Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18.04.2018 N 59-АПУ18-2

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 апреля 2018 г. N 59-АПУ18-2

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зыкина В.Я.

судей Ведерниковой О.Н., Шамова А.В.

при секретаре Быстрове Д.С.

рассмотрела уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Татомира Я.И. и адвоката Шулеповой В.А. на приговор Амурского областного суда от 26 января 2018 года, по которому

Татомир Ярослав Иванович, < ... > несудимый, —

осужден по п. ‘а’ ч. 2 ст. 105 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок десять лет с ограничением свободы на срок один год с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

На основании ч. 1 ст. 53 УК РФ установлены Татомиру Я.И. следующие ограничения: не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять места жительства или пребывания без согласия уголовно-исполнительной инспекции, возложена обязанность являться в уголовно-исполнительную инспекцию 1 раз в месяц для регистрации.

Взыскано с Татомира Я.И. в пользу А. в счет компенсации морального вреда 200 000 (двести тысяч) рублей.

Заслушав доклад судьи Ведерниковой О.Н., выступления осужденного Татомира Я.И. и адвоката Романова С.В., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Луканиной Я.Н., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Татомир Я.И. осужден за убийство двух лиц — Х. и А.

Преступление совершено 14 января 2017 года в Амурской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним:

— осужденный Татомир Я.И. выражает несогласие с приговором, ссылается на нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, отрицает вину в содеянном, считает, что в основу приговора положены косвенные доказательства, которые являются недопустимыми, в показаниях свидетелей есть существенные расхождения, очевидцев преступления нет. Приводит свою версию произошедших событий, указывает, что его вина в убийстве двух лиц не доказана, фактические обстоятельства дела установлены органами следствия и судом неверно, не указаны мотивы совершения преступления, заключения экспертиз, вещественные доказательства не свидетельствуют о его вине.

Сообщает, что удары ножом потерпевшим наносила свидетель Ч., которая его оговорила, ее показания, в том числе об имевшихся между ними интимных отношениях, суд необоснованно положил в основу приговора, поскольку они непоследовательны, противоречат его показаниям и иным доказательствам по делу, доказательства судом оценены неверно, необоснованно не учтены положительные характеристики его личности и отрицательные — свидетеля Ч. Указывает, что явка с повинной была у него отобрана после того, как свидетель Ч. изложила свою версию произошедшего, явку с повинной он подписал, не читая, после разговора с оперативным сотрудником У. его первоначальные показания в качестве подозреваемого и при проверке показаний на месте получены с нарушением закона, являются недопустимыми доказательствами, так как он в силу своего возраста, состояния здоровья не понимал, что происходит, его показания в суде суд необоснованно не принял во внимание, дал доказательствам одностороннюю оценку. Просит приговор отменить, направить дело на дополнительное расследование.

— адвокат Шулепова В.А. выражает несогласие с приговором, указывает, что суд положил в основу приговора показания свидетеля Ч., данные ею в ходе предварительного следствия, при этом противоречия в ее показаниях, вопреки ст. 49 Конституции РФ и ст. 14 УПК РФ, не были истолкованы в пользу обвиняемого, показания свидетеля Ч. в ходе предварительного следствия получены с нарушениями закона: допрос проводился в ночное время, свидетель в ходе допроса находилась в состоянии опьянения. Считает, что предварительное и судебное следствие проведено с обвинительным уклоном, с нарушением закона, вина Татомира не доказана. Просит приговор отменить и вынести оправдательный приговор.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

В возражениях на доводы жалоб государственный обвинитель Д.С. Неговора считает их несостоятельными и просит оставить без удовлетворения, приговор — без изменения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Виновность осужденного в совершении преступления, установленного приговором, подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании, включая показания очевидца содеянного — свидетеля Ч. показания потерпевших и свидетелей, протоколы следственных действий, заключения экспертов, другие доказательства, исследованные судом и изложенные в приговоре.

Доводы жалобы Татомира Я.И. о непричастности к преступлению и недоказанности его вины опровергаются, также, признательными показаниями самого Татомира Я.И., данными в ходе предварительного расследования в качестве подозреваемого об обстоятельствах нанесения ударов ножом потерпевшим Х. и А. (т. 1 л.д. 185 — 188).

Свои показания о содеянном Татомир Я.И. подтвердил при проверке его показаний на месте 15 января 2017 года (т. 1 л.д. 189 — 203).

Поскольку в судебном заседании Татомир Я.И. не подтвердил оглашенные показания, судом в приговоре дана оценка показаний Татомира Я.И. в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, в результате которой суд пришел к выводу о том, что допрос Татомира Я.И. проведен с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, при проведении в отношении подсудимого следственных действий присутствовал профессиональный защитник — адвокат, что исключало возможность применения недозволенных методов ведения следствия, при этом Татомиру Я.И. в полном объеме разъяснены предоставленные ему процессуальные права, в том числе право, а не обязанность давать показания по делу, а также положения Конституции РФ о праве не свидетельствовать против себя.

Об этом свидетельствуют соответствующие подписи самого Татомира Я.И., его защитника, следователя.

Правильность отражения хода следственных действий, а также верность изложения данных Татомиром Я.И. показаний подтверждена подписями самого допрашиваемого лица, его защитника, следователя. Замечаний и дополнений к протоколам следственных действий, а также заявлений о том, что показания даны в результате какого-либо незаконного воздействия либо введения в заблуждение, от Татомира Я.И. не поступало.

Выводы суда подтверждаются материалами дела.

Суд также обоснованно учел показания допрошенных в судебном заседании в качестве свидетелей Я. и Л., давших суду аналогичные друг другу показания о своем участии в качестве понятых при проведении проверки показаний на месте с участием Татомира Я.И., пояснивших, что в ходе проведения данного следственного действия Татомир Я.И. в их присутствии демонстрировал свои действия, показания давал добровольно, на состояние здоровья не жаловался, об оказании на него какого-либо давления со стороны органов следствия, не заявлял.

Оснований не доверять показаниям указанных свидетелей у суда не имелось.

Доводы Татомира Я.И. о том, что на момент проведения допроса и при проверке показаний на месте он находился в болезненном состоянии от действий Х., не понимал сути происходящего, проверены судом первой инстанции и своего подтверждения не нашли, поскольку в материалах дела не содержится и в судебном заседании не установлено каких-либо данных о том, что подсудимый давал показания вынужденно.

Оснований для самооговора у Татомира Я.И. не установлено.

Приведенные в исследованном протоколе допроса показания Татомира Я.И. о его причастности к лишению жизни потерпевших Х. и А., а также сведения, изложенные в протоколе проверки показаний на месте суд обоснованно признал достоверными, поскольку они последовательны, в целом согласуются с показаниями очевидца — Ч., соответствуют обстоятельствам дела.

Фактические обстоятельства дела установлены судом в том числе, на основе показаний очевидца содеянного — Ч., которая и на предварительном следствии и в суде давала уличающие Татомира показания.

Свидетель Ч. подтвердила показания, данные на следствии, в полном объеме, объяснив противоречия с показаниями, данными в суде, давностью произошедших событий.

Вопреки доводам жалоб, данных свидетельствующих о заинтересованности свидетеля Ч. при даче показаний в отношении подсудимого, оснований для его оговора, как и существенных противоречий в показаниях свидетеля по обстоятельствам совершения убийства, ставящих ее показания под сомнение, которые повлияли, или могли повлиять на выводы суда о виновности подсудимого, судом установлено не было.

Проанализировав показания свидетеля Ч., данные ею на стадии досудебного производства по делу и в судебном заседании, суд пришел к обоснованному выводу о том, что они по существу не противоречивы и согласуются между собой.

Именно Ч. сообщила об обстоятельствах убийства Татомиром Я.И. потерпевших Х. и А., а также указала иную информацию, ставшую ей известной в результате увиденного.

Имеющиеся в ее показаниях некоторые расхождения являются несущественными и не ставят под сомнение достоверность ее показаний, а также виновность Татомира.

С учетом изложенного, оснований для применения ст. 49 Конституции РФ и ст. 14 УПК РФ, не имелось.

Поскольку сама Ч. о нарушении ее прав при проведении предварительных следственный действий не заявляла и свои ранее данные показания подтвердила в суде, утверждать, что ее показания в ходе предварительного следствия получены с нарушениями закона, повлиявшими на вынесение законного и обоснованного решения суда, оснований не имеется.

Проявлений односторонности и необъективности, а также личной заинтересованности в исходе дела со стороны сотрудников органов предварительного следствия или суда — не усматривается.

Таким образом, суд правомерно положил показания свидетеля Ч. в части не противоречащей иным доказательствам, в обоснование своих выводов о причастности Татомира Я.И. к инкриминированному преступлению.

Судом указан в приговоре мотив содеянного Татомиром: личные неприязненные отношения, внезапно возникшие к потерпевшим, по поводу имевшего место, по мнению подсудимого, их аморального поведения.

Заявление о явке с повинной (т. 1 л.д. 75), составленное от имени Татомира Я.И. с нарушением требований ст. ст. 141, 142 УПК РФ, суд признал недопустимым доказательством и не использовал в качестве доказательства вины подсудимого.

По заключению эксперта N 152 от 28 августа 2017 года, смерть А. наступила от острой и массивной кровопотери, явившейся осложнением колото-резаных ранений шеи, грудной клетки, экспертом не исключается в период с 13 до 17 часов 14 января 2017 года (т. 3 л.д. 104 — 110).

Согласно заключению эксперта N 153 от 28 августа 2017 года, смерть Х. наступила от острой и массивной кровопотери, явившейся осложнением колото-резаных ранений грудной клетки, экспертом не исключается в период с 13 до 17 часов 14 января 2017 года (т. 3 л.д. 151 — 156).

Доводы осужденного Татомира Я.И. и его защитника об отсутствии доказательств его вины являются несостоятельными и опровергаются собранными доказательствами по делу, совокупность которых суд первой инстанции обоснованно счел достаточной для разрешения дела по существу.

Все доказательства по делу были непосредственно исследованы в ходе судебного разбирательства и получили соответствующую оценку в приговоре.

Юридическая оценка действий осужденного соответствует установленным судом фактическим обстоятельствам содеянного и требованиям закона, наказание назначено справедливое.

При назначении Татомиру Я.И. наказания суд в соответствии со ст. ст. 6, 60 УК РФ учел характер и повышенную степень общественной опасности совершенного им преступления, относящегося к категории особо тяжких, конкретные обстоятельства дела, данные о личности виновного, в том числе, положительную характеристику по месту жительства, данную участковым уполномоченным полиции, а также влияние назначаемого наказания на его исправление и на условия жизни его семьи.

Обстоятельствами, смягчающими наказание Татомира Я.И., суд в соответствии с п. ‘и’ ч. 1 ст. 61 УК РФ признал активное способствование раскрытию и расследованию преступления на первоначальной стадии предварительного следствия (в том числе путем сообщения 14 января 2017 года сотрудникам полиции о совершенном преступлении, оформленном в виде заявления о явке с повинной (т. 1, л.д. 75), которое суд, несмотря на исключение из числа доказательств, учел как смягчающее наказание обстоятельство).

Кроме того, в силу ч. 2 ст. 61 УК РФ суд признал в качестве смягчающих наказание обстоятельств: состояние здоровья подсудимого, имеющего ряд, в том числе хронических заболеваний, его инвалидность, а также преклонный возраст.

Отягчающих наказание Татомира Я.И. обстоятельств судом не установлено.

Учитывая повышенную общественную опасность содеянного, все обстоятельства дела, оснований для применения к Татомиру Я.И. положений ч. 6 ст. 15, ст. 64 и ст. 73 УК РФ суд не усмотрел.

Поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 57 и ч. 2 ст. 59 УК РФ пожизненное лишение свободы и смертная казнь не назначается мужчинам, достигшим к моменту вынесения судом приговора шестидесятипятилетнего возраста, а также учитывая отсутствие по делу обстоятельств, отягчающих наказание, суд при назначении наказания Татомиру Я.И. применил положения ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения, судом не допущено.

Руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.15, 389.18, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Амурского областного суда от 26 января 2018 года в отношении Татомира Ярослава Ивановича оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.