Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 13.03.2019 N 59-АПУ19-2

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 марта 2019 г. N 59-АПУ19-2

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего — судьи Иванова Г.П.

судей — Зыкина В.Я. и Русакова В.В.

при секретаре Малаховой Е.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденной Сливенко А.С. и ее защитника — адвоката Ясько В.П. на приговор Амурского областного суда от 25 октября 2018 года, которым

СЛИВЕНКО АНАСТАСИЯ СЕРГЕЕВНА, < ... > несудимая,

осуждена по п. ‘в’ ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, с ограничением свободы на срок 1 год, с установлением ограничений и возложением обязанности, указанных в приговоре.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Иванова Г.П., выступления осужденной Сливенко А.С. и адвоката Тоштаевой Г.Б. по доводам апелляционных жалоб и прокурора Гуровой В.Ю., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда Сливенко А.С. признана виновной в убийстве своего малолетнего сына — Е. 2013 года рождения.

Преступление совершено 21 августа 2017 года в с. Грязнушка Благовещенского района Амурской области при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Сливенко А.С. виновной себя признала.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

осужденная Сливенко А.С. считает приговор необоснованным и суровым, признает вину и раскаивается в содеянном, утверждает, что не хотела совершать преступление, испытывает чувство стыда и ненависти к себе. Просит приговор изменить, назначить наказание в виде ограничения свободы на срок до 12 лет.

В последующих жалобах считает приговор необоснованным и несправедливым, виновной себя не признает, ссылается на признательные показания своего мужа — С. указывает, что оговорила себя, дала явку с повинной и писала письма с признаниями вины вследствие оказанного на нее давления со стороны следователя, мужа и его родителей, находясь в состоянии депрессии. Сообщает о негативном отношении С. к потерпевшему Е. и к себе лично, о наличии сговора между свидетелями, об отсутствии адвоката в момент явки с повинной, о ненадлежащем оказании юридической помощи в ходе предварительного следствия и судебного заседания, в котором она молчала по совету адвоката, нанятого для нее родителями мужа. Утверждает, что при проведении следственного эксперимента давала показания под диктовку следователя. Просит направить дело на новое рассмотрение, учесть, что у нее отсутствует судимость. Также просит приговор отменить или изменить — смягчить наказание до 11 лет лишения свободы,

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

адвокат Ясько В.П. выражает несогласие с приговором, полагая, что судом не установлена причина совершения Сливенко А.С. преступления, в основу приговора положены недопустимые доказательства, к которым относится психолого-психиатрическая экспертиза состояния подсудимой, считает, что комплексная психолого-психиатрическая экспертиза от 04.07.2018 г. N 698 проводилась с нарушением УПК РФ, в проведении повторной экспертизы судом было необоснованно отказано. Обращает внимание на то, что у Сливенко А.С. было тяжелое детство, она сирота, беспризорница, родила ребенка в 15 лет, в семье мужа была сложная обстановка. Сомневается в ее нормальном психическом развитии, считает необходимым учесть состояние беременности Сливенко А.С. в момент совершения преступления и условия жизни, пограничный возраст (18 лет), чего экспертами сделано не было, хотя сторона защиты ставила вопрос о проведении таких исследований. Считает, что при проведении экспертизы нарушены права обвиняемой, в том числе, требования ст. ст. 195 и 198 УПК РФ, вследствие чего о назначении экспертизы сторона защиты и обвиняемая были поставлены в известность через 2 месяца после ее проведения, что не позволило согласовать позиции и поставить дополнительные вопросы экспертам. Также указывает, что суд необоснованно отказал в приобщении копий научных медицинских статей о состоянии психики беременных женщин.

Кроме того, адвокат сомневается в правильности выводов суда о наличии у осужденной умысла на убийство, считая, что хаотичное нанесение ребенку 95 ударов свидетельствует о психическом срыве, болезненной психике, чему суд оценки не дал и не отразил показания ее мужа в части наличия у жены нервных срывов, а это свидетельствует об одностороннем подходе суда.

Указывает на неполное отражение в приговоре содержания протокола явки с повинной Сливенко А.С., показаний свидетелей С. С., необоснованное исключение из числа доказательств документов, имеющих признаки преюдиции (ст. 90 УПК РФ), в том числе, связанные с привлечением к уголовной ответственности по ст. 293 УК РФ лиц, виновных в ненадлежащем контроле условий жизни малолетнего Е. Полагает, что исследованные в судебном заседании доказательства не получили своей оценки в приговоре. Просит снизить срок наказания до возможного предела, признав смягчающими наказание Сливенко А.С. следующие обстоятельства: молодой возраст, явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, оказание помощи потерпевшему, полное признание вины и раскаяние в содеянном, наличие на иждивении малолетнего ребенка, совершение преступления в состоянии беременности, а также тяжелую жизненную ситуацию и противоправное поведение иных лиц.

В возражениях государственные обвинители Неговора Д.С. и Свириденко Ю.П. просят оставить апелляционные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционных жалоб, дополнений к ним и возражений, Судебная коллегия считает, что приговор является законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о виновности Сливенко А.С. в совершении преступления соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, в ходе предварительного следствия Сливенко А.С. подробно рассказывала об обстоятельствах совершенного ей убийства малолетнего Е. объясняла, почему первоначально в причинении смерти ребенку признавался ее муж — свидетель С., заявила о явке с повинной.

В судебном заседании она также признала себя виновной, и, хотя от дачи показаний отказалась, не возражала против оглашения показаний, которые она давала на предварительном следствии, и полностью их подтвердила. Высказывала благодарность мужу за то, что он взял на себя вину и позволил ей на свободе родить их общего ребенка (т. 6 л.д. 99 об.).

Свидетель С. также подтвердил в судебном заседании, что смерть малолетнему Е. причинила осужденная Сливенко А.С., а он из жалости к ней взял первоначально вину на себя, однако после того, как Сливенко А.С. родила их общего ребенка стал опасаться, не постигнет ли этого ребенка такая же участь.

Суд обоснованно признал эти показания достоверными, поскольку они согласуются между собой и подтверждаются не только протоколом явки с повинной Сливенко А.С., которую она, вопреки утверждениям в апелляционной жалобе, дала в присутствии адвоката (т. 1 л.д. 44 — 49, 50), но также содержанием писем, которые она писала мужу в период его содержания под стражей, указывая о своей причастности к убийству Е. и о невиновности С., а также содержанием смс-сообщений, из которых следует, что она была недовольна непослушанием Е. и даже высказывала намерения его убить.

В связи с этим, утверждения адвоката в жалобе о том, что судом не установлена причина совершения Сливенко А.С. убийства Е. являются несостоятельными.

Несостоятельными являются также утверждения осужденной в жалобе о том, что она оговаривала себя под воздействием следователя, поскольку они опровергаются ее признаниями и в судебном заседании.

Что касается утверждений осужденной Сливенко А.С. о влиянии в ходе предварительного следствия на нее мужа и его родителей, то они носят явно надуманный характер, поскольку о таком влиянии она ничего не заявляла в судебном заседании.

В приговоре помимо вышеуказанных доказательств приведены и другие доказательства виновности Сливенко А.С., которые всесторонне исследованы судом и оценены им надлежащим образом, при этом показания свидетелей С. и С. изложены в приговоре в надлежащем объеме, позволяющем суду сделать необходимые выводы по делу.

Вопреки доводам апелляционных жалоб психическое состояние осужденной Сливенко А.С. проверено судом надлежащим образом, с учетом имеющегося в материалах уголовного дела заключения комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, согласно выводам которой Сливенко А.С. психическим заболеванием не страдает, могла в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, в состоянии аффекта (физиологического, кумулятивного), а также значительно выраженного эмоционального состояния, оказывающего существенное влияние на сознание и поведение, не находилась.

Доводы апелляционной жалобы адвоката Ясько В.П. о том, что заключение комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы является недопустимым доказательством, следует признать необоснованными, поскольку само по себе несвоевременное ознакомление с постановлением о назначении этой экспертизы не является в данном случае достаточным основанием для принятия такого решения.

Как следует из ходатайства обвиняемой Сливенко А.С. и ее защитника Ясько В.П., они просили поставить перед экспертами дополнительные вопросы, связанные с беременностью Сливенко А.С. и влиянием этого обстоятельства на ее поведение, и о соответствии уровня умственного и психологического развития Сливенко А.С. ее возрасту, однако эти обстоятельства (состояние беременности и особенности развития в несовершеннолетнем возрасте) в ходе исследования психического состояния Сливенко А.С. были известны экспертам и учитывались ими при даче заключения.

Оснований для назначения повторной экспертизы суд не усмотрел, оставив ходатайства стороны защиты без удовлетворения, не усматривает их и Судебная коллегия, поскольку правильность выводов экспертов сомнений не вызывает, заключение, как правильно указал суд в приговоре, является достаточно аргументированным и научно обоснованным. Кроме того, в настоящем судебном заседании осужденная Сливенко А.С. не поддержала ходатайство адвоката Ясько В.П., изложенное в апелляционной жалобе, о назначении в отношении нее повторной судебной психолого-психиатрической экспертизы. Никаких сомнений в психической полноценности Сливенко А.С. Судебной коллегией также не усматривается.

К тому же, для выводов о наличии аффекта необходимо установить, что поведение потерпевшего являлось противоправным или аморальным, однако таких обстоятельств органами предварительного следствия и судом установлено не было, поскольку преступление было совершено Сливенко А.С. в отношении малолетнего потерпевшего.

При таких обстоятельствах судом дана правильная юридическая оценка действиям осужденной Сливенко А.С.

Наказание назначено ей с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о ее личности и обстоятельств, смягчающих наказание, в том числе и тех, на которые имеются ссылки в апелляционных жалобах.

Что касается, как указано в жалобе адвоката, противоправного поведения иных лиц, виновных в ненадлежащем контроле условий жизни малолетнего Е., то сами по себе эти обстоятельства не являются основанием для смягчения назначенного осужденной Сливенко А.С. наказания, так как по своему размеру его нельзя признать чрезмерно суровым.

Таким образом, оснований для отмены или изменения приговора по доводам апелляционных жалоб не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 и 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Амурского областного суда от 25 октября 2018 года в отношении СЛИВЕНКО АНАСТАСИИ СЕРГЕЕВНЫ оставить без изменения, а апелляционные жалобы — без удовлетворения.