Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 12.10.2021 N 82-УД21-16-А2

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 октября 2021 г. N 82-УД21-16-А2

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Абрамова С.Н.,

судей Романовой Т.А., Пейсиковой Е.В.

при секретаре судебного заседания Мамейчике М.А.

с участием прокурора Генеральной прокуратуры РФ Копалиной П.Л.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Лашкова А.В. на приговор Курганского областного суда от 17 декабря 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Второго апелляционного суда общей юрисдикции от 25 февраля 2020 г.

По приговору Курганского областного суда от 17 декабря 2019 г.

Лашков Александр Владимирович, < ... > ранее не судимый:

осужден по п. ‘д’ ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год, с установлением ограничений не изменять места жительства или пребывания и не выезжать за пределы территории соответствующего месту жительства или пребывания муниципального образования без согласия уголовно-исполнительной инспекции, а также с возложением обязанности 1 раз в месяц являться в уголовно-исполнительную инспекцию для регистрации.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Второго апелляционного суда общей юрисдикции от 25 февраля 2020 г. приговор Курганского областного суда от 17 декабря 2019 г. в отношении Лашкова А.В. оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Романовой Т.А. о содержании судебных решений, существе кассационной жалобы и поданных на нее возражений, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Копалиной П.Л., полагавшей, что оснований для отмены или изменения судебных решений не имеется, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда Лашков А.В. признан виновным в совершении умышленного убийства с особой жестокостью Л.

Преступление совершено 4 ноября 2017 г. в д. Лебяжье Мишкинского района Курганской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Лашков А.В., выражая несогласие с его осуждением, указывает на то, что предварительное следствие по делу было проведено неполно, не проверены иные версии убийства его матери, постановленный в отношении его приговор не отвечает требованиям закона и подлежит отмене, так как в основу положены недопустимые доказательства: показания, данные им 5 ноября 2017 г. в состоянии опьянения, показания свидетеля П. удостоверенные ею без прочтения протокола, а также показания Л. высказанные в форме предположений, необоснованно отвергнуты показания свидетеля П., которая в ходе допроса следователем утверждала, что, по словам потерпевшей, телесные повреждения ей нанес не он (Лашков), по делу не представлено доказательств наличия между ним и матерью неприязненных отношений, равно, как и в целом — его причастности к инкриминируемому преступлению, судом нарушен принцип презумпции невиновности, толкования неустранимых сомнений в пользу подсудимого, не установлен мотив преступления, не дано оценки, как свидетельству его невиновности, факту вызова им фельдшера для оказания помощи потерпевшей, сообщения в полицию о случившемся, его действия, вопреки положениям закона, признаны совершенными с особой жестокостью только из-за причинения потерпевшей значительного количества телесных повреждений и при этом не учтены другие обстоятельства, которые имеют значение. Просит отменить приговор и направить уголовное дело на новое судебное разбирательство.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Баженов Р.В. указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, осужденному назначено справедливое наказание, нарушений норм УК РФ и УПК РФ при вынесении судебных решений не допущено.

Изучив кассационную жалобу осужденного Лашкова, проверив материалы уголовного дела, Судебная коллегия не усматривает таких нарушений уголовно-процессуального закона при производстве по делу, которые ставили бы под сомнение законность возбуждения, расследования дела, передачи его на стадию судопроизводства и в дальнейшем — самой процедуры судебного разбирательства и апелляционного рассмотрения дела.

Постановленный приговор соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, предъявляемым к его содержанию. В нем отражены обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, проанализированы подтверждающие их доказательства, получившие оценку по установленным правилам, аргументированы выводы, относящиеся к вопросу квалификации преступления, мере наказания осужденному, а также разрешены иные вопросы из числа предусмотренных ст. 299 УПК РФ.

Описание преступления в отношении Л., признанного судом доказанным, содержит все необходимые сведения о месте, времени, способе его совершения, действиях Лашкова и их взаимосвязи с наступившими последствиями, а также иные данные, которые позволяют установить событие преступления, причастность к нему осужденного и его виновность, дать правильную правовую оценку содеянному.

По результатам состоявшегося разбирательства, несмотря на занятую Лашковым позицию к предъявленному обвинению, заключавшуюся в отрицании им своей вины, суд на основе анализа и оценки по правилам ст. ст. 86, 87 УПК РФ таких доказательств, как показания свидетелей П., Я., В. Б., протокол осмотра места происшествия, заключения экспертов, надлежаще мотивировал свои выводы о том, что их совокупность является достаточной для осуждения Лашкова за совершение убийства своей матери Л., установив, что на руках и одежде Лашкова имелись следы крови потерпевшей, в том числе в виде брызг, он единственный кто находился в квартире вместе в ней, распивая спиртные напитки, следов посторонних лиц ни в помещении, ни возле дома обнаружено не было.

Соответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, подтвердил суд апелляционной инстанции, о чем указал в своем решении со ссылкой на исследованные по делу доказательства.

Выдвинутая Лашковым изначально версия о том, что его мать с телесными повреждениями привезли какие-то лица, получила свою оценку со стороны органов следствия и суда, в том числе с учетом показаний самого Лашкова, данных на этапе расследования дела, в которых он, затрудняясь объяснить произошедшие события, тем не менее, утверждал о том, что никто из посторонних лиц в дом не приходил.

Других версий, заслуживающих внимания и требовавших проверки, Лашковым, как очевидцем событий, выдвинуто не было и следственными органами не установлено. Не установлено также судом данных, которые свидетельствовали об иных обстоятельствах преступления, чем те, которые указаны в обвинительном заключении.

Судом в должной мере исследованы доводы о недопустимости протокола допроса Лашкова (т. 1, л.д. 230 — 233) по причине дачи им показаний в состоянии опьянения, которые были отвергнуты с обоснованием такого решения содержанием спорного протокола следственного действия, результатов медицинского освидетельствования Лашкова и времени, истекшего с момента его производства и до допроса подозреваемого.

С учетом правового статуса Л. как потерпевшего, он не лишен права излагать суду собственное видение произошедших событий, основывая вывод о возможности совершения преступления Лашковым с учетом известных ему сведений о личности последнего и характера его взаимоотношений с убитой матерью. Таким образом, отсутствовали основания для исключения из разбирательства, как не имеющих юридической силы, показаний потерпевшего Л. а равно, — свидетеля П., протокол допроса которой был составлен с ее слов и ею в установленном порядке удостоверен.

В приговоре изложены основания, по которым суд согласился с достоверностью показаний свидетеля П. по поводу поведения Лашкова в состоянии опьянения, сопоставив их с показаниями на этот счет свидетелей С. и Д.

Суд выяснил все обстоятельства, влияющие на оценку показаний свидетеля П., данных в ходе расследования дела, о содержании тех слов, произнесенных в ее присутствии потерпевшей, не установил причин, в том числе, исходя из пояснений П. в судебном заседании, для того, чтобы эти показания признать ключевым доказательством.

В жалобе осужденного отсутствуют ссылки на иные доказательства, которые имели бы значение для исхода дела, но были безосновательно отвергнуты судом, либо суд незаконным образом воспрепятствовал их представлению стороной защиты для исследования.

При таком положении следует признать, что нормы процессуального права, регулирующие процедуру проверки доказательств и правила их оценки судом соблюдены, что нашло свое подтверждение также в ходе апелляционного рассмотрения дела.

Действия осужденного Лашкова квалифицированы верно. Характер причиненных потерпевшей телесных повреждений, в том числе с использованием неустановленного предмета с острым лезвием, позволили суду прийти к выводу об умысле осужденного на убийство потерпевшей. При этом, поведение Лашкова, последовавшее за причинением потерпевшей смертельных травм и ранений, выразившееся в сообщении им в полицию о нахождении в доме его матери избитой женщины, а также — в обращении за помощью к соседке, являвшейся фельдшером, не опровергают указанную направленность умысла. Мотив преступления установлен в приговоре, находится в сфере личных отношений, которые обусловили возникновение неприязни.

Вопреки доводам осужденного, его действия правомерно признаны судом совершенными с особой жестокостью, в обоснование чего, помимо факта нанесения потерпевшей в процессе лишения жизни множества ударов, положены обстоятельства, свидетельствующие о выкручивании ей рук и отчленении одной из них острым лезвием в локтевом суставе.

Оснований для иной правовой оценки содеянного Лашковым не имеется. Уголовную ответственность Лашкова не исключает его психическое состояние здоровья, по результатам исследования которого в ходе стационарной судебно-психиатрической экспертизы, его вменяемость не вызывает сомнений.

При назначении наказания суд учел все обстоятельства дела, общественную опасность совершенного преступления, личность Лашкова, влияние назначенного наказания на его исправление, признал в его действиях смягчающие обстоятельства в виде оказания иной помощи потерпевшей после совершения преступления и наличия у него несовершеннолетнего ребенка, а в качестве отягчающего — совершение им преступления в состоянии опьянения, чему привел в приговоре убедительное обоснование.

Каких-либо неучтенных или новых данных, влияющих на меру ответственности осужденного, как полагает Судебная коллегия, не имеется. Назначенное осужденному Лашкову наказание отвечает требованиям ст. ст. 6, 60 УК РФ. Вид исправительного учреждения определен применительно к требованиям ст. 58 УК РФ.

Суд апелляционной инстанции надлежаще проверил законность, обоснованность и справедливость приговора по доводам жалобы адвоката Мусабаевой, аналогичным тем, которые приведены осужденным в кассационной жалобе, мотивировал свои выводы в апелляционном определении, отвечающем по форме и содержанию требованиям закона.

В кассационной жалобе осужденного Лашкова не содержится иных данных о допущенных по делу нарушениях закона судами первой и апелляционной инстанций. По итогам рассмотрения дела в кассационном порядке Судебной коллегией не установлено других обстоятельств правового характера, вызывающих сомнения в правильности применения судами первой и апелляционной инстанций норм уголовного и уголовно-процессуального законов, которые в силу ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ являются основаниями для отмены или изменения судебных решений.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 401.14 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Курганского областного суда от 17 декабря 2019 г. и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Второго апелляционного суда общей юрисдикции от 25 февраля 2020 г. в отношении Лашкова Александра Владимировича оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного без удовлетворения.