Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19.06.2019 N 55-АПУ19-6

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 июня 2019 г. N 55-АПУ19-6

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зеленина С.Р.

судей Ведерниковой О.Н. и Шамова А.В.

при секретаре Малаховой Е.И. рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Зверева В.Е. и его защитника Данилец А.В. на приговор Верховного суда Республики Хакасия от 4 апреля 2019 года, по которому

Зверев Владимир Евгеньевич, < ... > несудимый,

осужден по

п. ‘в’ ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы,

п. ‘з’ ч. 2 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год,

в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 14 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год с установлением следующих ограничений: не выезжать за пределы территории муниципального образования по месту жительства и не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, являться для регистрации в указанный орган два раза в месяц.

Осужденному Звереву В.Е. назначена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного наблюдения и лечения у врача-психиатра в амбулаторных условиях по месту отбывания наказания.

Приговором также разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Зеленина С.Р., выступления осужденного Зверева В.Е. с использованием систем видеоконференц-связи и защитника Ползиковой В.И., поддержавших доводы апелляционных жалоб об изменении приговора суда, выступление прокурора Генеральной прокуратуры РФ Минаковой Т.А., возражавшей против удовлетворения апелляционных жалоб, судебная коллегия

установила:

Зверев В.Е. осужден за сопряженное с разбоем убийство Н. и за совершение разбоя с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Преступления совершены 21 марта 2018 года в г. Абакане при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

Защитник Данилец А.В. в интересах осужденного Зверева В.Е. просит об изменении приговора.

Указывает на то, что при назначении наказания суд не в полной мере учел данные о личности осужденного, состояние его здоровья и здоровья членов его семьи, возраст его деда, смягчающие обстоятельства и влияние наказания на его исправление и условия жизни его семьи. Зверев воспитывался дедом, не имел полноценной семьи. Вывод суда об отсутствии оснований для применения ст. 64 УК РФ является ошибочным.

Утверждая о наличии оснований для применения закона о менее тяжком преступлении, ссылается на отсутствие у осужденного умысла на убийство, что подтверждается показаниями Зверева, который не стал догонять потерпевшего после нанесения ему ударов. По заключению экспертизы, у Зверева недостаточный волевой контроль за своим противоправным поведением, он не может оценить связь между своими действиями и тяжестью нанесенных ударов.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Осужденный Зверев В.Е. просит об изменении приговора с переквалификацией его действий, с применением ст. 64 УК РФ и снижением наказания.

Указывает, что судебное следствие проведено за короткий промежуток времени без основных доказательств, имело обвинительный уклон, ходатайства защиты, направленные на установление вменяемости, были отклонены, в момент совершения преступления он не отдавал полного отчета своим действиям.

Когда потерпевший убежал, он его не догонял. В приговоре не указано, что нож он взял, чтобы показать его своим друзьям. Все это свидетельствует об отсутствии у него умысла на убийство. Поскольку потерпевший после ранений мог длительное время двигаться и кричать, прожил в больнице 20 дней, исключается квалификация убийства. В смерти потерпевшего есть вина врачей. Эксперты указали, что действия квалифицируются как тяжкий вред здоровью, то есть по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Считает, что заключения экспертиз, имеющиеся в деле, противоречивы. В обвинительном заключении имеются нарушения — указано, что скрываясь, он уехал в г. Красноярск 21 марта 2018 года, однако его дед дал показания, что до 26 марта он ночевал дома.

Считает приговор чрезмерно суровым, признание судом смягчающих обстоятельств носило формальный характер, в суде была просьба применить к нему ст. 64 УК РФ. Полагает также, что при назначении наказания по совокупности преступлений, суд нарушил требования части 3 ст. 69 УК РФ.

Государственный обвинитель Потапова Л.В. возражает на апелляционные жалобы осужденного и его защитника, просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора суда.

Виновность осужденного в совершении указанных преступлений полностью подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, которым дана в приговоре надлежащая оценка.

Такими доказательствами суд первой инстанции обоснованно признал, в частности, показания Зверева В.Е., который в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства вину свою признал полностью и подробно показал о том, что решил завладеть автомобилем, для этого попросил Н. отвезти его в безлюдное место, где имевшимся при себе ножом два раза ударил потерпевшего в грудь, а после того как тот убежал, отогнал автомашину к гаражам, намереваясь продать ее.

Эти показания Зверев подтвердил при проверке на месте, указав, в том числе, место, куда выбросил телефон потерпевшего, где он и был обнаружен.

Показания Зверева полностью соответствуют совокупности других доказательств, представленных стороной обвинения, в частности, заключениям судебно-медицинских экспертиз, согласно которым смерть Н. наступила от двух ранений грудной клетки с повреждением правого легкого, массивной кровопотерей.

На куртке Зверева, изъятой в ходе обыска по месту его жительства, обнаружена кровь, которая произошла от потерпевшего.

Брат убитого Н. в суде подтвердил обстоятельства нападения на его брата, которые он узнал с его слов, когда брат был в больнице.

Факт похищения автомобиля подтверждается, в том числе показаниями свидетеля Г. которому Зверев рассказал, что похитил автомобиль для того, чтобы разобрать его и продать запчасти. Вместе они ездили к этому автомобилю и Зверев стирал там отпечатки пальцев.

Указанные, а также иные исследованные в судебном заседании доказательства, позволили суду первой инстанции прийти к обоснованному выводу о виновности Зверева В.Е. в инкриминированных ему преступлениях.

Доводы стороны защиты об отсутствии у Зверева В.Е. умысла на убийство и необходимости в связи с этим переквалификации его действий на менее тяжкий уголовный закон проверялись судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты с приведением в приговоре убедительных мотивов, основанных на анализе фактических обстоятельств дела, в том числе использовании Зверевым ножа, которым он нанес потерпевшему два проникающих ранения в грудную клетку с повреждением внутренних органов, от которых и наступила смерть потерпевшего. Временной промежуток между действиями виновного и наступлением смерти не имеет значения для правильной квалификации совершенного Зверевым деяния, поскольку причиной смерти Н. явились именно ранения, нанесенные ему осужденным, при этом телесные повреждения были опасными для жизни потерпевшего в момент их причинения. Каких-либо данных о некачественности медицинской помощи, оказанной потерпевшему, в деле не имеется.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, существо выводов первичной судебно-медицинской экспертизы и впоследствии проведенной комиссионной судебно-медицинской экспертизы по материалам уголовного дела противоречий не имеет: в обоих случаях эксперты пришли к обоснованному выводу о том, что колото-резаные ранения грудной клетки состоят в прямой причинно-следственной связи со смертью потерпевшего (т. 2 л.д. 196 и л.д. 244 — 245).

Как правильно указано в приговоре суда, доводы о том, что Зверев не догонял потерпевшего, не могут повлиять на квалификацию преступления, поскольку теми действиями, которые он уже совершил к моменту покидания потерпевшим автомашины, он полностью выполнил объективную сторону убийства, при этом предвидел наступление смерти потерпевшего от своих действий и достиг этого преступного результата.

С какой целью Зверев взял с собой нож не имеет значения для правильного разрешения дела, поскольку в приговоре правильно указано, что во время возникновения умысла на разбойное нападение и убийство, нож у Зверева уже имелся с собой.

Также не относятся к обстоятельствам, подлежащим доказыванию по настоящему делу, доводы осужденного, касающиеся периода, когда он скрывался после совершенного преступления, и, следовательно, содержания обвинительного заключения в этой части.

Квалификация действий осужденного, надлежащим образом мотивированная в приговоре, является правильной, соответствующей фактическим обстоятельствам дела. Доводы об иной квалификации действий Зверева В.Е. противоречат требованиям уголовного закона.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, по делу не допущено.

Доводы апелляционной жалобы осужденного о необъективности судебного разбирательства опровергаются протоколом судебного заседания, из которого видно, что председательствующий создал необходимые условия для исполнения сторонами своих процессуальных функций.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, стороной защиты не заявлялось каких-либо ходатайств, касающихся исследования вопроса о вменяемости Зверева В.Е.

Этот вопрос тщательно исследован судом первой инстанции, содержащиеся в приговоре выводы мотивированы и основаны на исследованных в суде доказательствах, в частности, заключении судебно-психиатрической экспертизы. Наличие у него органического расстройства личности в связи с травмой головного мозга, по мнению экспертов, не исключило его вменяемость, а ограничение его волевого самоконтроля при понимании противоправности содеянного было учтено, как при назначении наказания в качестве смягчающего обстоятельства, так и при назначении ему принудительной меры медицинского характера.

Суд назначил осужденному наказание в соответствии с требованиями главы 10 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений и данных о личности, в том числе смягчающих обстоятельств.

Те обстоятельства, на которые ссылается в своей апелляционной жалобе защитник, были учтены судом при назначении Звереву В.Е. наказания. Каких-либо оснований для применения норм ст. 64 УК РФ не имеется, не приведено их и в апелляционных жалобах.

Нарушений, предусмотренных ч. 3 ст. 69 УК РФ правил назначения наказания по совокупности преступлений судом не допущено.

Наказание, назначенное осужденному, является справедливым, оснований для его смягчения не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Хакасия от 4 апреля 2019 года в отношении Зверева Владимира Евгеньевича оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.