Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 12.09.2019 N 35-АПУ19-8сп

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 сентября 2019 г. N 35-АПУ19-8сп

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Червоткина А.С.

судей Истоминой Г.Н. и Кочиной И.Г.

при секретаре Горностаевой Е.Е.

старшего прокурора апелляционного управления Генеральной прокуратуры РФ Полеводова С.Н., защитника осужденного — адвоката Борисенко Е.А.

рассмотрела в судебном заседании апелляционную жалобу адвоката Борисенко Е.А. в защиту осужденного Ковальковского В.Ю. на приговор Тверского областного суда с участием присяжных заседателей от 27 июня 2019 года, которым

Ковальковский Вадим Юрьевич, < ... > , несудимый

осужден к лишению свободы по п. п. ‘а’, ‘в’, ‘е’ ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 19 лет с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, по ч. 2 ст. 167 УК РФ (д. < ... > ) сроком на 3 года, по ч. 2 ст. 167 УК РФ (д. < ... > ) сроком на 3 года, по ч. 2 ст. 167 УК РФ (д. < ... > ) сроком на 3 года, по ч. 2 ст. 167 УК РФ (д. < ... > ) сроком на 2 года 6 месяцев, по ч. 2 ст. 167 УК РФ (д. < ... > ) сроком на 2 года 6 месяцев, по ч. 2 ст. 167 УК РФ ( < ... > ) сроком на 1 год 6 месяцев.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 22 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., изложившей содержание обжалуемого приговора и доводы апелляционной жалобы, выступления осужденного Ковальковского В.Ю. и его защитника адвоката Борисенко Е.А., поддержавших доводы жалобы об отмене приговора, выступление потерпевших Д., К., возражавших против удовлетворения апелляционной жалобы, выступление государственного обвинителя Полеводова С.Н., полагавшего оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

установила:

Ковальковский В.Ю. осужден за убийство общеопасным способом пяти лиц Д. < ... > года рождения, К. < ... > года рождения, Б. < ... > года рождения, и находившихся в беспомощном состоянии малолетних Д. < ... > года рождения, К. < ... > года рождения, а также за умышленное уничтожение путем поджога имущества П. Г. С. М. В., Г., Г., Ф. Д., С. А., В. С. С., П. муниципального образования ‘ < ... > ‘, детского сада ‘ < ... > ‘.

Преступления совершены им в период с 1 декабря 2014 года до 22 марта 2015 года в г. < ... > < ... > области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе адвокат Борисенко Е.А. в защиту осужденного указывает, что уголовное дело рассмотрено с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, являющимися, по его мнению, основанием отмены приговора.

Полагает, что судом необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства стороны защиты о признании недопустимым доказательством заключения эксперта N < ... > от 15 июня 2015 г.

Постановление о назначении указанной пожарно-технической экспертизы от 7 апреля 2015 года вынесено следователем СО ОМВД России по < ... > району К. которая не уполномочена была производить расследование по факту поджога дома N < ... > по ул. < ... > , где погибло 5 человек, то есть по фактам совершения преступлений, предусмотренных ст. 109 и ст. 105 УК РФ.

Обращает внимание на нарушение требований ст. 151 УПК РФ при возбуждении уголовного дела 24 марта 2015 года следователем СО ОМВД России по Бологовскому району Ю. Несмотря на то, что на момент возбуждения уголовного дела было известно о гибели людей при пожаре, следователем принято решение о возбуждении уголовного дела по факту поджогов только по ч. 2 ст. 167 УК РФ и не в отношении Ковальковского В.Ю., который 23 марта дал показания о совершении им поджогов.

Данное незаконное постановление о возбуждении уголовного дела, принятое неуполномоченным лицом, не отменено надзирающим органом, а также не назначена и не проведена повторная пожарно-техническая экспертиза.

С учетом этих нарушений считает акт пожарно-технической экспертизы от 15 июня 2015 г. недопустимым доказательством.

Необоснованно отказано судом и в удовлетворении ходатайства стороны защиты об оглашении в присутствии присяжных заседателей технических заключений ФБГУ СЭУ ФПС ИПЛ по Тверской области N < ... > от 10.03.2015 г. и N < ... > от 11.03.2015 г. (т. 2 л.д. 112 — 117, 119 — 128) в связи с тем, что он признаны недопустимыми доказательствами.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Считает, что составление технического заключения не регламентируется нормами уголовно-процессуального закона, это самостоятельный вид доказательств — иной документ.

Основанием для подготовки указанных технических заключений явилось обращение дознавателя в рамках проведения проверки по факту пожара в доме < ... > по ул. < ... > . Отсутствие в заключениях разъяснений специалистам об ответственности за дачу ложных заключений не влечет признание заключений недопустимыми доказательствами.

Необоснованное признание судом технических заключений недопустимыми доказательствами лишило сторону защиты возможности довести до присяжных заседателей все обстоятельства пожара в доме < ... > по ул. < ... > .

Сторона защиты также заявляла ходатайство об оглашении показаний свидетеля К. являющегося дознавателем, производившим осмотр места происшествия и составившего протокол. Именно К. мог лучше всех описать обстановку на месте происшествия, однако его показания так и не были доведены до сведения присяжных заседателей. Составленный К. протокол осмотра места происшествия был оглашен стороной обвинения в части, исключительно выгодной обвинению.

Полагает, что при исследовании доказательств судом нарушен принцип равенства сторон, до присяжных заседателей не были доведены все обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения дела, что сформировало их предубеждение и повлияло на содержание ответов на поставленные вопросы.

В связи с допущенными нарушениями закона просит приговор отменить, дело передать на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции.

В возражениях на апелляционную жалобу защитника осужденного государственный обвинитель Переверзев С.С. считает приговор законным и обоснованным, просит оставить жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным, постановленным в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Ковальковского В.Ю. в убийстве пяти лиц и умышленном уничтожении путем поджога чужого имущества.

Дело рассмотрено законным составом суда. Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в судебном заседании с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ.

Не указывается на такие нарушения закона и в апелляционной жалобе.

Данных о том, что в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства или были ошибочно исключены из разбирательства дела допустимые доказательства, или отказано сторонам в исследовании доказательств, либо допущены иные нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Как следует из протокола судебного заседания, председательствующим с соблюдением принципов равенства и состязательности сторон были созданы необходимые условия для осуществления сторонами предоставленных им прав, они не были ограничены в праве представлять доказательства и участвовать в их исследовании.

Все заявленные сторонами ходатайства были рассмотрены, по ним приняты мотивированные решения.

Доводы жалобы о том, что председательствующим необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства стороны защиты о признании акта пожарно-технической экспертизы от 15 июня 2015 г. недопустимым доказательством, не основаны на материалах дела.

Как следует из протокола судебного заседания, в присутствии присяжных заседателей по ходатайству стороны обвинения было оглашено заключение эксперта N < ... > от 15 июня 2015 г. по результатам проведенного исследования по фактам пожаров в доме N < ... > по ул. < ... > , в здании детского сада N < ... > , в жилом доме N < ... > по ул. < ... > а также в автомобиле ‘ < ... > ‘. При этом сторона защиты не возражала против исследования указанного заключения эксперта.

После исследования данного заключения эксперта в судебном заседании 27 мая 2019 г. защитником осужденного было заявлено ходатайство о признании его недопустимым доказательством, которое рассмотрено председательствующим, и по нему принято законное и обоснованное решение.

Отказывая в удовлетворении ходатайства, председательствующий правильно сослался на то, что экспертиза назначена следователем К. постановлением от 7 апреля 2015 года с соблюдением норм уголовно-процессуального закона в рамках возбужденных по фактам пожаров уголовных дел по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК РФ, соединенных 30 марта 2015 года в одно производство.

То обстоятельство, что уголовное дело по факту пожара в доме N < ... > по ул. < ... > первоначально 24 марта 2015 года было возбуждено только по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК РФ, не может поставить под сомнение законность принятого решения, а также законность следственных действий, проведенных в ходе расследования этого уголовного дела, соединенного впоследствии с другими уголовными делами.

Проведение экспертизы поручено судебно-экспертному учреждению Федеральной противопожарной службы по Тверской области. Экспертиза проведена экспертом, имеющим длительный стаж работы, соответствующую квалификацию. Акт экспертизы соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ, в нем подробно приведены содержание и результаты исследований, примененные методики, сделанные экспертом выводы и их обоснование.

При таких данных председательствующий обоснованно признал заключение эксперта от 30 марта 2015 года допустимым доказательством, подлежащим исследованию в присутствии присяжных заседателей.

Законным является и решение суда о недопустимости исследования в присутствии присяжных заседателей технических заключений, составленных специалистами Б. о причинах пожара в доме N < ... > по ул. < ... > и В. по результатам исследования изъятых в ходе осмотра места происшествия масляного обогревателя и фрагмента провода.

С учетом содержания выводов специалистов, суд правильно указал на то, что они носят предварительный характер, принимались во внимание при решении вопроса о возбуждении уголовного дела.

Вопреки доводам жалобы заключение специалиста, к каковым относятся технические заключения специалистов Б. и В., не может рассматриваться иным документом, в соответствии со ст. ст. 74, 80 УПК РФ заключение специалиста самостоятельный вид доказательства, получение которого регламентируется уголовно-процессуальным законом. С учетом этого отсутствие в технических заключениях указания на то, что специалисты предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, лишает их доказательственного значения.

В связи с тем, что технические заключения по существу не содержат достоверных выводов о причинах возгорания в ходе расследования дела была назначена пожарно-техническая экспертиза, при проведении которой были исследованы материалы дела, в том числе заключения судебно-медицинского эксперта о причине смерти погибших в результате пожара, на необходимость которых при решении вопроса о причине пожара указал в заключении специалист Б., и с учетом всех обстоятельств экспертом сделаны выводы о причинах возгораний в домах, детском саду и автомобиля. Это заключение эксперта, как указано выше, доведено до сведения присяжных заседателей.

Изложенное свидетельствует о том, что в присутствии присяжных заседателей с достаточной полнотой были исследованы обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения дела.

Что касается доводов жалобы о необходимости допроса в присутствии присяжных заседателей свидетеля дознавателя К. Судебная коллегия отмечает, что К. производивший осмотр места происшествия, не является согласно ст. 56 УПК РФ свидетелем и не может быть допрошен об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с участием в расследовании пожара, а потому председательствующий обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства стороны защиты о допросе К. как лица, не обладающего информацией о фактических обстоятельствах, подлежащих исследованию в присутствии присяжных заседателей.

С учетом приведенных обстоятельств доводы жалобы об ограничении права стороны защиты на представление доказательств, что повлияло на мнение присяжных заседателей, нельзя признать обоснованными.

Судебное следствие проведено с соблюдением требований ст. 335 УПК РФ, определяющей особенности судебного следствия с участием присяжных заседателей, с соблюдением принципа состязательности сторон.

Подсудимому и его защитнику была предоставлена возможность осуществлять свои права, они активно участвовали в исследовании доказательств по делу. Выступая в прениях и с последним словом, защитник и подсудимый довели до присяжных заседателей свою позицию по всем вопросам.

Находясь в совещательной комнате, присяжные заседатели располагали мнение обеих сторон по обсуждаемым вопросам.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ.

Возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушениям им принципа объективности и беспристрастности не были заявлены сторонами (т. 24 л.д. 203).

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 338, 339, 343 УПК РФ.

Вопросы в вопросном листе сформулированы председательствующим в соответствии с предъявленным подсудимому обвинением, с учетом результатов судебного следствия и прений сторон.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и не содержит противоречий.

Приговор постановлен председательствующим в соответствии с обвинительным вердиктом о виновности Ковальковского в причинении смерти пяти лицам и умышленном уничтожении чужого имущества.

Действиям осужденного суд дал правильную юридическую оценку.

Наказание Ковальковскому назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных им преступления, всех обстоятельств дела, данных о его личности, вердикта присяжных заседателей о том, что он заслуживают снисхождения по двум преступлениям по факту поджогов автомобиля и дома < ... > по ул. < ... > в г. < ... > а также влияния назначенного наказания на его исправление и условия жизни его семьи.

При этом смягчающие обстоятельства: явки с повинной и активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, возмещение имущественного вреда П. а также положительные данные о его личности в полной мере учтены судом при назначении осужденному наказания.

Оснований для признания назначенного наказания несправедливым и для его снижения не имеется.

По указанным мотивам Судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора по доводам жалобы стороны защиты.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Тверского областного суда с участием присяжных заседателей от 27 июня 2019 года в отношении Ковальковского Вадима Юрьевича оставить без изменения, апелляционную жалобу защитника осужденного — адвоката Борисенко Е.А. — без удовлетворения.