Кассационное определение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации от 06.11.2019 N 5-КА19-51

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 ноября 2019 г. N 5-КА19-51

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Зинченко И.Н.,

судей Калининой Л.А. и Борисовой Л.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Рагимова Артура Рафиковича на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 5 апреля 2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Московского городского суда от 24 октября 2018 г. по делу N 2а-303/2018 по административному исковому заявлению Рагимова А.Р. к Федеральной службе исполнения наказаний об оспаривании решения, о возложении обязанности.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Калининой Л.А., возражения относительно доводов апелляционной жалобы представителя ФСИН России Орехова И.В., Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

приговором Хабаровского краевого суда от 19 декабря 2005 г. (с учетом определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 г.) Рагимову А.Р. за совершение преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 105, подпунктами ‘а’, ‘в’, ‘к’ части 2 статьи 105, частью 1 статьи 116 Уголовного кодекса Российской Федерации назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы. До осуждения Рагимов А.Р. проживал в г. Хабаровске.

После вступления приговора суда в законную силу осужденный Рагимов А.Р. направлен для отбывания наказания в ФКУ ИК- < ... > УФСИН России по Ямало-Ненецкому автономному округу.

13 ноября 2017 г. Рагимов А.Р. направил директору ФСИН России заявление о переводе в исправительное учреждение по месту жительства.

Письмом начальника УИПСУ ФСИН России от 18 декабря 2017 г. N ОГ-12-46821 в удовлетворении заявления Рагимова А.Р. отказано, поскольку, по мнению данного должностного лица, при выборе исправительного учреждения для направления осужденных к пожизненному лишению свободы в целях отбывания наказания их место жительства до осуждения не учитывается. При этом основания, препятствующие дальнейшему нахождению истца в ФКУ ИК- < ... > УФСИН России по Ямало-Ненецкому автономному округу, отсутствуют (л.д. 16).

Не согласившись с решением начальника УИПСУ ФСИН России, содержащимся в письме от 18 декабря 2017 г. N ОГ-12-46821, Рагимов А.Р. обратился в суд с административным исковым заявлением.

Решением Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 5 апреля 2018 г. в удовлетворении заявленных требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Московского городского суда от 24 октября 2018 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Определением судьи Московского городского суда от 13 мая 2019 г. Рагимову А.Р. отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 15 августа 2019 г. административное дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, определением от 4 октября 2019 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.

В соответствии со статьей 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход административного дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Отказывая в удовлетворении требований Рагимова А.Р., судебные инстанции исходили из того, что решение о направлении истца для отбывания наказания в ФКУ ИК < ... > УФСИН России по Ямало-Ненецкому автономному округу принято в соответствии с положениями уголовно-исполнительного законодательства, основания для перевода Рагимова А.Р. в исправительное учреждение того же вида, расположенное в Хабаровском крае, отсутствуют.

С такими выводами согласиться не представляется возможным.

Согласно правилу, установленному Уголовно-исполнительным кодексом Российской Федерации, осужденные к лишению свободы отбывают весь срок наказания в одном исправительном учреждении либо следственном изоляторе в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали или были осуждены. В исключительных случаях по состоянию здоровья осужденных или для обеспечения их личной безопасности либо с их согласия осужденные могут быть направлены для отбывания наказания в соответствующее исправительное учреждение, расположенное на территории другого субъекта Российской Федерации (часть 1 статьи 73).

В соответствии с положениями статьи 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации осужденные к лишению свободы должны отбывать весь срок наказания, как правило, в одном исправительном учреждении либо следственном изоляторе, в том числе в случае назначения им в период отбывания лишения свободы нового наказания, если при этом судом не изменен вид исправительного учреждения (часть 1).

Перевод осужденного для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида допускается в случае болезни осужденного либо для обеспечения его личной безопасности, при реорганизации или ликвидации исправительного учреждения, а также при иных исключительных обстоятельствах, препятствующих дальнейшему нахождению осужденного в данном исправительном учреждении. Перевод осужденных за преступления, указанные в части четвертой статьи 73 названного кодекса, для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида допускается также по решению федерального органа уголовно-исполнительной системы. Порядок перевода осужденных определяется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере исполнения уголовных наказаний (часть 2).

В силу пункта 8 Инструкции о порядке направления осужденных к лишению свободы для отбывания наказания, их перевода из одного исправительного учреждения в другое, а также направления осужденных на лечение и обследование в лечебно-профилактические и лечебные исправительные учреждения, утвержденной приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 1 декабря 2005 г. N 235, действовавшей на момент принятия оспариваемого решения от 18 декабря 2017 г., осужденные за преступления, предусмотренные статьей 126, частями второй и третьей статьи 127.1, статьями 205 — 206, 208 — 211, 275, 277 — 279, 281, 282.1, 282.2, 317, частью третьей статьи 321, частью второй статьи 360 Уголовного кодекса Российской Федерации, осужденные при особо опасном рецидиве преступлений, осужденные к пожизненному лишению свободы, осужденные к отбыванию лишения свободы в тюрьме, осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы, направляются для отбывания наказания в соответствующие исправительные учреждения, расположенные в местах, определенных ФСИН России. Лица, осужденные за преступления, предусмотренные перечисленными статьями Уголовного кодекса Российской Федерации, как правило, направляются для отбывания наказания в пределах субъекта Российской Федерации, где они были осуждены. В случае невозможности содержания таких лиц по месту осуждения они направляются для отбывания наказания в другой субъект Российской Федерации по решению ФСИН России, подготовленному оперативным управлением на основании мотивированного заключения, представленного территориальным органом ФСИН России.

Пунктом 10 Инструкции установлено, что в соответствии со статьей 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации перевод осужденного для дальнейшего отбывания наказания из одного исправительного учреждения в другое того же вида допускается в случае болезни осужденного либо для обеспечения его личной безопасности, при реорганизации или ликвидации исправительного учреждения, а также при иных исключительных обстоятельствах, препятствующих дальнейшему нахождению осужденного в данном исправительном учреждении.

Таким образом, приведенное правовое регулирование не предполагает произвольного определения места отбывания осужденным наказания и корреспондирует положениям международных правовых актов, регламентирующих права осужденных, в частности Европейским пенитенциарным правилам (2006 г.), согласно которым заключенные должны по возможности направляться для отбытия наказания в расположенные вблизи от дома или мест социальной реабилитации пенитенциарные учреждения и которые имеют рекомендательный характер и подлежат реализации при наличии необходимых экономических и социальных возможностей (часть четвертая статьи 3 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации).

На данное обстоятельство неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации в определениях от 28 марта 2017 г. N 562-О ‘Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Украины Афанасьева Геннадия Сергеевича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 73 и частью второй статьи 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации’, N 599-О ‘Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Асташина Ивана Игоревича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 73 и частью второй статьи 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации’.

Европейский Суд по правам человека в постановлении от 7 марта 2017 г. дело ‘Полякова и другие (Polyakova and Others) против Российской Федерации’ отметил, что Конвенция о защите прав человека и основных свобод не предоставляет осужденным права выбирать место отбывания наказания. Однако для того, чтобы обеспечить уважение достоинства, присущего человеческой личности, целью государств должно стать поощрение и поддержание контактов заключенных с внешним миром. Для достижения этой цели национальное законодательство должно предоставить заключенному, а при необходимости и его родственникам реальную возможность выдвигать свои требования до того, как государственные органы власти примут решение о размещении его в определенное исправительное учреждение, а также убедиться в том, что какие-либо другие их распоряжения соответствуют требованиям статьи 8 указанной конвенции (пункт 100).

Европейский Суд в указанном постановлении пришел к выводу об отсутствии в российском законодательстве требования, обязывающего ФСИН России рассматривать перед отступлением от общего правила распределения осужденных возможные последствия географического расположения исправительных учреждений на семейную жизнь заключенных и их родных, о непредоставлении реальной возможности перевода заключенного в другое место заключения на основаниях, относящихся к праву уважения семейной жизни, а также о невозможности для лица добиться судебного пересмотра решения ФСИН России в части пропорциональности его или ее заинтересованности в поддержании семейных и общественных связей. Данные обстоятельства, в свою очередь, приводят к нарушению статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (пункты 116 — 118).

С учетом приведенных правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека к иным исключительным обстоятельствам среди прочего должна относиться невозможность заключенного поддерживать семейные связи во время тюремного заключения.

Заявление Рагимова А.Р. о переводе в исправительное учреждение по месту жительства мотивировано необходимостью поддержания социально полезных связей с близкими родственниками, родители проживают в г. Хабаровске, стеснены в материальных средствах, в связи с чем покупка билетов в Ямало-Ненецкий автономный округ и поездки в на свидания с сыном для них затруднительны.

Как следует из правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 19 декабря 2003 г. N 23 ‘О судебном решении’, решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов. Вместе с тем при рассмотрении настоящего административного дела судами первой и апелляционной инстанций не выяснялась возможность (невозможность) размещения Рагимова А.Р. в имеющихся на территории Хабаровского края и близлежащих к Хабаровскому краю субъектах Российской Федерации исправительных учреждениях необходимого вида.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что предусмотренные Кодексом административного судопроизводства Российской Федерации меры для всестороннего и полного установления всех фактических обстоятельств по административному делу не приняты.

Судебная коллегия, установив, что допущенные нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, без устранения которых невозможны восстановление и защита прав и законных интересов административных истцов, считает необходимым отменить принятые по делу судебные акты и направить дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду надлежит учесть изложенное и разрешить дело в соответствии с требованиями закона.

На основании изложенного Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 328, 329, 330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации,

определила:

решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 5 апреля 2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по административным делам Московского городского суда от 24 октября 2018 г. — отменить, административное дело направить в Замоскворецкий районный суд г. Москвы на новое рассмотрение в ином составе судей.