Кассационное определение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 19.10.2022 N 45-КАД22-14-К7

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 октября 2022 г. N 45-КАД22-14-К7

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Хаменкова В.Б.,

судей Горчаковой Е.В. и Абакумовой И.Д.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Федеральной службы исполнения наказаний (далее — ФСИН России) на решение Верх-Исетского районного суда города Екатеринбурга Свердловской области от 16 августа 2021 года, апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Свердловского областного суда от 30 ноября 2021 года и кассационное определение судебной коллегии по административным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 1 марта 2022 года по административному делу N 2а-5914/2021 по административному исковому заявлению Байрамова Руслана Муса оглы о признании незаконным распоряжения о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации, решения о депортации.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горчаковой Е.В., объяснения представителя ФСИН России Орехова И.В., представителя ГУ МВД России по Свердловской области Сафоновой Ю.Б., поддержавших доводы жалобы, письменные возражения Байрамова Р.М. оглы, поданные его представителем адвокатом Суминовым А.А., Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Байрамов Р.М. оглы, < ... > года рождения, уроженец Азербайджанской ССР, зарегистрированный по месту жительства с 22 мая 1992 года в < ... > области (г. < ... > ), ранее судимый в 2006 и 2010 годах за умышленные преступления к лишению свободы, находившийся под стражей с 16 ноября 2012 года, осужден приговором Нижнетуринского городского суда Свердловской области от 28 мая 2014 года к восьми годам шести месяцам лишения свободы по совокупности преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 30, пунктом ‘г’ статьи 228.1 в редакции закона от 27 июля 2009 года (покушение на незаконные производство, сбыт или пересылку наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в особо крупном размере), частью 2 статьи 228 Уголовного кодекса Российской Федерации (незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка без цели сбыта растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, совершенные в особо крупном размере).

В период отбытия Байрамовым Р.М. оглы наказания в колонии строго режима на основании части 4 статьи 25.10 Федерального закона от 15 августа 1996 года N 114-ФЗ ‘О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию’ (далее — Федеральный закон N 114-ФЗ) ФСИН России в отношении него, как лица без гражданства, совершившего особо тяжкое преступление, 30 октября 2020 года принято распоряжение о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации сроком на восемь лет после отбытия наказания до момента погашения судимости (далее — Распоряжении от 30 октября 2020 года). О принятом распоряжении Байрамов Р.М. оглы уведомлен 19 ноября 2020 года.

14 мая 2021 года ГУ МВД России по Свердловской области вынесено решение о депортации Байрамова Р.М. оглы за пределы Российской Федерации (далее — Решение о депортации) в соответствии с пунктом 11 статьи 31 Федерального закона от 25 июля 2002 года N 115-ФЗ ‘О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации’ (далее — Закон о правовом положении иностранных граждан).

Государственной миграционной службой Азербайджанской Республики 15 мая 2021 года принято решение о признании принадлежности Байрамова Р.М. оглы к гражданству Азербайджанской Республики.

18 мая 2021 года Байрамов Р.М. оглы освобожден из мест лишения свободы по отбытии наказания.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Не согласившись с указанными распоряжением ФСИН России и решением ГУ МВД России по Свердловской области, Байрамов Р.М. оглы обратился в суд с административным иском о признании их незаконными, в обоснование заявленных требований указал, что они приняты без учета его социальных и родственных связей, поскольку на территории Российской Федерации он пребывает с восьмилетнего возраста, в Российской Федерации проживают его мать, сестра, граждане Российской Федерации, а также Баркалова М.Б., с которой он ведет совместное хозяйство с 2012 года и воспитывает их дочь.

Решением Верх-Исетского районного суда города Екатеринбурга Свердловской области от 16 августа 2021 года, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, административный иск удовлетворен. Распоряжение от 30 сентября 2021 года и Решение о депортации признаны незаконными.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, ФСИН России просит судебные акты судов первой, апелляционной и кассационной инстанций отменить, принять по делу новое решение, которым в удовлетворении административного иска отказать.

Ввиду необходимости проверки доводов кассационной жалобы по запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 2 июня 2022 года дело истребовано, определением от 16 сентября 2022 года кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли или могут повлиять на исход административного дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

Такие нарушения установлены.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции, с которым согласились суды апелляционной и кассационной инстанций, пришел к выводу о том, что распоряжение о нежелательности пребывания в Российской Федерации и решение о депортации за пределы Российской Федерации ограничивают права Байрамова Р.М. оглы на проживание на территории Российской Федерации, принял во внимание, что все члены его семьи являются гражданами Российской Федерации, родственных связей на территории Республики Азербайджан у него не имеется, социальные связи с данным государством отсутствуют.

Позиция судов является ошибочной, так как основана на неправильном применении норм материального права.

Обжалуемые судебные акты приняты с нарушением требований процессуальных норм, предусматривающих удовлетворение административного иска об оспаривании в том числе решения органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, при условии, что его содержание не соответствует нормативным правовым актам, регулирующим спорные отношения, и установлен факт нарушения прав, свобод и законных интересов административного истца (статья 227 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

Между тем, как следует из материалов административного дела, приведенные в процессуальной норме обстоятельства судами не установлены, довод ФСИН России о том, что оспариваемые решения соответствуют нормативным правовым актам, регулирующим возникшие отношения, являются адекватной мерой реагирования государства на противоправное поведение иностранного гражданина, не опровергнут.

Согласно части 4 статьи 25.10 Федерального закона N 114-ФЗ в отношении иностранного гражданина или лица без гражданства, незаконно находящихся на территории Российской Федерации, либо лица, которому не разрешен въезд в Российскую Федерацию, а также в случае, если пребывание (проживание) иностранного гражданина или лица без гражданства, законно находящихся в Российской Федерации, создает реальную угрозу, в частности, общественному порядку, либо здоровью населения, в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, прав и законных интересов других лиц может быть принято решение о нежелательности пребывания (проживания) данного иностранного гражданина или лица без гражданства в Российской Федерации.

Иностранный гражданин или лицо без гражданства, в отношении которых принято решение о неразрешении въезда в Российскую Федерацию или решение о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации, обязаны выехать из Российской Федерации в порядке, предусмотренном федеральным законом (часть 5 приведенной статьи).

В случае, если уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в отношении иностранного гражданина, находящегося в местах лишения свободы, вынесено решение о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации или решение о неразрешении въезда в Российскую Федерацию, такое решение в течение трех рабочих дней со дня его вынесения направляется в соответствующий территориальный орган федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, который принимает решение о депортации данного иностранного гражданина (пункт 11 статьи 31 Закона о правовом положении иностранных граждан).

Исполнение решения о депортации иностранного гражданина осуществляется после отбытия данным иностранным гражданином наказания, назначенного по приговору суда (пункт 12 названной статьи).

Оспариваемые административным истцом решения приняты в соответствии с названными нормами федерального законодательства.

Как установлено судами и подтверждается материалами дела, Байрамов Р.М. оглы, пребывая на территории Российской Федерации, лояльности к правопорядку Российской Федерации не проявлял и законы Российской Федерации не соблюдал, после освобождения из мест лишения свободы, где отбывал наказание за преступление против собственности, умышленно совершил на территории Российской Федерации преступление против здоровья населения, отнесенное к категории особо тяжких и связанное с незаконным оборотом наркотических средств, что послужило поводом для принятия оспариваемых решений.

Указанные обстоятельства административными ответчиками при принятии оспариваемых актов учтены, они правильно исходили из приоритета интересов Российской Федерации и ее граждан, чья безопасность не может быть поставлена в зависимость от наличия у иностранного гражданина, неоднократно совершившего умышленные преступления в период своего нахождения на территории Российской Федерации, родственников в Российской Федерации.

Такое толкование норм материального права, регулирующих вопросы пребывания иностранных граждан на территории Российской Федерации, согласуется с позицией Конституционного Суда Российской Федерации о том, что семья и семейная жизнь, относясь к ценностям, находящимся под защитой Конституции Российской Федерации, не имеют безусловного во всех случаях преимущества перед другими конституционно значимыми ценностями, а наличие семьи не обеспечивает иностранным гражданам бесспорного иммунитета от законных и действенных принудительных мер в сфере миграционной политики (определение от 5 марта 2014 года N 628-О).

Совершение преступления порождает особые правовые отношения такого лица с государством, служащие основанием введения для него дополнительных правовых обременений ввиду повышенной опасности для общества, следовательно, отсутствовали правовые основания для признания решений о нежелательности пребывания (проживания) административного истца в Российской Федерации и о депортации за пределы государства, со всей очевидностью являющиеся оправданными, справедливыми и соразмерными в отношении Байрамова Р.М. оглы, незаконными.

Удовлетворяя административный иск, суды не приняли во внимание, что наличие непогашенной судимости за совершение на территории Российской Федерации преступления является обстоятельством, препятствующим иностранному гражданину и лицу без гражданства в получении вида на жительство, разрешения на временное проживание, а также гражданства Российской Федерации (пункт 5 части 1 статьи 7, пункт 5 части 1 статьи 9 Закона о правовом положении иностранных граждан, часть 1 статьи 16 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 62-ФЗ ‘О гражданстве Российской Федерации’).

Таким образом, выводы судов об обоснованности требований административного истца являются ошибочными, обжалуемые судебные акты — незаконными, как принятые с существенным нарушением норм материального права, без отмены которых невозможна защита публичных интересов.

Поскольку судами допущена ошибка в применении и толковании норм материального права, Судебная коллегия, отменив судебное решение, апелляционное и кассационное определения, считает возможным в соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении административного иска, не передавая административное дело на новое рассмотрение.

Руководствуясь статьями 327, 328 — 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верх-Исетского районного суда города Екатеринбурга Свердловской области от 16 августа 2021 года, апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Свердловского областного суда от 30 ноября 2021 года и кассационное определение судебной коллегии по административным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 1 марта 2022 года отменить и принять новое решение.

В удовлетворении административного искового заявления Байрамова Руслана Муса оглы о признании незаконными принятых в отношении него распоряжения Федеральной службы исполнения наказаний от 30 октября 2020 года о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации и решения от 14 мая 2021 года ГУ МВД России по Свердловской области о депортации за пределы Российской Федерации отказать.