Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23.03.2017 N 78-АПУ17-7

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 марта 2017 г. N 78-АПУ17-7

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Скрябина К.Е.,

судей Кондратова П.Е. и Смирнова В.П.

при секретаре Мамейчике М.А.

с участием прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Телешевой-Курицкой Н.А., осужденного Боссерта В.А., его защитника — адвоката Лунина Д.М., потерпевших Д. и Д.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу осужденного Боссерта В.А. на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 5 декабря 2016 г., по которому

Боссерт В.А., < ... > несудимый,

осужден по п. ‘а’ ч. 2 ст. 105 УК РФ к 18 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год с установлением следующих ограничений: не менять место жительства, место работы и не выезжать за пределы территории соответствующего проживанию муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, а также с возложением обязанности являться в указанный орган для регистрации два раза в месяц.

По приговору с Боссерта В.А. в пользу Д. и Д. взыскано в качестве возмещения материального ущерба по 200 000 руб. каждому и в качестве компенсации морального вреда — по 2 000 000 руб. каждому. Судом также определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. о содержании приговора, существе апелляционной жалобы и возражений на нее, выслушав выступления осужденного Боссерта В.А., его защитника — адвоката Лунина Д.М., настаивавшего на изменении приговора, переквалификации действий Боссерта В.А. с п. ‘а’ ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 108 и ч. 1 ст. 108 УК РФ, назначении ему более мягкого наказания и снижении размера подлежащего удовлетворению гражданского иска, а также выслушав мнение прокурора Телешевой-Курицкой Н.А., предложившей отменить приговор в части решения о возмещении материального ущерба, в остальной части оставив его без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

по приговору Боссерт В.А. признан виновным в убийстве двух лиц, Д. и Д. совершенном 1 ноября 2014 г. в г. < ... > при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Осужденный Боссерт В.А. в апелляционной жалобе, не оспаривая доказанность его виновности в совершении убийства двух лиц и квалификацию содеянного, утверждает о чрезмерной суровости назначенного ему наказания. Отмечает, что судом, вопреки предписанию ст. 60 УК РФ, не выявлены обстоятельства, смягчающие его наказание. Между тем он, будучи допрошенным в качестве подозреваемого, сразу же полностью признал себя виновным и дал показания, которые поддерживал в дальнейшем, только дополняя и конкретизируя их. Обращает внимание на то, что инициатором возникшего скандала, приведшего к преступлению, явилась Д. которая в 2006 г. была судима за ряд преступлений против личности. Указывает на то, что он ранее не привлекался ни к уголовной, ни к административной ответственности, в содеянном раскаялся, неоднократно приносил извинения родственникам потерпевших, активно способствовал раскрытию и расследованию преступления, суд же необоснованно отказал в применении в отношении него п. ‘и’ ч. 1 ст. 61 УК РФ. Отмечает отсутствие доказательств, подтверждающих действительный размер причиненного им материального ущерба потерпевшим. Просит приговор изменить, назначить ему более мягкое наказание и уменьшить размер удовлетворенных судом исковых требований потерпевших.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

В возражениях на апелляционную жалобу государственный обвинитель Моисеев А.А. и потерпевшие Д. и Д. отмечая несостоятельность приведенных в апелляционной жалобе доводов, просят жалобу Боссерта В.А. оставить без удовлетворения, а обвинительный приговор без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе и письменных возражениях стороны обвинения, а также в выступлениях сторон в судебном заседании, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности Боссерта В.А. в совершении инкриминируемых ему преступлений соответствующими фактическим обстоятельствам дела и основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, отвечающих требованиям относимости, допустимости и достоверности.

Так, выводы суда о нанесении Боссертом В.А. смертельных телесных повреждений потерпевшим Д. и Д. подтверждаются показаниями самого осужденного Боссерта В.А., показавшего, что когда в ходе происходившего в жилище Д. чаепития Д. стала вести себя агрессивно в отношении его жены, он предпринял попытку воспрепятствовать ее нападению с ножом на Ч. и случайно, при падении, поранил ее ножом. Поскольку Д. стала громко кричать, он нанес ей еще ряд ударов ножом, пока та не перестала кричать и затихла. После этого он нанес этим же ножом несколько ударов в грудь и живот Д. который зажал в углу его жену, пока тот не перестал подавать признаков жизни.

Согласно показаниям свидетеля Ч. когда в ходе чаепития в квартире Д. у Д. заболела голова, Боссерт В.А., ссылаясь на свои навыки мануального терапевта, вызвался ей помочь, но вместо массажа стал сворачивать ей голову, вследствие чего они оба упали на пол. Прибежавший на крик Д. Д. набросился на нее (Ч.) но его оттащил Боссерт В.А. В это время она увидела, что Д. лежит на полу окровавленная, упал на пол и Д. Боссерт В.А. приказал ей смыть на кухне кровь и помочь ему перетащить трупы в комнату, после чего они ушли, при этом Боссерт В.А. переоделся в одежду Д. По пути Боссерт В.А. сказал ей выбросить куртку, в которую она была одета, а также взятую с собой из комнаты Д. сумку с видеокамерой, что она и сделала во дворе дома у метро ‘ < ... > ‘.

С указанными показаниями согласуются: показания потерпевшей Д. об обстоятельствах жизни ее родителей, показания свидетеля К. обнаружившего при возвращении домой беспорядок в квартире, трупы двоих соседей, включенный газ на кухне и горевшие свечи, показания свидетеля Л., нашедшего выброшенную Ч. сумку с вещами Д. данные, зафиксированные в протоколе осмотра места происшествия, содержание и выводы заключений судебно-медицинских экспертиз трупов Д. и Д.

О причастности Боссерта В.А. к совершению убийства Д. и Д. свидетельствуют результаты экспертизы, установившей, что на рукояти ножа, изъятого на кухне, где было совершено преступление, обнаружены эпителийные клетки и следы крови, происходящие от Боссерта В.А., также от него происходит биологический материал, обнаруженный в подногтевом содержимом Д.

Проанализировав представленные в материалах уголовного дела доказательства, Судебная коллегия не находит возможным согласиться с доводами осужденного Боссерта В.А. и его защитников о том, что телесные повреждения были нанесены им супругам Д. в ходе защиты себя и своей жены, Ч. от посягательств с их стороны.

Эти доводы опровергаются показаниями свидетеля Ч., которая подробно изложила обстоятельства совершения преступления, не указав при этом на то, что Д. и Д. совершались какие-либо агрессивные действия, представляющие опасность для нее или Боссерта В.А. и предполагающие необходимость применения силы со стороны последнего.

Как следует из заключений судебно-медицинских экспертов, Д. было нанесено не менее 7 ударов твердым тупым предметом по голове и не менее 11 ударов ножом в грудь, живот, в правую и левую кисти, а Д. — не менее 4 ударов твердым тупым предметом в правое плечо, левый локоть, правую голень и не менее 29 ударов ножом в грудь, живот, левую кисть, левое плечо, правую и левую стопы. Такое количество нанесенных потерпевшим ранений, как представляющих опасность для жизни в момент причинения, так и не относящихся к таковым, опровергают версию стороны защиты о нахождении осужденного в момент нанесения ударов в состоянии необходимой обороны.

Опровергают эту версию и данные о том, что после совершения убийства Д. и Д. Боссерт В.А. дал указание Ч. смыть кровь, переместил трупы, сам переоделся в одежду Д. взял сумку Д. и положил в нее видеокамеру, разместил по помещению туалетную бумагу и горящие свечи, включил газ, т.е. совершал целенаправленные хладнокровные действия, не дающие оснований полагать наличие у него каких-либо признаков обязательной для аффекта или иного эмоционального состояния (в том числе связанного с необходимой обороной) динамики протекания эмоционального состояния.

Утверждение Боссерта В.А. о том, что показания свидетеля Ч. не должны были быть положены в основу приговора, поскольку она в судебном заседании не была допрошена, не может быть принято во внимание. Как видно из протокола судебного заседания, решение об оглашении в судебном заседании показаний Ч. данных ею при допросе в ходе предварительного следствия, было принято судом по ходатайству государственного обвинителя с согласия сторон, как это и предусмотрено ч. 1 ст. 281 УПК РФ. Причиной, в силу которой Ч. не смогла явиться в судебное заседание, явилась ее тяжелая болезнь, наличие которой подтверждено соответствующими медицинскими документами и показаниями дочери свидетеля.

Что же касается заявления Боссерта В.А. о неконкретности показаний Ч. то оно носит произвольный характер, так как данный свидетель достаточно подробно описала происшедшее в квартире, где было совершено убийство, а также поведение как Боссерта В.А., так и супругов Д. При этом, совпадая с Боссертом В.А. в изложении того, что Д. набрасывался на нее, Ч. в отличие от осужденного, вполне определенно указывала на то, что первым применять силу начал Боссерт В.А., и не отмечала попытку применения ножа Д. или Д.

Оснований не доверять этим показаниям свидетеля не имеется, поскольку они согласуются с другими доказательствами по делу, из которых, в частности, не усматривается, что Боссерту В.А. или Ч. потерпевшими были причинены какие-либо телесные повреждения.

С учетом установленных судом фактических обстоятельств совершенного преступления оснований для переквалификации действий Боссерта В.А. с п. ‘а’ ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 108 УК РФ не имеется.

Наказание осужденному назначено в соответствии с положениями ст. 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенных им преступлений, данных о его личности, наличия смягчающих обстоятельств, к которым суд отнес положительные характеристики, совершение преступления впервые, раскаяние в содеянном, отсутствия отягчающих обстоятельств.

Каких-либо обстоятельств, которые бы могли повлиять на смягчение назначенного осужденному наказания, но не были учтены судом первой инстанции, не установлено.

Назначенное осужденному наказание отвечает требованиям законности и справедливости.

Вместе с тем Судебная коллегия полагает постановленный в отношении Боссерта В.А. приговор подлежащим пересмотру в части решения, принятого судом по заявленным потерпевшими Д. и Д. исковым требованиям о возмещении причиненного преступлением вреда.

При этом, если вопрос о взыскании с осужденного Боссерта В.А. денежной компенсации морального вреда, причиненного потерпевшим в результате причинения смерти обоим их родителям следует признать решенным в соответствии с положениями п. 2 ст. 1101 ГК РФ в зависимости от характера причиненных потерпевшим нравственных страданий, степени вины причинителя вреда и с учетом требований разумности и справедливости, то решение в части возмещения потерпевшим материального ущерба в размере 200 000 руб. каждому нельзя признать обоснованным. В судебном заседании потерпевшими Д. и Д. не были представлены документы, а также иные доказательства, подтверждающие понесенные ими расходы на указанную в исковом заявлении сумму. Суд в приговоре свое решение об удовлетворении исковых требований в заявленном потерпевшими размере не мотивировал, он также не указал, как это предусмотрено ст. 173 ГПК РФ, о принятии им признания иска ответчиком.

При таких условиях, с учетом оспаривания осужденным Боссертом В.А., признанным гражданским ответчиком, решения суда по гражданскому иску, Судебная коллегия полагает необходимым приговор в части решения о возмещении материального ущерба потерпевшим отменить и направить дело в этой части на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.22, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Санкт-Петербургского городского суда от 5 декабря 2016 г. в отношении Боссерта В.А. в части решения о взыскании с него материального ущерба, причиненного преступлением потерпевшим Д. и Д. отменить, направить дело в этой части на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

В остальном этот же приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу осужденного Боссерта В.А. без удовлетворения.