Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 08.06.2017 N 80-О17-1

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 июня 2017 г. N 80-О17-1

(В ПОРЯДКЕ ГЛАВЫ 45 УПК РФ)

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Истоминой Г.Н.

судей Хомицкой Т.П. и Кочиной И.Г.

при секретаре Пикаевой М.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденного Елисеева С.В. на приговор Ульяновского областного суда от 14 июня 2007 года, которым

Елисеев С.В. < ... > несудим,

осужден к лишению свободы по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 9 годам со штрафом в размере 300 000 рублей, п. ‘ж’, ‘з’ ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам, по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 6 годам.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 17 годам лишения свободы со штрафом в размере 300 000 рублей в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено о взыскании с Елисеева в пользу Ш. 200 000 рублей в счет компенсации морального вреда, а также процессуальные издержки в доход федерального бюджета в размере 64 900 рублей.

Срок наказания исчислен с 19 марта 2005 года, с зачетом времени содержания под стражей.

По данному делу осуждены Шайдуллов А.З., Мухаметжанов И.И., Никитин С.А., Чирков И.В., Хатыбуллов М.Н. и Р.Н., Варламов С.П., Голубков А.Ю., Афанасьев А.Н., Гузяев А.М., Карташов С.А., Галлиулов Р.М., Зайнетдинов Р.С. приговор, в отношении которых в кассационном порядке не рассматривается.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Елисеев С.В. осужден за участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и совершенных ею нападениях, за убийство Щ. совершенное из корыстных побуждений, организованной группой, сопряженное с бандитизмом, за незаконные хранение, передачу, перевозку и ношение огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывных устройств, совершенные организованной группой.

Преступления совершены в период 2003 — 2005 гг. на территории < ... > области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 12 апреля 2017 года кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 сентября 2007 года в отношении Елисеева С.В. отменено с направлением дела на новое кассационное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., выступление адвоката Кротовой С.В. в защиту интересов осужденного, мнение прокурора Шиховой Н.В., не поддержавшей кассационное представление и полагавшей приговор изменить, Судебная коллегия

установила:

в кассационной жалобе и дополнениям к ней осужденный Елисеев С.В. выражает несогласие с приговором, ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Указывает о неосторожном совершении убийства Щ., об отсутствии у него мотива убийства, в том числе и корыстного мотива. Считает, что отсутствуют доказательства предварительной договоренности с Шайдулловым на совершение убийства, не доказана и его причастность к участию в банде. Анализируя показания свидетелей Р. и А., осужденного по делу Никитина, считает, что суд дал им неверную оценку. Его показания на досудебной стадии производства носили вынужденный характер в результате оказанного давления со стороны сотрудников правоохранительных органов. Полагает, что выводы суда о виновности по ч. 3 ст. 222 УК РФ основаны на предположениях, поскольку никакого оружия у него не обнаружено, не изымалось. Судом не учтена его явка с повинной в качестве смягчающего обстоятельства. Просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

В кассационном представлении государственный обвинитель Федоров П.С. хоть и ставит вопрос об отмене приговора в целом, в том числе и в отношении Елисеева С.В., однако доводы, изложенные прокурором, не касаются обстоятельств, совершенных преступлений Елисеевым. Так, автор представления, указывает о неверной квалификации действий осужденных по данному делу Шайдуллова, Никитина, Хатыбуллова М.Н. и Р.Н., Варламова по обстоятельствам разбойного нападения на офис 19 августа 2004 года, о необоснованном взыскании с осужденного Хатыбуллова Р.Н. в счет компенсации морального вреда в пользу потерпевшего Е., о неверно принятом решении судом об уничтожении вещественных доказательств — оружии, боеприпасов, взрывных устройств.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Федоров П.С. и потерпевшая Ш. просят приговор оставить без изменения, доводы жалобы — без удовлетворения.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Утверждения осужденного Елисеева о неосторожном причинении смерти Щ. о непричастности к участию в банде и к незаконному обороту оружия и боеприпасов в составе организованной группы, не нашли своего подтверждения при рассмотрении данного уголовного дела, поскольку опровергнуты совокупностью доказательств исследованных судом, которые обоснованно признаны допустимыми, непротиворечивыми и подтверждающими вину осужденного.

Выслушав в судебном заседании позицию Елисеева, не признавшего свою вину в предъявленном обвинении, суд обоснованно в соответствии со ст. 276 УПК РФ исследовал его показания, данные в ходе предварительного следствия, из которых следует, что он был личным телохранителем частного предпринимателя Шайдуллова А.З., который ему рассказал о своем недовольстве Щ., работавшим менеджером у предпринимателя Б., конкурировавшего на рынке сбыта яиц с Шайдулловым. Шайдуллов предложил ему, Елисееву, совершить убийство Щ. на что он согласился, поскольку был должен Шайдуллову сто тысяч рублей. Совместно разработав план убийства Щ., с привлечением знакомой Р. заманили потерпевшего в заранее снятую квартиру, где он, Елисеев, в присутствии Шайдуллова, положил подушку на лицо Щ., удерживая, пока тот не задохнулся. После чего он расчленил труп и совместно с Шайдулловым вывезли к последнему на дачу. В этих же показаниях, Елисеев пояснил и о роли А., который на предложение оказать помощь в убийстве Щ., отказался.

Признав достоверными и допустимыми указанные показания Елисеева суд обоснованно отнесся критически к его показаниям, данным в ходе судебного разбирательства, а именно, к умолчанию осужденным совместного с Шайдулловым совершения убийства и к отрицанию им умысла на убийство, отсутствия у него мотива на лишение жизни человека.

Утверждения осужденного о вынужденном характере его показаний на стадии предварительного следствия лишены оснований. Суд опроверг данные заявления, расценив их как одно из средств защиты, продиктованные стремлением избежать ответственности за содеянное, поскольку признав вину в первоначальных показаниях, Елисеев в последующем от них постепенно отказывался, выдвигая версию о неосторожном причинении смерти и отсутствии договоренности на убийство, что свидетельствует о свободе выбора избранной им позиции по делу, а, следовательно, и о добровольности показаний.

Доводы осужденного о вынужденном характере первоначальных показаний являются надуманными и потому, что они оформлены с соблюдением права на обеспечение защиты, в присутствии адвоката и противоречат всем имеющимся реквизитам данных документов. Изложенные показания суд обоснованно признал допустимыми и достоверными, поскольку они подтверждены совокупностью других доказательств.

С доказательственной точки зрения судом правильно оценены, признаны достоверными и показания осужденного по данному приговору Никитина С.А., данные им в ходе предварительного следствия, о предложении со стороны Шайдуллова устранить (убить) конкурента по бизнесу, Щ., после чего с привлечением других лиц, они стали вести наблюдение за потерпевшим, показания свидетеля Р. о вынужденном ее согласии, в результате высказанных ей угроз жизни и ее ребенку, подсыпать в спиртное Щ., как она полагала, снотворное, что она и сделала, а затем подала сигнал Шайдуллову и Елисееву, показания свидетеля А. об отказе на предложение Шайдуллова и Елисеева участия в убийстве, как он понял, Щ.

Имеющиеся противоречия в показаниях свидетеля Р. вопреки утверждениям осужденного, суд обоснованно признал несущественными, не ставящими под сомнение выводы о виновности Елисеева. К тому же, судом установлено, что противоречия в показаниях свидетеля, были связаны с оказанием на нее давления со стороны самого Шайдуллова, а также и со стороны его родственников.

Судом правильно отмечено, что в ходе судебного разбирательства, каких-либо обстоятельств, свидетельствующих об оговоре Елисеева не установлено.

Оценены судом и иные материалы следственных действий, а также и выводы, содержащиеся в заключениях судебно-медицинских экспертов. Выводов экспертов непротиворечивы, компетентны, научно обоснованны, объективно подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами, а потому суд правильно признал заключения экспертов достоверными и положил их в основу приговора. Оснований в проведении дополнительной судебно-медицинской экспертизы в отношении Елисеева не имелось.

Судом также установлены и обстоятельства создания Шайдулловым А.З. устойчивой вооруженной группы (банды) с осени 2002 года, в целях обеспечения доминирующего положения в своем бизнесе по оптово-розничной реализации куриного яйца на территории г. < ... > и < ... > области, куда, наряду с иными лицами, в том числе и осужденными по настоящему делу, вошел и Елисеев С.В. По ноябрь 2004 года указанной бандой были совершены ряд нападений на граждан, в том числе с применением оружия, взрывных устройств, и иные преступления.

Все члены банды, в том числе и Елисеев, были осведомлены о наличии в преступной группе огнестрельного оружия и взрывных устройств, которое хранилось в различных скрытых местах, неоднократно перевозилось, использовалось, производилось испытание (пристрелка) участниками банды, в том числе и Елисеевым, о чем свидетельствуют обстоятельства, установленные судом, по незаконному обороту оружия в период с лета 2003 года по 29 марта 2005 года, когда часть из него была выдана сотрудникам правоохранительных органов.

Установленные судом обстоятельства нашли подтверждение, в частности, в показаниях осужденных по настоящему делу Никитина С.А., в явке с повинной и показаниях Мухаметжанова И.И., Чиркова И.В., Карташова С.А. и в иных следственных действиях по выявлению факта незаконного оборота оружия, боеприпасов и взрывных устройств.

Изложенные доказательства и иные, оценка, которым дана в приговоре, в силу их относимости, допустимости, а в совокупности — достаточности, позволили суду установить фактические обстоятельства содеянного и прийти к обоснованному выводу о виновности Елисеева.

Действиям осужденного суд дал правильную юридическую оценку, установив прямой умысел на совершение убийства Щ., о чем свидетельствуют характер причиненных телесных повреждений и предшествующие этому действия по использованию сильнодействующего вещества, подмешанного в спиртное погибшему, а также совершение данного преступления в составе организованной группы, сопряженное с бандитизмом. Учтен судом и корыстный мотив при этом, который, вопреки доводам Елисеева, также нашел свое подтверждение, поскольку судом установлена цель получения материальной выгоды от участия в банде.

Обоснованы выводы суда и о квалификации действий Елисеева по участию в банде, а также по незаконному обороту оружия в составе организованной группы.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Не установлено и оснований для удовлетворения доводов государственного обвинителя, изложенных в кассационном представлении о необходимости отмены приговора в отношении Елисеева С.В. Не содержится таковых, как указывалось ранее, в кассационном представлении.

Вместе с тем, приговор в части осуждения Елисеева по ч. 2 ст. 209, ч. 3 ст. 222 УК РФ подлежит изменению по следующим основаниям.

Назначая наказание Елисееву по ч. 2 ст. 209 УК РФ в виде 9 лет со штрафом в размере 300 000 рублей, суд в описательно-мотивировочной части приговора, вопреки положениям, предусмотренным ст. 307 УПК РФ, не привел мотивы необходимости применения дополнительного наказания в виде штрафа, в то время как данное дополнительное наказание в санкции указанной статьи, определено законодателем, как альтернативное.

В связи с чем, Судебная коллегия приходит к выводу об исключении в отношении Елисеева указания о назначении наказания по ч. 2 ст. 209 УК РФ дополнительного наказания в виде штрафа в размере 300 000 рублей.

Кроме того, в соответствии с ч. 1 и 2 ст. 78 УК РФ, лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истек срок давности, который исчисляется со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу.

Как следует из приговора, действия Елисеева по факту незаконного оборота оружия были пресечены 29 марта 2005 года. Преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 222 УК РФ, относится к категории тяжких преступлений, срок давности за которое составляет 10 лет после совершения преступления.

Обстоятельств, которые бы повлекли за собой приостановление течения сроков давности, не установлено. Как следует из материалов дела Елисеев от следствия и суда не уклонялся, был задержан по подозрению в совершении преступлений 19 марта 2005 года.

Срок давности уголовного преследования за данное преступление истек в 2015 году, уже после постановления в отношении него обвинительного приговора, но до вступления его в законную силу.

Данное обстоятельство в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ влечет за собой освобождение Елисеева от назначенного наказания по ч. 3 ст. 222 УК РФ, ввиду истечения сроков давности уголовного преследования.

С учетом изложенного, подлежит смягчению и наказание, назначенное по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209 и п. ‘ж’, ‘з’ ч. 2 ст. 105 УК РФ.

При этом, Судебная коллегия учитывает те же обстоятельства, что и суд при постановлении приговора, такие как, общественную опасность совершенных особо тяжких преступлений, данные о личности осужденного, влияние назначенного наказания на его исправление.

Доводы осужденного о непризнании в качестве смягчающего наказание обстоятельства его явки с повинной не могут быть удовлетворены, поскольку органам следствия на момент задержания Елисеева уже было известно о совершенном им преступлении. Эти выводы суда подробно мотивированы в постановлении от 28 апреля 2007 года, исключившего протокол явки с повинной Елисеева из числа доказательств по делу.

Оснований для применения наказания более мягкого, чем лишение свободы, Судебная коллегия не усматривает.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Ульяновского областного суда от 14 июня 2007 года в отношении Елисеева С.В. изменить:

на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ освободить от наказания, назначенного по ч. 3 ст. 222 УК РФ, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Исключить указание о назначении по ч. 2 ст. 209 УК РФ дополнительного наказания в виде штрафа в размере 300 000 рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209 УК РФ и п. ‘ж’, ‘з’ ч. 2 ст. 105 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначить Елисееву С.В. 16 лет 10 месяцев лишения свободы.

В остальном приговор оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного Елисеева и кассационное представление государственного обвинителя — без удовлетворения.