Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 19.01.2023 N 3-УД22-17-А2

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 января 2023 г. N 3-УД22-17-А2

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Абрамова С.Н.,

судей Рудакова Е.В., Лаврова Н.Г.,

с участием прокурора Генеральной прокуратуры РФ Копалиной П.Л.,

осужденного Дирко Д.С. в режиме видеоконференц-связи,

защитника — адвоката Абакумовой Л.В.,

при секретаре Мамейчике М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Дирко Д.С. на приговор Верховного Суда Республики Коми от 18 января 2022 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Второго апелляционного суда общей юрисдикции от 25 апреля 2022 года.

По приговору Верховного Суда Республики Коми от 18 января 2022 года

Дирко Дмитрий Сергеевич, < ... > , судимый:

27 ноября 2002 года по п. п. ‘ж’, ‘к’ ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. ‘б’ ч. 2 ст. 131 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. ‘б’ ч. 2 ст. 132 УК РФ к 14 годам лишения свободы, освобожден 12 декабря 2014 года по отбытии наказания,

25 декабря 2018 года по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 12 годам 9 месяцам лишения свободы, с отбыванием первых 4 лет в тюрьме, оставшейся части срока наказания — в исправительной колонии особого режима, с ограничением свободы сроком на 2 года,

осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к И годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год, с установлением ограничений и возложением обязанности, указанных в приговоре, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения с наказанием по приговору Мантуровского районного суда Костромской области от 25 декабря 2018 года, окончательно к 21 году лишения свободы с отбыванием первых 6 лет в тюрьме, оставшейся части срока наказания — в исправительной колонии особого режима, с ограничением свободы сроком на 2 года, с установлением ограничений и возложением обязанности, указанных в приговоре.

Срок наказания исчислен со дня вступления приговора в законную силу, в срок отбывания наказания в тюрьме зачтено время содержания под стражей с 18 января 2022 года до дня вступления приговора в законную силу из расчета один день содержания под стражей за один день отбывания наказания в тюрьме, а также наказание, отбытое по приговору от 25 декабря 2018 года с 23 марта 2018 года по 17 января 2022 года.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Второго апелляционного суда общей юрисдикции от 25 апреля 2022 года приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Рудакова Е.В., изложившего существо судебных решений и доводы кассационной жалобы, которые были поддержаны адвокатом Абакумовой Л.В., осужденным Дирко Д.С., который дополнительно пояснил о нарушении его права на защиту, незаконном приостановлении производства по делу, мнение прокурора Копалиной П.Л. об оставлении кассационной жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

Дирко Д.С. осужден за убийство Ц., совершенное в период и при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Дирко Д.С. выражает несогласие с приговором, считает его незаконным, постановленным с существенным нарушением норм уголовного и уголовно-процессуального закона.

Полагает, что уголовное дело рассмотрено судом с обвинительным уклоном, а доказательства неправильно оценены. Его признательные показания, данные на предварительном следствии, которые он дал вследствие оказанного на него воздействия, необоснованно взяты за основу приговора, а показания данные в судебном заседании отклонены. При этом судом не учтены показания свидетеля Д. о наличии его фотографии в женской одежде, которые подтверждают его доводы о вынужденном характере признательных показаний, а также показания свидетеля Л.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Информация с видеокамер не свидетельствует о его виновности в совершении преступления, поскольку автомобиль, зафиксированный на видеозаписи от 4 апреля 2016 года, отличается от принадлежащего ему автомобиля. Более того, в справке от 12 сентября 2016 года специалистом сделан вывод о том, что на фото изображен автомобиль < ... > .

Показания свидетеля Н. относительно использования им автомашины 4 апреля 2016 года, ее исправности в этот день, являются противоречивыми, они не подтверждены другими доказательствами. Суд не исследовал график проведения занятий, из которого следовало, что с 1 по 5 апреля 2016 года автомобиль был на ремонте. Факт фиксации буквы ‘У’ на крыше автомобиля с помощью магнитного крепления не установлен.

Позиция прокурора о недостаточности доказательств его вины не нашла отражение в приговоре.

Указанные нарушения не устранены судом апелляционной инстанции.

Просит приговор и апелляционное определение отменить, прекратить производство по делу за отсутствием в его действиях состава преступления либо вернуть уголовное дело прокурору.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Садомский П.А. выражает несогласие с изложенными в ней доводами, считает их необоснованными, просит оставить обжалуемые судебные решения без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражений, Судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ, основаниями отмены или изменения судебных решений в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

По данному делу таких нарушений закона не допущено.

Предварительное следствие проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, дело расследовано всесторонне, полно и объективно, данных о фальсификации доказательств не установлено.

Решение о приостановлении предварительного следствия принято следователем в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ в связи с поступившей из медицинского учреждения информацией о невозможности участия обвиняемого в следственных действиях.

Приговор соответствует требованиям ст. ст. 303, 304, 307 — 309 УПК РФ, в нем содержится описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа совершения преступления, формы вины, цели и мотива.

Выводы суда о виновности Дирко Д.С. в убийстве Ц. соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и подтверждаются его признательными показаниями, в той части, в которой они признаны судом достоверными, показаниями потерпевшей Ц. свидетелей Л. М. Н. Ц. Т., протоколами следственных действий, актами судебно-медицинских экспертиз и другими доказательствами, подробный анализ которых дан в приговоре.

Все доказательства, вопреки доводам жалобы, судом проверены и оценены в соответствии с требованиями ст. 87 УПК РФ с учетом правил, предусмотренных ст. 88 УПК РФ, с точки зрения их достаточности, допустимости и относимости к рассматриваемым событиям.

При этом, суд, оценив доказательства в их совокупности, привел основания, по которым принял одни доказательства и отверг другие, в частности показания Дирко Д.С. в судебном заседании о непричастности к совершенному преступлению, как данные им в целях уклонения от уголовной ответственности и опровергающиеся иными исследованными доказательствами.

Судом первой инстанции не установлено нарушений закона в ходе допросов Дирко Д.С. на предварительном следствии в качестве подозреваемого, обвиняемого и при проверке его показаний на месте преступления, а также оснований к самооговору, с чем Судебная коллегия соглашается, поскольку в приговоре приведено убедительное обоснование принятого решения, не согласиться с которым оснований не имеется.

Показания на предварительном следствии Дирко Д.С. давал с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства, с участием адвоката, что свидетельствует о невозможности применения к нему незаконных методов расследования. Факт оказания воздействия на Дирко Д.С. со стороны сокамерника М. также проверялся судом и не нашел своего подтверждения.

Не установлено судом данных об оговоре Дирко Д.С. со стороны свидетелей, в том числе Н. поскольку показания свидетелей последовательны, согласуются между собой по основным фактическим обстоятельствам, и нашли подтверждение в иных доказательствах по делу.

Каких-либо противоречий между приведенными в приговоре доказательствами, влияющих на выводы суда о виновности осужденного, в материалах дела не содержится. Выводы суда о допустимости доказательств, положенных в основу обвинительного приговора, надлежащим образом мотивированы.

Несогласие осужденного с оценкой доказательств, данной судом первой инстанции, не является основанием для отмены или изменения приговора.

Доводы жалобы осужденного о том, что его автомобиль 4 апреля 2016 года был на ремонте, вследствие чего на видеозаписи зафиксирован другой автомобиль, без учебного знака на крыше, который был установлен на его автомобиле, проверены судом первой инстанции и мотивированно отвергнуты как несостоятельные с приведением оснований, указанных в приговоре.

Исследовав протокол осмотра видеозаписей с камер наблюдения, протокол осмотра автомобиля Дирко Д.С., показания свидетеля Н., судом сделан правильный вывод о том, что автомобиль, зафиксированный камерой видеонаблюдения в день и в районе совершения преступления, несмотря на отсутствие учебного знака на крыше автомобиля, который мог свободно демонтироваться независимо от способа крепления, и автомобиль осужденного, внешне схожи между собой, что в совокупности с иными доказательствами свидетельствует о виновности Дирко Д.С. в убийстве потерпевшей и правдивости его показаний, данных на предварительном следствии.

Ссылка осужденного на график указанный вывод суда не опровергает, поскольку этот документ фиксирует рабочее время, а не техническое состояние автомобиля и возможность его эксплуатации, которая судом установлена. Указание в справке, на которую имеется ссылка в жалобе, о том, что на видео изображен автомобиль < ... > , является явной технической ошибкой, поскольку из протокола осмотра очевидно следует, что на фото 14 и 15 изображен автомобиль < ... > .

Нарушений уголовно-процессуального закона при исследовании доказательств, повлиявших на правильность установления судом фактических обстоятельств дела, допущено не было.

Из протокола судебного заседания следует, что уголовное дело рассмотрено судом беспристрастно, с соблюдением принципа состязательности и равноправия сторон. Судом были созданы условия для реализации сторонами своих процессуальных прав и исполнения предусмотренных законом обязанностей. Объективные данные, свидетельствующие о рассмотрении настоящего дела с обвинительным уклоном, в протоколе судебного заседания отсутствуют.

При этом, вопреки доводам жалобы, государственный обвинитель полностью поддержал предъявленное Дирко Д.С. обвинение и не высказывался о недостаточности доказательств его вины в совершении преступления.

Довод осужденного о нарушении его права на защиту опровергается материалами дела, из которых усматривается, что каких-либо данных, свидетельствующих о ненадлежащем осуществлении защиты Дирко Д.С. адвокатами в судах первой и апелляционной инстанций, материалы дела не содержат. Как усматривается из протокола судебного заседания, адвокаты Сологуб В.И. и Красовская Н.И. осуществляли защиту осужденного всеми не запрещенными УПК РФ средствами и способами, поддерживали позицию Дирко Д.С., выступали в прениях сторон.

Установленный характер действий Дирко Д.С. и избранный им способ убийства потерпевшей, как правильно отмечено судом, свидетельствуют об умысле осужденного на совершение убийства.

Действия Дирко Д.С. по ч. 1 ст. 105 УК РФ судом правильно квалифицированы. Выводы суда относительно юридической оценки действий осужденного в приговоре мотивированы, они основаны на законе и их правильность сомнений у Судебной коллегии не вызывает.

Психическое состояние Дирко Д.С. было проверено, судом, с учетом проведенных исследований, в отношении инкриминируемого деяния осужденный признан вменяемым.

Наказание Дирко Д.С. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, установленных судом смягчающих и отягчающего наказание обстоятельств, данных о личности виновного и всех обстоятельств дела.

Исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности содеянного и позволяющих назначить наказание осужденному с применением положений ст. 64 УК РФ, а также оснований для применения положений ст. 73 УК РФ судом обоснованно не установлено.

Каких-либо иных обстоятельств, обуславливающих смягчение наказания, но не установленных судом или не учтенных им в полной мере, не имеется.

Положения ч. 5 ст. 69 УК РФ применены судом правильно.

Назначенное Дирко Д.С. наказание является справедливым и соразмерным содеянному, полностью отвечающим целям уголовного наказания.

При рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке суд проверил законность, обоснованность, справедливость приговора. Изложенные в апелляционной жалобе доводы, в том числе аналогичные приведенным в кассационной жалобе и дополнительно в судебном заседании, проверены судом апелляционной инстанции и обоснованно отклонены.

Выводы суда по существу поставленных вопросов мотивированы в апелляционном определении судебной коллегии по уголовным делам Второго апелляционного суда общей юрисдикции, которое отвечает требованиям ст. 389.28 УПК РФ.

Руководствуясь ст. 401.14 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Коми от 18 января 2022 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Второго апелляционного суда общей юрисдикции от 25 апреля 2022 года в отношении Дирко Дмитрия Сергеевича оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного — без удовлетворения.