Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12.12.2017 N 91-АПУ17-8СП

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 декабря 2017 г. N 91-АПУ17-8СП

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Сабурова Д.Э.

судей Хомицкой Т.П. и Климова А.Н.

при секретаре Семеновой Т.Е.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Храмцова С.Н. и адвоката Голуб В.А. в его защиту на приговор Псковского областного суда с участием коллегии присяжных заседателей от 9 октября 2017 года, которым

Храмцов Сергей Николаевич, < ... > , несудим,

осужден по п. ‘и’ ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы с ограничением свободы на 2 года с установлением ограничений и обязанностей, перечисленных в приговоре, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания Храмцову исчислен с 1 января 2017 года.

Постановлено о взыскании с Храмцова в пользу Т. в счет компенсации морального вреда 2 500 000 рублей, а также в счет возмещения материального вреда — 36 983 рубля 90 коп.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей Храмцов С.Н. признан виновным и осужден за убийство из хулиганских побуждений Т., совершенного в ночь с 31 декабря на 1 января 2017 года в кафе поселка < ... > Псковской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., объяснения осужденного Храмцова С.Н. в режиме видеоконференцсвязи, адвоката Голуб В.А. в его защиту, поддержавших доводы жалоб, мнение государственного обвинителя Генеральной прокуратуры Гуровой В.Ю. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

в апелляционных жалобах осужденный Храмцов С.Н. и адвокат Голуб В.А. выражают несогласие с приговором, ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона. Осужденный указывает, что не участвовал в формировании коллегии присяжных заседателей, ему не известны причины самоотвода кандидатов, обсуждение происходило у стола судьи, ему не было слышно. Анализируя доказательства по делу, полагает, что время совершения преступления органами следствия установлено неверно. Оспаривает наличие у погибшего Т. возможности после полученного ножом удара перепрыгнуть холодильную камеру, находящуюся в помещении кафе рядом с барной стойкой. Обращает внимание на допущенные, по его мнению, нарушения при осмотре места происшествия, которые выразились в неточном описании обстановки, а также оспаривает обстоятельства, при которых был изъят нож. Его опознание свидетелем В., а также опознание ножа свидетелем В., в ходе досудебного производства проведены с нарушением закона, поскольку опознающие лица до проведения опознания не были допрошены о признаках, по которым они смогли бы опознать объект. Сравнивая данные протокола осмотра предметов и выводы эксперта, полагает, что экспертиза проводилась в отношении иного ножа, а не того, который был изъят. Ходатайство о признании недопустимыми доказательствами протоколов опознания лиц, ножа, протокола изъятия ножа, заключение эксперта от 23 марта 2017 года, судом необоснованно отклонено. Полагает, что следователем представлены не все материалы уголовного дела, поскольку к делу не приобщен протокол допроса свидетеля Н. Обращает внимание, что при обсуждении вопросного листа суд оставил без внимания ходатайство защитника об изменении второго вопроса. В ходе расследования дела и судебного следствия при допросах задавались наводящие вопросы участникам процесса. Утверждает, что преступления не совершал, его вина не доказана. Сумму, подлежащую взысканию по заявлению потерпевшей, находит несправедливой. Просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство. Адвокат, поддерживая доводы осужденного, также указывает о неустановлении обстоятельств, исключающих преступность деяния. Обращает внимание на неоднократную постановку вопросов наводящего характера допрашиваемым лицам по делу. Просит об отмене приговора.

В возражениях на апелляционные жалобы государственные обвинители Чекмачева Н.В., Жежерун Д.Н. и Спасов М.А., потерпевшая Т. просят приговор оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия полагает, что приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Храмцова, основанном на всестороннем и полном исследовании доказательств. Как следует из представленных материалов, нарушений уголовно-процессуального закона в процессе расследования, на стадии предварительного слушания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии с пунктами 2 — 4 ст. 389.15 УПК РФ отмену приговора, постановленного с участием присяжных заседателей, по данному делу не допущено.

Формирование коллегии присяжных заседателей по делу проведено в соответствии с требованиями ст. ст. 326 — 328 УПК РФ.

Данных о том, что кандидаты в присяжные заседатели скрыли информацию, которая могла повлиять на принятие решения по делу и лишила стороны права на мотивированный и немотивированный отвод, а также о том, что в составе коллегии присяжных заседателей принимали участие лица, которые в силу закона не имели права исполнять обязанности присяжного заседателя, не имеется.

Вопреки утверждениям осужденного, в этой связи следует отметить, что сторонам в равной мере было предоставлено право задавать кандидатам в присяжные заседатели вопросы с целью установления их объективности и беспристрастности, возможности участия в настоящем деле, а также право заявления отводов. Оснований считать, что осужденный был лишен возможности реализовать данное право, не имеется.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей, в соответствии с их полномочиями, установленными ст. 334 УПК РФ.

Доводы о нарушении уголовно-процессуального закона в процессе судебного следствия, в том числе, об исследовании недопустимых доказательств в присутствии коллегии присяжных заседателей, о нарушении принципа состязательности сторон, постановке наводящих вопросов участникам процесса по событиям преступления, которые поставили бы под сомнение объективность принятого решения коллегией присяжных, не нашли подтверждения в материалах дела.

Из содержания протокола судебного заседания следует, что в необходимых случаях председательствующий останавливал участников судебного разбирательства, обращался к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание определенные обстоятельства при вынесении вердикта. Если сторонами и допускались отступления от правил, предусмотренных законом, в частности, задавались вопросы, не относящиеся к предмету исследования или вопросы, которые по своей сути предполагали ожидаемый ответ, или недопустимая информация к исследованию в присутствии присяжных заседателей, то председательствующий реагировал, снимая эти вопросы, в том числе, разъясняя присяжным заседателям о том, что они не должны принимать во внимание высказывания сторон, которые сами по себе доказательствами не являются.

Мотивированно судом отвергнуты и доводы стороны защиты о необходимости признания ряда доказательств недопустимыми.

Как установлено исследованными в ходе судебного заседания протоколом осмотра места происшествия от 1 января 2017 года, в ходе которого был изъят и нож, протоколом предъявления для опознания изъятого ножа свидетелю В., протоколом опознания лица (Храмцова) свидетелем В., порядок производства этих следственных действий, предусмотренный ст. 177 и ст. 193 УПК РФ, органами предварительного следствия нарушен не был, цель выяснения имеющих значение для уголовного дела обстоятельств, соблюдена, оснований сомневаться в зафиксированных в них обстоятельствах, в том числе, в части последовательности и места проведения оспариваемых следственных действий, объективности и достаточности сообщенных сведений при опознании, как лица, так и предметов, а также соответствия действительности отраженных в протоколах обстоятельств, у суда не имелось. Оснований ставить под сомнение фактическое участие в следственных действиях указанных в протоколах лиц также не установлено. Все участвующие лица были ознакомлены с содержанием протоколов, о чем свидетельствуют их подписи, каких-либо возражений и заявлений не поступило. У суда отсутствовали и основания полагать, что оспоренные вещественные доказательства получены при иных, не связанных с производством следственных действий, обстоятельствах, в том числе и в отношении ножа, представленного для экспертного исследования, проведенного 23 марта 2017 года.

Фактов необходимости создания органами следствия искусственных доказательств судом не установлено.

Также вопреки доводам осужденного, обстоятельства возможности у погибшего Т. после полученного ножом удара перепрыгнуть холодильную камеру, находящуюся в помещении кафе рядом с барной стойкой, подтверждается помимо свидетельских показаний В., заключением дополнительной судебно-медицинской экспертизы от 25 мая 2017 года, согласно которой при наличии у Т. ранения брюшной стенки по передней поверхности, проникающее в брюшную полость с повреждением правой доли печени, последний мог совершать любые действия до момента потери сознания.

При проверки апелляционных доводов, не установлено и нарушений, которые бы ограничили право стороны защиты на представление доказательств, либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них. Права сторон обвинения и защиты на представление доказательств были обеспечены судом в равной мере. В ходе судебного следствия стороной обвинения присяжным заседателям представлялись доказательства, достоверность и допустимость которых проверена судом, и сомнений не вызывает.

Все заявленные сторонами ходатайства разрешены в установленном законом порядке, отклонение ряда ходатайств не препятствовало рассмотрению дела по существу и не влияло на полноту и достаточность представленных доказательств, для установления вины осужденного. Доводы осужденного о неприобщении следователем к материалам уголовного дела протокола допроса свидетеля Н. не могут быть приняты во внимание. Отсутствие данного протокола не влияло на оценку совокупности доказательств, представленных коллегии присяжных заседателей, в чем имела возможность убедиться и Судебная коллегия в апелляционной инстанции, разрешая ходатайство адвоката о приобщении копии протокола допроса указанного свидетеля, чьи показания не имели отношения к рассматриваемым событиям совершенного преступления. Кроме того, следует обратить внимание на то, что направление и ход расследования по делу, принятие решений о производстве следственных и иных процессуальных действий, в соответствии с положениями, предусмотренными ст. 38 УПК РФ, самостоятельно определяется следователем.

В соответствии с пунктами 2 — 4 ст. 389.15, 389.27 УПК РФ, предусматривающих основания отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, приговор, постановленный судом в указанном составе, не может быть отменен по мотиву несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции. Виновность осужденного Храмцова установлена вердиктом присяжных заседателей, правильность которого в соответствии с ч. 4 ст. 347 УПК РФ ставить под сомнение запрещается.

В этой связи, доводы осужденного Храмцова об оценке достоверности тех или иных доказательств, о несогласии с выводами, имеющихся в деле заключений экспертов, а также с выводами судебно-медицинской экспертизы, об отсутствии мотива и умысла на убийство потерпевшего Т. и, в целом, о недоказанности своей вины, об оценке доказательств с точки зрения их достаточности для вывода о доказанности совершенного преступления, не могут являться основанием для отмены приговора, постановленного в соответствии с вердиктом присяжных заседателей.

Приговор постановлен в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. 307 УПК РФ с указанием места, времени и способа совершения преступного деяния. Приведенные доводы осужденного в этой связи не ставят под сомнение факт совершения им убийства Т. в указанном месте и в установленное время.

Напутственное слово председательствующего соответствует положениям ст. 340 УПК РФ. Нарушения принципа объективности и беспристрастности не допускалось.

Нарушений требований ст. 338 УПК РФ, регламентирующей порядок постановки вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, не допущено. Изложенная постановка вопросов присяжным заседателям позволяла им полно и всесторонне оценить представленные доказательства и сделать вывод о виновности или невиновности осужденного Храмцова в инкриминируемом ему преступлении. Сторонам была предоставлена возможность высказать замечания и предложения по сформулированным вопросам. Формулировка вопросов соответствует положениям, предусмотренным ст. 339 УПК РФ, с постановкой вопросов о доказанности события, о доказанности преступных действий Храмцова и его виновности. Оснований ставить под сомнение, полученные на них ответы, в том числе, с учетом разъяснений, содержащихся в вопросном листе при голосовании, у суда не имелось.

Нарушений уголовно-процессуального закона при принятии вердикта по делу не установлено. Вердикт коллегии присяжных заседателей ясный и непротиворечивый, соответствует требованиям ст. 348 и ст. 351 УПК РФ, является обязательным для председательствующего судьи.

Правовая оценка действиям осужденного Храмцова судом дана в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом присяжных заседателей.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, по делу не установлено. Прения сторон проведены в соответствии с положениями, предусмотренными ст. 336 УПК РФ.

При назначении наказания, суд учел характер и степень общественной опасности содеянного Храмцовым, данные о личности виновного, условия его жизни, наличие смягчающего и отягчающего наказание обстоятельств, мнение коллегии присяжных заседателей по вопросу о снисхождении, а также влияние назначенного наказания на его исправление.

Вопреки утверждениям стороны защиты, оснований для признания иных обстоятельств смягчающими, судом обоснованно не установлено. Каких-либо исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, поведением виновного во время и после совершения преступления, других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, по делу не имеется. Обстоятельства нахождения Храмцова в момент совершенного преступления в состоянии алкогольного опьянения судом установлены на основе исследованного медицинского документа, что не отрицается и самим осужденным. Данное обстоятельство обоснованно признано отягчающим. Наказание Храмцову назначено в соответствии с требованиями уголовного закона, соразмерно содеянному. Оснований для вывода о назначении осужденному чрезмерно сурового наказания не имеется.

Гражданские иски потерпевшей Т. о компенсации материального и морального вреда разрешены в соответствии с требованиями закона, с учетом степени вины Храмцова и нравственных страданий потерпевшей, размер компенсации морального вреда отвечает требованиям разумности и справедливости.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. 389.13 — 389.14, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Псковского областного суда с участием коллегии присяжных заседателей от 9 октября 2017 года в отношении Храмцова Сергея Николаевича оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного, адвоката Голуб В.А. — без удовлетворения.