающей черепно-мозговой травмы головы, закрытой тупой травмы грудной клетки, ушибленных ран, осложнившейся массивной кровопотерей. Указанные повреждения являются единой многокомпонентной травмой, не имеют различий в давности образования, взаимно отягощают друг друга, расцениваются как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, так как вызвали угрожающее для жизни состояние — массивную кровопотерю, и состоят в прямой причинной связи со смертью.

Допрошенный в судебном заседании эксперт С., подтвердивший свое экспертное заключение, указал, что непосредственной причиной смерти явилась массовая кровопотеря вследствие причиненных потерпевшему телесных повреждений.

Выводы суда о допустимости положенных в основу приговора доказательств, в том числе показаний Онькина А.И., Чугунова В.А., свидетелей Х., К., Ш., П., Я., М., М., Д., Б., К., Л., об обстоятельствах, имеющих значение для дела, протоколов следственных действий, заключений экспертов, в том числе о причине смерти потерпевшего Б., письменных и вещественных доказательств, надлежащим образом мотивированы и не вызывают сомнений в своей правильности.

Показания свидетеля М. — фельдшера бригады скорой медицинской помощи — о том, что обнаруженный в парке потерпевший Б. с обширными поражениями находился в сознании — не противоречат выводам суда о причине его смерти, наступившей в результате совместных действий Онькина А.И. и Чугунова В.А.

Доводы кассационной жалобы об отсутствии у Онькина А.И. умысла на причинение смерти потерпевшему Б. проверялись в судебном заседании суда первой и апелляционной инстанций и обоснованно отвергнуты с приведением убедительных доказательств.

О наличии умысла у виновного свидетельствует множественность нанесенных им совместно с Чугуновым В.А. ударов — не менее 26 — в голову, туловище, верхние и нижние конечности потерпевшего Б., причинившие единую многокомпонентную травму тела, вызвавшую угрожающее жизни состояние — массивную кровопотерю, а также избранный способ нанесения ударов с использованием твердых тупых предметов: металлической трости, деревянной ножкой стола, столом. О наличии умысла на убийство свидетельствуют также локализация нанесенных ударов в жизненно важные органы потерпевшего, характер причиненных ему телесных повреждений, находившихся в прямой причинно-следственной связи с наступившей смертью.

Действия Онькина А.И. обоснованно квалифицированы по п. ‘ж’ ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, группой лиц. Оснований для переквалификации его действий на ч. 4 ст. 111 УК РФ не имеется.

Квалификация действий Онькина А.И. по ч. 2 ст. 162 УК РФ по эпизоду разбойного нападения на Б. соответствует установленным фактическим обстоятельствам дела, поскольку его действия были направлены на завладение имуществом Б., в ходе которых Онькин А.И. угрожал потерпевшему предметом, имеющим внешние признаки огнестрельного оружия, который Б. воспринимал как травматическое оружие, направил данный предмет в ноги потерпевшему, сказал, что выстрелит и пригрозил потерпевшему убийством, а затем — подкрепил угрозу применением насилия, ударив по голове потерпевшего рукояткой указанного предмета.

Совокупность исследованных судом доказательств позволила суду сделать вывод о том, что применение Онькиным А.И. предмета, внешне схожего с пистолетом, наряду с высказыванием угрозы произвести выстрелы в ноги потерпевшего и о его убийстве, а также последующее нанесение им данным предметом ударов по голове потерпевшему, расцениваются как применение насилия, опасного для жизни и здоровья, а его действия надлежит квалифицировать как разбойное нападение, совершенное с применением предметов, используемых в качестве оружия.

У суда нет оснований не доверять показаниям несовершеннолетнего потерпевшего Б., а также показаниям его законного представителя Б. и его бабушки А., которым Б. сообщил об обстоятельствах совершенного Онькиным А.И. в отношении его преступления.

То обстоятельство, что в ходе обыска по месту жительства Онькина А.И. какого-либо пистолета и похищенного сотового телефона не обнаружено, само по себе не свидетельствует о его невиновности в содеянном, поскольку обыск был проведен спустя значительное время после совершения преступления.

Что касается доводов, содержащихся в кассационной жалобе относительно необходимости переквалификации действий Онькина А.И. с ч. 2 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 330 УК РФ, то данные доводы являлись предметом рассмотрения судами первой и апелляционной инстанций и признаны несостоятельными.

Судом достоверно установлено, что у Онькина А.И. отсутствовало как действительное, так и предполагаемое право на имущество потерпевшего, а также право выдвигать Б. какие-либо требования имущественного характера. Согласно показаниям потерпевшего, каких-либо долговых обязательств перед Онькиным А.И. он не имел, передавать ему деньги или свой сотовый телефон не желал. Указанные в кассационной жалобе обстоятельства о якобы наличии у Онькина А.И. предполагаемого права на имущество потерпевшего послужили лишь поводом для совершения преступления, что исключает квалификацию его действий как самоуправство.

Нарушений уголовно-процессуального закона на стадии предварительного расследования и судебного разбирательства, влекущих отмену судебных решений, не допущено.

Психическое состояние Онькина А.И. проверено, он обоснованно признан вменяемым.

Согласно заключению комиссии судебно-психиатрических экспертов Онькин А.И. страдает психическим расстройством в форме легкой умственной отсталости неясного генеза. Однако имеющееся психическое расстройство не лишало его в момент совершения инкриминируемого деяния способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В момент совершения преступления в состоянии сильного душевного волнения (аффекта) или в ином эмоциональном состоянии, которое могло существенно повлиять на его поведение, он не находился.

Наказание Онькину А.И. назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, влияния наказания на его исправление и условия жизни его семьи, с учетом смягчающих наказание обстоятельств, по эпизоду в отношении Б. в качестве таковых признаны явка с повинной, активное способствование расследованию преступлений, по эпизоду в отношении Б. — добровольное возмещение причиненного материального ущерба. Кроме того, в качестве обстоятельств, смягчающих Онькину А.И. наказание, суд учел признание вины, состояние его здоровья, молодой возраст.

В качестве отягчающего наказания обстоятельства по эпизоду в отношении Б. судом обоснованно признано совершение преступления в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя.

Назначенное Онькину А.И. наказание нельзя признать чрезмерно суровым, оно является справедливым и соразмерным содеянному. Оснований для его смягчения Судебная коллегия не находит.

Мотивы разрешения всех вопросов, касающихся назначения наказания, в том числе необходимости назначения Онькину А.И. наказания в виде реального лишения свободы, отсутствия оснований для применения положений ч. 6 ст. 15, ст. 64 и ст. 73 УК РФ в приговоре приведены.

При рассмотрении дела судом апелляционной инстанции были проверены законность, обоснованность и справедливость приговора, соблюдена процедура рассмотрения дела, в полном объеме рассмотрены доводы апелляционных жалоб, вынесенное апелляционное определение Вторым апелляционным судом общей юрисдикции от 12 апреля 2022 г. соответствует требованиям ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 401.13, 401.14 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Вологодского областного суда от 23 декабря 2021 г., апелляционное определение Второго апелляционного суда общей юрисдикции от 13 апреля 2022 г. в отношении Онькина Алексея Игоревича оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.