Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16.03.2017 N 20-АПУ17-1

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 марта 2017 г. N 20-АПУ17-1

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Истоминой Г.Н.,

судей Кочиной И.Г., Климова А.Н.,

с участием:

государственного обвинителя — прокурора Абрамовой З.Л.,

защитника — адвоката Магомедова М.А.

при секретаре Поляковой А.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката Магомедова М.А. в защиту интересов осужденного Магомедова С.С. на приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 28 декабря 2016 года, которым

Магомедов С.С., < ... > , несудимый,

осужден:

— по ч. 2 ст. 208 УК РФ (в редакции ФЗ от 05.05.2014 N 130) — к лишению свободы сроком на 6 лет с ограничением свободы на 1 год,

— по ст. 317 УК РФ — к лишению свободы сроком на 13 лет с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев,

— по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции ФЗ от 24.11.2014 N 370) — к лишению свободы сроком на 5 лет,

— по ч. 3 ст. 222.1 УК РФ — к лишению свободы сроком на 6 лет со штрафом в размере 250 000 рублей,

— на основании ч. ч. 3, 4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, — к 16 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 2 года с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре, со штрафом в размере 250 000 рублей.

Принято решение в отношении вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Кочиной И.Г., выступление адвоката Магомедова М.А., поддержавшего доводы, изложенные в апелляционной жалобе, мнение прокурора Абрамовой З.Л., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Магомедов С.С. осужден:

— за участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом,

— за посягательство на жизнь сотрудников правоохранительного органа в целях воспрепятствования их законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности и из мести за такую деятельность,

— за незаконные приобретение, передачу, хранение, перевозку и ношение боеприпасов в составе организованной группы,

— за незаконные приобретение, передачу, хранение, перевозку и ношение взрывчатых веществ и взрывных устройств в составе организованной группы.

Преступления совершены в период с декабря 2014 года по апрель 2015 года на территории г. < ... > Республики < ... > при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе адвокат М. выражая несогласие с приговором, указывает, что вина осужденного Магомедова С.С. в совершении преступлений не доказана.

Подробно приводя в жалобе показания осужденного, свидетелей М. А. А. О. И. М. А. Р. А. и А. А., данные в судебном заседании, показания свидетелей Ю. М. заключения экспертов N < ... > , < ... > от 20 мая 2015 года (т. 2 л.д. 138 — 141), < ... > от 13 октября 2015 года (т. 5 л.д. 74 — 138), содержание ходатайства адвоката М. о допуске к участию в деле и постановления следователя об удовлетворении данного ходатайства (т. 1 л.д. 101 — 103), содержание протокола дополнительного осмотра места происшествия и предметов (т. 1 л.д. 129 — 139, т. 5 л.д. 203 — 222), а также данные о личности осужденного, считает, что его подзащитный оказывал помощь члену незаконного вооруженного формирования М. под угрозой применения к нему физического насилия, в связи с чем в его действиях не содержится состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 208 УК РФ.

Проанализировав положенные в основу приговора показания потерпевших Б. и И. считает их не соответствующими действительности, выражает свое недоверие к показаниям свидетелей обвинения М., С. М. и А., полагая, что они противоречат показаниям свидетеля З. в том числе в части содержания состоявшегося между ними разговора, причины неисправности автомашины, на которой З. приехал к заброшенному зданию, в части внешнего вида человека, которого З. увидел у заброшенного здания.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Адвокат полагает, что в целом приведенные в приговоре доказательства не подтверждают причастность Магомедова С.С. к совершению преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 222, ч. 3 ст. 222.1 и ст. 317 УК РФ. По мнению М. суд незаконно и необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о приобщении к делу копии договора поручения, заключенного с А. на защиту интересов Магомедова С., который мог бы подтвердить отсутствие события преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ, вмененного М.

Полагает, что неправильная оценка доказательств и процессуальные нарушения привели к вынесению незаконного приговора, который просит отменить и дело передать на новое рассмотрение.

В возражениях государственный обвинитель Билалов Ш.Б. просит приговор суда оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Заслушав участников процесса, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе и возражения на нее, проверив в апелляционном порядке материалы уголовного дела, Судебная коллегия считает, что выводы суда о виновности Магомедова в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются показаниями потерпевших Б., И. свидетелей И. О. М., А. М. У. Ю., А., С., М. М. З., протоколами проверки показаний свидетелей и потерпевших на месте, протоколами осмотра места происшествия, осмотра документов, предметов и транспортных средств, предъявления фотографий для опознания, заключениями экспертов и другими приведенными в приговоре доказательствами, а также показаниями осужденного Магомедова.

В судебном заседании Магомедов С. не отрицал, что принимал участие в незаконном вооруженном формировании, выполняя указания двоюродного брата М. направленные на обеспечение деятельности формирования, однако делал это вынужденно, поскольку боялся брата.

Будучи допрошенным в качестве подозреваемого Магомедов С. показал, что был знаком с участниками незаконного вооруженного формирования К., Г., М. а также М. В декабре 2014 года по просьбе М. и М. он изготовил и установил в помещении по месту их проживания металлическую дверь, затем, от М. передал М. флеш-карту, сопровождал участников формирования, привозил к ним на встречу родственников, в марте 2015 года, исполняя указание М. привез им рюкзаки с оружием и боеприпасами, один из которых впоследствии по просьбе М. спрятал в заброшенном здании в местности ‘ < ... > ‘ г. < ... > . После захвата членов вооруженного формирования, 28 апреля 2015 года, он решил перепрятать рюкзак, для чего вновь приехал к заброшенному зданию в местности ‘ < ... > ‘, где его и обнаружили сотрудники полиции. Чтобы уйти от преследования, он достал из рюкзака гранату, выдернул кольцо и бросил в их сторону, в результате чего раздался взрыв.

Доводы осужденного о том, что показания в качестве подозреваемого давал под давлением сотрудников правоохранительных органов и в отсутствие адвоката, были предметом проверки суда, и не нашли своего подтверждения.

Суд правомерно положил данные показания в основу приговора, поскольку они являются допустимыми, последовательными, так как Магомедов С. неоднократно подтвердил их в статусе обвиняемого и при проверке показаний на месте (т. 1 л.д. 86 — 97, т. 5 л.д. 24 — 34, 56 — 73, т. 7 л.д. 115 — 118), и достоверными, поскольку согласуются с другими исследованными судом доказательствами, также полученными с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

Так, свидетели И. и О. подтвердили факт проживания в их доме участников незаконного вооруженного формирования и факт участия Магомедова С. в деятельности формирования. Данные свидетели, а также М. и У., а также, со слов осужденного, его супруга М. мать и дядя А. пояснили, что Магомедов С. привозил на свидание к боевикам родственников. Кроме того свидетель М. показала, что осужденный привозил ей флеш-карту от М.

Согласно осмотренным в суде материалам уголовных дел, лица, с которыми сотрудничал Магомедов С., являлись членами незаконного вооруженного формирования. Так в отношении К. находящегося в розыске, возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 208, в отношении М. — по ч. 2 ст. 208 УК РФ, в отношении М. Г. и С. уголовные дела по обвинению в совершении преступлений, связанных с посягательством на жизнь сотрудников правоохранительных органов и с незаконными действиями с оружием и взрывчатыми веществами были прекращены в связи с их смертью. При этом осужденный опознал по фотографиям К., М. и Г. как членов незаконного вооруженного формирования, проживавших в доме у И.

О наличии в пользовании и аренде у осужденного автомобилей < ... > и < ... > показал свидетель Ю.

Свидетель З. пояснил, что в местности ‘ < ... > ‘ г. < ... > подъехал к заброшенному зданию, чтобы на автомобильной яме прикрепить к днищу автомобиля глушитель, и там же встретил подозрительного молодого человека, который при свете фар его автомобиля стал закрывать руками лицо, о чем он сразу сообщил в полицию.

Сотрудники полиции, потерпевшие И. и Б. свидетели А. М. и С. подтвердили факт сообщения от З. и пояснили, для проверки обстоятельств выехали к заброшенному зданию на патрульной машине. Увидев полицию, молодой человек попытался скрыться и бросил в сторону И. и Б. гранату, которая взорвалась, но сотрудники полиции не пострадали. С. и А. задержали молодого человека, которым оказался Магомедов С. Рядом с Магомедовым С. был обнаружен рюкзак.

Доводы апелляционной жалобы о недоверии к показаниям свидетеля З. и сотрудников полиции настоятельны, поскольку они подтвердили свои показания на месте происшествия, содержание их показаний согласуется между собой, с обстоятельствами, установленными в результате осмотра места происшествия.

Так, в районе заброшенного здания действительно была обнаружена автомобильная яма и воронка от взрыва гранаты, кольцо, чека, которые согласно заключению эксперта, являются деталями взрывателя гранаты, а также металлические фрагменты — части корпуса взорвавшейся гранаты, в почве установлено наличие взрывчатого вещества тротила.

В изъятом с места происшествия рюкзаке находились продукты питания, а также более двухсот патронов, пороховые двигатели, гранаты, выстрелы от гранатометов, гильзы, взрыватели и заряды.

Согласно заключениям экспертов патроны относятся к категории боеприпасов и предназначены для выстрелов из пулеметов, автоматов, карабинов и винтовок, гранаты и выстрелы относятся к категории боеприпасов, в том числе к гранатомету, стартовые заряды являются частями боеприпасов гранатомета, патроны ‘ < ... > ‘ относятся к категории взрывчатых веществ, а взрыватели предназначены для комплектации турбореактивных снарядов.

Все боеприпасы и взрывчатые вещества пригодны для использования.

Оценив доказательства в их совокупности, принимая во внимание обстоятельства, характер и последствия преступлений, суд правильно пришел к выводу, что они являются достаточными для принятия решения по делу, поскольку позволили всесторонне, полно и объективно установить обстоятельства преступлений, виновность Магомедова С. в их совершении и опровергнуть его позицию о невиновности и вынужденности участия в вооруженном формировании, о непричастности к совершению других преступлений ввиду того, что он, якобы, был задержан накануне их совершения — 27 апреля в доме своего дяди.

С учетом приведенных доказательств, показаний свидетеля А. и протокола задержания от 28 апреля 2015 года, суд объективно, как недостоверные, оценил показания родственников осужденного, поддержавших его версию о задержании накануне посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов и отказал в приобщении к делу копии договора поручения, заключенного с А. на защиту Магомедова С.

Вопреки доводам апелляционной жалобы имеющиеся мелкие несовпадения в показаниях потерпевших и свидетелей несущественны и не влияют на правильность выводов суда. Оснований для оговора Магомедова С. свидетелями, показания которых положены в основу приговора, не установлено.

Действия осужденного правильно квалифицированы:

— по ч. 2 ст. 208 УК РФ (в редакции ФЗ от 05.05.2014 N 130) как участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом,

— по ст. 317 УК РФ как посягательство на жизнь сотрудников правоохранительного органа в целях воспрепятствования их законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности и из мести за такую деятельность,

— по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции ФЗ от 24.11.2014 N 370) как незаконные приобретение, передача, хранение, перевозка и ношение боеприпасов в составе организованной группы,

— по ч. 3 ст. 222.1 УК РФ как незаконные приобретение, передача, хранение, перевозка и ношение взрывчатых веществ и взрывных устройств в составе организованной группы.

На основании данных о состоянии здоровья осужденного и его поведения в период уголовного судопроизводства суд правильно пришел к выводу о его вменяемости.

Наказание Магомедову назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о его личности, смягчающих обстоятельств, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.

Назначение осужденному дополнительных наказаний, неприменение в отношении его условного осуждения, положений ст. 64 УК РФ и отсутствие оснований для изменения категории преступлений судом мотивировано, оснований не согласиться с приведенными мотивами, не имеется.

Таким образом, поскольку нарушения норм уголовного закона при назначении наказания не допущено, по своему виду и размеру оно соответствует содеянному и данным о личности осужденного, оснований для его смягчения не усматривается.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 28 декабря 2016 года в отношении Магомедова С.С. оставить без изменения, апелляционную жалобу адвоката Магомедова М.А. — без удовлетворения.