Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 10.03.2022 N 7-УД22-1-К2

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 марта 2022 г. N 7-УД22-1-К2

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Колышницына А.С.,

судей Шмотиковой С.А. и Дубовика Н.П.,

при секретаре Черниковой О.С.,

с участием прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Тереховой С.П.,

осужденного Глушкова Н.В. в режиме видеоконференц-связи,

адвоката Туйденовой А.А. и защитника Леднева А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Глушкова Н.В. на приговор Шуйского городского суда Ивановской области от 3 февраля 2021 года, апелляционное постановление Ивановского областного суда от 21 апреля 2021 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 3 августа 2021 года.

Заслушав доклад судьи Шмотиковой С.А. о содержании судебных решений и доводах кассационной жалобы, выступления осужденного Глушкова Н.В., адвоката Туйденовой А.А. и защитника Леднева А.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Тереховой С.П., полагавшей, что оснований для ее удовлетворения не имеется, Судебная коллегия

установила:

по приговору Шуйского городского суда Ивановской области от 3 февраля 2021 года

Глушков Николай Владимирович, < ... > , несудимый,

осужден по ч. 2 ст. 264 УК РФ к 1 году 9 месяцам лишения свободы с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами на 2 года с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Апелляционным постановлением Ивановского областного суда от 21 апреля 2021 года приговор оставлен без изменения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 3 августа 2021 года приговор и апелляционное постановление в отношении Глушкова Н.В. по существу оставлены без изменения.

По приговору суда Глушков признан виновным и осужден за нарушение лицом, управляющим автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшему.

Преступление совершено 8 июля 2018 года в г. Шуя Ивановской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Глушков оспаривает законность и обоснованность состоявшихся в отношении него судебных решений, просит об их отмене и направлении дела на новое судебное разбирательство, указывая, что выводы суда о его виновности в совершении преступления не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, приговор основан на противоречиях, которые не устранены судом. При этом автор жалобы утверждает, что заключение эксперта нельзя признать достоверным и допустимым доказательством, поскольку в акте экспертизы в исследовательской части отсутствует описание клинических признаков, на основании которых эксперт пришел к выводу о том, что полученные потерпевшей К. при ДТП телесные повреждения, относятся к тяжким, судом кассационной инстанции не принят во внимание ответ начальника ОБУЗ ‘Бюро СМЭ Ивановской области’, согласно которому оснований для квалификации имевшихся у потерпевшей телесных повреждений, как причинивших тяжкий вред здоровью, не имеется, считает, что выводы допрошенного в суде апелляционной инстанции эксперта Е. содержат противоречия и являются необоснованными, обращает внимание, что ходатайство стороны защиты о проведении повторной комиссионной экспертизы судом апелляционной инстанции необоснованно было отклонено, утверждает, что осужден необоснованно, поскольку не находился за рулем в момент ДТП, однако данный факт не был исследован судом с достаточной полнотой, полагает, что не все обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела были исследованы, приводит совокупность неисследованных фактов и обстоятельств, которые, по его мнению, могли повлиять на выводы суда, считает, что ему повторно назначено дополнительное наказание в виде запрета управлять транспортным средством, поскольку ранее это наказание, назначенное ему в административном порядке, он уже отбыл.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Изучив материалы уголовного дела, проверив доводы кассационной жалобы, выслушав стороны в судебном заседании, Судебная коллегия приходит к выводу об обоснованности кассационной жалобы.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Такие нарушения допущены судами при рассмотрении уголовного дела и разрешении апелляционной и кассационной жалоб.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

В соответствии со ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию, в частности событие преступления, виновность подсудимого в совершении преступления, форма его вины и мотивы преступления.

Данные обстоятельства устанавливаются на основании доказательств, исследованных и оцененных судом в соответствии с положениями ст. 88 УПК РФ, согласно которой каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела.

Как следует из приговора, суд, признавая Глушкова виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ, в обоснование своего вывода о причинении потерпевшей К. тяжкого вреда здоровью в результате совершенного осужденным дорожно-транспортного происшествия, сослался на заключение судебно-медицинского эксперта, согласно которому в результате ДТП К. причинены телесные повреждения в виде травмы таза: перелом вертлужной впадины (с переломом лобковой, подвздошной и седалищной кости) с нарушением опорной функции нижней конечности, которая относится к категории повреждений, причиняющих тяжкий вред здоровью по признаку значительной стойкой утраты общей трудоспособности не менее чем на одну треть.

Указанное заключение судебно-медицинского эксперта суд признал достоверным и допустимым доказательством.

Между тем, принимая в качестве доказательства заключение судебно-медицинского эксперта N 179 от 9 апреля 2020 года (т. 2 л.д. 131 — 132), суд не принял во внимание, что в соответствии со ст. 80 УПК РФ заключение эксперта — это представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами.

Требования к заключению эксперта содержатся в ст. 204 УПК РФ. При этом, в заключении эксперта, согласно п. п. 9, 10 ч. 1 ст. 204 УПК РФ, должны быть указаны содержание и результаты исследований с обозначением примененных методик, а также выводы по поставленным перед экспертом вопросам и их обоснование.

Положения ст. 25 Федерального закона от 31.05.2001 г. N 73-ФЗ ‘О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации’ также требуют, чтобы в заключении эксперта были приведены содержание и результаты исследований, с указанием примененных методов.

Согласно ст. 8 этого же закона, заключение эксперта должно основываться на таких положениях, которые давали бы возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных экспертом выводов.

Из заключения эксперта должно быть понятно, как получены и на чем основываются сделанные экспертом выводы, а также должна быть понятна примененная им методика, приведенные в заключении эксперта научно обоснованные методики исследования не должны вызывать никаких сомнений у суда при разрешении уголовного дела.

Отвечая на постановленный перед экспертом в постановлении о назначении судебно-медицинской экспертизы вопрос о степени тяжести причиненных потерпевшей Карзановой телесных повреждений, эксперт, в своем заключении N 179 от 9 апреля 2020 года сделал вывод о том, что имеющаяся у потерпевшей К. травма таза: перелом вертлужной впадины (с переломом лобковой, подвздошной и седалищной кости) с нарушением опорной функции нижней конечности, относится к повреждениям, причиняющим тяжкий вред здоровью.

Между тем, сделав вывод о характере и тяжести причиненных потерпевшей телесных повреждений, эксперт в исследовательской части заключения не указал методы, применяемые им, научно обоснованные методики и не отразил содержание, ход и результаты исследований по данному вопросу, что не дает возможность суду проверить сделанные экспертом выводы.

Как следует из разъяснений, данных в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 года N 28, невозможность уяснения методики исследования означает недостаточную ясность заключения эксперта, что в соответствии с ч. 1 ст. 207 УПК РФ является основанием для проведения дополнительной экспертизы, поручаемой тому же или другому эксперту (п. 13). Заключение эксперта, в котором не применены или неверно применены необходимые методы и методики экспертного исследования, является необоснованным и в этом случае, согласно ч. 2 ст. 207 УПК РФ может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту (п. 15).

Как усматривается из материалов дела, при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции стороной защиты были высказаны сомнения относительно обоснованности выводов эксперта о причинении потерпевшей тяжкого вреда здоровью, при отсутствии указания экспертом конкретных критериев, на основании которых им был сделан указанный вывод.

Данные обстоятельства послужили основанием для вызова и допроса в судебном заседании суда апелляционной инстанции эксперта Е.

Между тем, из протокола судебного заседания усматривается, что вместо разъяснения данного им заключения, экспертом были даны подробные показания относительно методик, медицинских критериев и иных клинических признаков, руководствуясь которыми он сделал вывод о наличии у потерпевшей тяжких телесных повреждений и которые отсутствовали в исследовательской части его заключения.

Суд апелляционной инстанции, ссылаясь на показания эксперта Е., отказал в удовлетворении ходатайства стороны защиты о проведении повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы, которая бы в полной мере устранила сомнения в обоснованности заключения эксперта и отразила бы медицинские критерии и основания для определения тяжести вреда здоровью потерпевшей.

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции, принимая указанное решение, не учел, что в соответствии с ч. 1 ст. 282 УПК РФ, а также в соответствии с п. 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2017 года N 51 ‘О практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции’, эксперт, давший заключение в ходе предварительного расследования, может быть вызван для допроса в судебном заседании лишь в целях разъяснения и дополнения данного им заключения.

При этом допрос эксперта вместо производства дополнительной или повторной экспертизы, для назначения которой имеются основания, не допускается.

При изложенных обстоятельствах, Судебная коллегия приходит к выводу, что оспариваемые судебные решения не отвечают в полной мере требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, они подлежат отмене с передачей уголовного дела в отношении Глушкова на новое рассмотрение в суд первой инстанции, в ходе которого следует учесть изложенные выше обстоятельства, а также иные приведенные в кассационной жалобе доводы и принять обоснованное и мотивированное решение.

В связи с отменой указанных судебных решений и принимая во внимание, что Глушков до постановления приговора находился на подписке о невыезде и надлежащем поведении, которую он не нарушал, данная мера пресечения сохранялась согласно приговору до вступления его в законную силу, а также учитывая данные, характеризующие обвиняемого, имеющиеся в материалах дела, Судебная коллегия находит возможным освободить Глушкова из-под стражи, избрав ему прежнюю меру пресечения.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 401.14, 401.15 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Шуйского городского суда Ивановской области от 3 февраля 2021 года, апелляционное постановление Ивановского областного суда от 21 апреля 2021 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 3 августа 2021 года в отношении Глушкова Николая Владимировича отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей.

Глушкова Н.В. из-под стражи освободить, избрать в отношении его меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.