Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11.09.2018 N 88-АПУ18-6

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 сентября 2018 г. N 88-АПУ18-6

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Иванова Г.П.

судей Ермолаевой Т.А.,Зеленина С.Р.

при секретаре Быстрове Д.С.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Парнищева Ю.В. и адвоката Ленинг Е.А. на приговор Томского областного суда от 8 июня 2018 года, по которому

Парнищев Юрий Владимирович, < ... > несудимый —

осужден к наказанию:

— по п. ‘и’ ч. 2 ст. 105 УК РФ — на 18 (восемнадцать) лет 5 (пять) месяцев лишения свободы,

— по ст. 319 УК РФ — на 6 (шесть) месяцев исправительных работ с удержанием в доход государства 10% заработной платы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний назначено Парнищеву Ю.В. 18 (восемнадцать) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено: гражданский иск потерпевшей Ш. удовлетворить частично и взыскать с Парнищева Юрия Владимировича в пользу Ш. в качестве компенсации морального вреда 2 000 000 (два миллиона) рублей.

Гражданский иск потерпевшей Ш. удовлетворить частично и взыскать с Парнищева Юрия Владимировича в пользу Ш. в качестве компенсации морального вреда 1 000 000 (один миллион) рублей.

В остальной части в удовлетворении исковых требований потерпевших Ш. и Ш. отказать.

Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А., выступления осужденного Парнищева Ю.В. и адвоката Анпилоговой Р.Н., поддержавших доводы апелляционных жалоб, выступление прокурора Кузнецова С.В., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

согласно приговору суда Парнищев Ю.В. совершил убийство Ш. из хулиганских побуждений и оскорбил Д. являющуюся представителем власти.

Преступления совершены 9 апреля 2017 года в г. Томске при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционных жалобах:

Адвокат Ленинг Е.А. просит приговор изменить, снизить размер назначенного наказания Парнищеву. Указывает о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела, обращает внимание на то, что при просмотре видеозаписи к протоколу проверки показаний у Парнищева обнаружена ссадина на правой щеке, которую, по его пояснениям, он мог получить во время конфликта с Ш. однако, в приговоре указано об отсутствии ссадины. Предварительное и судебное следствие проведены с обвинительным уклоном, следствие и судья предприняли все меры для неисследования экспертным путем имеющихся у Парнищева телесных повреждений, обнаруженных при помещении в СИЗО. Действия Парнищева неправильно квалифицированы по п. ‘и’ ч. 2 ст. 105 УК РФ. Данная квалификация, по мнению адвоката, не подтверждается доказательствами. Потерпевший в грубой форме сделал замечание Парнищеву о нахождении в состоянии алкогольного опьянения, в лифте имел место конфликт между осужденным и потерпевшим. Наказание является излишне суровым.

Осужденный Парнищев считает, что приговор не соответствует требованиям закона, не указаны мотивы оглашения показаний свидетелей С. и потерпевшей Д. указывает на свои объяснения об обстоятельствах получения телесных повреждений в ходе конфликта с Ш. и наличие ссадины на лице. Указывает на то, что сторона обвинения не опровергла его утверждение о том, что показания от него были получены с нарушением требований закона, а суд необоснованно отверг его доводы об оказании на него давления со стороны оперуполномоченных уголовного розыска. Просит приговор отменить, признать его незаконным и необоснованным. В дополнениях осужденный указывает на нарушение права на защиту со ссылкой на то, что вновь вступивший в дело адвокат был лишен возможности ознакомиться с делом. Подробно анализируя выводы проведенных по делу судебно-медицинских экспертиз, делает вывод о том, что его действия должны быть квалифицированы по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Просит исключить отягчающее обстоятельство — нахождение в состоянии алкогольного опьянения и вновь просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Государственным обвинителем и потерпевшими Ш., Ш., Ш. принесены возражения на апелляционные жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Вывод суда о доказанности вины Парнищева в содеянном соответствует материалам дела и основан на совокупности приведенных в приговоре доказательств, в частности, его показаниях в ходе расследования дела об обстоятельствах, при которых он совершил убийство Ш. и оскорбление сотрудника полиции Д. показаниях потерпевших Ш., С., Д. свидетелей Б., Л., А., Г. — С., Д., Б., В., Т., Б., К., К., К., З., К. — Н. протоколах осмотра места происшествия, заключениях экспертиз, а также вещественных доказательствах.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Суд обоснованно признал достоверными показания Парнищева при допросе в качестве подозреваемого и обвиняемого о том, что именно он совершил убийство потерпевшего Ш. путем нанесения ему неоднократных ударов ножом, поскольку подумал, что последний — педофил.

Показания Парнищева о времени, месте и способе совершения убийства объективно подтверждены протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого обнаружен труп потерпевшего Ш. с колото-резаными ранениями, и заключением судебно-медицинской экспертизы трупа Ш.

О том, что смерть потерпевшего наступила от 23-х колотых, колото-резаных и резаных ран, повлекших обильную кровопотерю.

Согласно заключению криминалистической экспертизы, возможно причинение ранений, обнаруженных на трупе потерпевшего Ш. ножом ‘Columbia’, принадлежащим Парнищеву.

Как следует из заключения генотипической экспертизы на указанном ноже обнаружено наличие следов крови потерпевшего Ш. о том, что данный нож, являющийся орудием убийства, принадлежит Парнищеву подтвердили свидетели К., К., К., а также не отрицал сам Парнищев при предъявлении ему для опознания ножа ‘Columbia’.

Согласно заключению генотипической экспертизы на одежде Парнищева обнаружено наличие крови потерпевшего, а по заключению трасологической экспертизы рядом с трупом обнаружены следы обуви Парнищева.

Из показаний сотрудников полиции Д., Б. и Л. задержавших Парнищева на месте преступления, следует, что он сообщил им о совершении убийства потерпевшего, т.к. подумал, что потерпевший — педофил.

Доводы апелляционных жалоб о том, что убийство Ш. осужденный совершил не из хулиганских побуждений, а вследствие конфликта, возникшего с потерпевшим в лифте, в ходе которого потерпевший нанес ему удар по лицу, аналогичны его доводам в судебном заседании.

Данные доводы суд обоснованно признал недостоверными в указанной части, так как они опровергаются первоначальными показаниями Парнищева Ю.В. при допросе в качестве подозреваемого, обвиняемого и при проверке показаний на месте 10 апреля 2017 года.

Из этих показаний осужденного следует, что с потерпевшим в лифте они не разговаривали. Потерпевший его никак не провоцировал. Подумав, что указанный мужчина является педофилом, он достал из-за пояса джинсов охотничий нож и, когда лифт опустился на первый этаж и его двери открылись, нанес Ш. удары ножом.

Каких-либо телесных повреждений в ходе нападения потерпевший ему не причинял. Из-за нахождения в сильной степени алкогольного опьянения Парнищев не помнит, зачем нанес потерпевшему удары ножом.

В ходе проверки показаний на месте Парнищев также ничего не сообщал о якобы имевшем место конфликте между ним и потерпевшим, а, напротив, утверждал, что видел потерпевшего впервые и причин нанесения ему ударов ножом не помнит, так как был сильно пьян.

О том, что убийство Ш. он совершил, подумав, что последний является ‘педофилом’, сразу после совершения преступления сообщил сотрудникам полиции Д., Л. и Е., прибывшим на место преступления, что последние подтвердили.

Также из показаний указанных свидетелей следует, что, будучи задержан, Парнищев был в приподнятом настроении, говорил, что по городу ходит педофил, что у него есть племянницы, которых он любит, а также спрашивал сотрудников полиции, как бы они поступили, если бы это касалось их детей.

При проведении судебной психолого-психиатрической экспертизы Парнищев также утверждал, что нанес удары потерпевшему, подумав, что он педофил. Также из заключения эксперта следует, что Парнищев Ю.В. в ходе расследования мог правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них показания. Ссылки подсудимого на частичное запамятование обстоятельств совершения преступления, согласно выводам экспертизы, являются недостоверными и предъявляются им в защитных целях (т. 3 л.д. 115 — 118).

Доводы апелляционных жалоб о конфликте Парнищева с потерпевшим и о том, что последний ударил его по лицу, опровергаются заключением судебно-медицинской экспертизы N 890 от 2 мая 2017 года, согласно которому в ходе осмотра 9 апреля 2017 года в 22 часа 30 минут у Парнищева обнаружено лишь два кровоподтека в области спины, которые могли образоваться не более суток до момента осмотра и не повлекли причинения вреда здоровью.

Каких-либо жалоб на состояние здоровья при осмотре эксперту Парнищев Ю.В. не высказывал, пояснив, что телесных повреждений ему никто не причинял.

При допросе в судебном заседании эксперт П. подтвердила правильность выводов заключения судебно-медицинской экспертизы в отношении Парнищева, указав, что иных, кроме указанных в заключении эксперта телесных повреждений, в том числе ссадин на лице, на момент осмотра 9 апреля 2017 года в 22 часа 30 минут у Парнищева Ю.В. не имелось.

Эти данные опровергают доводы о совершении убийства потерпевшего Ш. в ходе ссоры и правильно оценены судом первой инстанции как выдвинутые с целью защиты от предъявленного обвинения.

Нет оснований согласиться с доводами апелляционных жалоб о том, что следствие и суд уклонялись от выяснения происхождения телесных повреждений у Парнищева.

Согласно ответу начальника ИВСПиО УМВД России по г. Томску от 2 апреля 2018 года при помещении в ИВС 10 апреля 2017 года в 9 часов 20 минут у Парнищева в ходе медицинского осмотра были обнаружены ссадины на лице, спине, правом бедре и правом плече. Жалоб на состояние здоровья Парнищев Ю.В. не высказывал, за медицинской помощью не обращался.

Из объяснений Парнищева от 10 апреля 2017 года, приложенных к ответу, следует, что данные повреждения он получил 9 апреля 2017 года в ходе падения.

Данный ответ был оценен судом в совокупности с заключением судебно-медицинской экспертизы от 2 мая 2017 года в отношении Парнищева и показаниями эксперта П.

При этом с учетом отсутствия ссадин у Парнищева на момент проведения судебно-медицинской экспертизы 9 апреля 2017 года, суд пришел к обоснованному выводу о том, что указанные ссадины и обстоятельства их причинения не имеют отношения к обстоятельствам совершения инкриминированных Парнищеву преступлений.

Оценены судом и показания свидетеля К. на которые имеется ссылка в жалобах. Суд пришел к выводу, что указанные показания не подтверждают версию осужденного об убийстве Ш. из-за конфликта, приведя мотивированные суждения об этом в приговоре.

Вопреки доводам жалоб были исследованы и обоснованно критически оценены судом доводы жалобы осужденного Парнищева о применении к нему оперуполномоченным Д. физической силы.

Из показаний сотрудников полиции, Д., Б., Л. и Д. следует, что кроме наручников, другие специальные средства и физическая сила к Парнищеву Ю.В. не применялась.

При проведении судебно-медицинской экспертизы перед производством допроса в качестве подозреваемого на момент осмотра Парнищева Ю.В. экспертом 9 апреля в 22 часа 30 минут, кроме двух кровоподтеков на спине, иных телесных повреждений у него не обнаружено. Каких-либо жалоб на состояние здоровья при осмотре экспертом Парнищев не высказывал и пояснил, что телесных повреждений ему никто не причинял.

В ходе расследования с жалобами на состояние здоровья и применение насилия при проведении оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий Парнищев не обращался.

Из протоколов допроса Парнищева в качестве подозреваемого и обвиняемого, а также при проверке показаний на месте 10 апреля 2017 года следует, что он был допрошен с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и в присутствии защитника. Каких-либо заявлений от Парнищева и его защитника не поступало. Протоколы удостоверены подписями Парнищева и адвоката.

Как установлено судом, согласно видеозаписи к протоколу проверки показаний Парнищева на месте от 10 апреля 2017 года телесные повреждения на момент проверки показаний у него отсутствуют, показания Парнищевым даны в присутствии защитника добровольно без какого-либо давления с чьей-либо стороны. Признаков нахождения Парнищева в состоянии алкогольного опьянения в ходе данного следственного действия при просмотре видеозаписи в судебном заседании не установлено.

При таких обстоятельствах доводы Парнищева о применении к нему недозволенных методов следствия и нарушении его права на защиту при допросе в качестве подозреваемого, обвиняемого и при проверке показаний на месте 10 апреля 2017 года неубедительны.

Суд пришел к правильному выводу о том, что Парнищев нанеся Ш. 23 удара охотничьим ножом, обладающим высокой поражающей способностью, в область шеи, грудной клетки, живота, поясничной области, от которых на месте происшествия наступила смерть последнего, действовал с прямым умыслом на убийство потерпевшего.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия признает правильной юридическую оценку действий осужденного и не находит оснований для переквалификации его действий на ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Правильными являются и выводы суда о том, что убийство было совершено из хулиганских побуждений.

Из показаний потерпевших Ш., Ш., Ш. и самого Парнищева видно, что с убитым последний ранее знаком не был, а из признанных достоверными показаний осужденного следует, что удары ножом потерпевшему он нанес, так как ему показалось, что последний является ‘педофилом’, чем сообщил сотрудникам полиции, прибывшим на место.

Поскольку Парнищев с потерпевшим Ш. не был знаком, конфликтов между ними до совершения преступления не было, для осужденного было очевидно, что своими действиями, направленными на причинение смерти незнакомому человеку без повода, он грубо пренебрегает правовыми нормами, общепринятыми нормами морали и поведения в обществе.

В соответствии с заключением судебной психолого-психиатрической экспертизы для Парнищева, характерны такие индивидуально-психологические особенности, как вспыльчивость, конфликтность, демонстративность, легкое высвобождение агрессии, неподчинение общественным нормам, нетерпимость к ограничениям, а также морально-этическое огрубление личности (т. 3 л.д. 115 — 118).

Указанные индивидуально-психологические особенности личности Парнищева нашли свое проявление при совершении им убийства Ш.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что мотивом действий Парнищева при совершении убийства явилось желание противопоставить себя окружающим, продемонстрировать явное неуважение и пренебрежение к общественному порядку, общепринятым нормам морали, а также к жизни человека в общем и жизни Ш. в отдельности.

Факт оскорбления грубой нецензурной бранью Парнищевым сотрудника полиции Д. находившегося на месте происшествия и уполномоченного выполнять функции представителя власти установлен показаниями самого осужденного, потерпевшей Д., а также свидетелей Л., Б., С., и Г.

В этой части действиям его также дана правильная юридическая оценка.

Наказание назначено Парнищеву с учетом требований ст. ст. 6, 60 УК РФ. Оно является справедливым и соразмерным содеянному. Оснований для его смягчения Судебная коллегия не усматривает.

Вопреки доводам апелляционной жалобы осужденного, вывод суда о признании отягчающим обстоятельством состояние алкогольного опьянения осужденного в момент совершения преступления надлежаще мотивирован. Оснований для исключения его из приговора не имеется.

Доводы апелляционной жалобы осужденного о нарушении права на защиту со ссылкой на непредоставление вновь вступившему в дело адвокату возможности ознакомиться с делом безосновательны.

Адвокатом Ленинг Е.А. было заключено соглашение о защите интересов Парнищева, ходатайств об отложении судебного заседания для ознакомления с материалами дела она не заявляла.

Показания потерпевшей Д. и свидетеля С. были оглашены в соответствии с положениями ст. 281 УПК РФ, о чем вынесено постановление, изложенное в протоколе судебного заседания.

Таким образом оснований для отмены либо изменения приговора по доводам, изложенным в апелляционных жалобах, Судебная коллегия не усматривает.

В силу изложенного, руководствуясь ст. 389.20, 389.28, 389.29, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Томского областного суда от 8 июня 2018 года в отношении Парнищева Юрия Владимировича оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.