Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 07.02.2017 N 44-АПУ17-2

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 февраля 2017 г. N 44-АПУ17-2

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кулябина В.М.

судей Эрдыниева Э.Б. и Борисова О.В.

при секретаре Багаутдинове Т.Г.

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденных Ганьжина А.Д., Бобина А.С., адвокатов Костарева Н.В., Мухина В.А. на приговор Пермского краевого суда от 29 ноября 2016 года, по которому

Ганьжин А.Д. < ... > несудимый,

осужден с применением ч. 6-1 ст. 88 УК РФ:

— по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 161 УК РФ к ограничению свободы на срок 9 месяцев,

— по п. п. ‘ж’, ‘з’ ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на срок 6 лет,

— по п. ‘в’ ч. 4 ст. 162 УК РФ к лишению свободы на срок 5 лет.

На основании ч. 3 ст. 69, п. ‘б’ ч. 1 ст. 71 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием в воспитательной колонии.

Бобин А.С., < ... > несудимый,

осужден к лишению свободы:

— по п. п. ‘ж’, ‘з’ ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет с ограничением свободы на срок 1 год,

— по п. ‘в’ ч. 4 ст. 162 УК РФ на 9 лет со штрафом в размере 200000 рублей и с ограничением свободы на срок 1 год,

— по ч. 4 ст. 150 УК РФ на 5 лет с ограничением свободы на срок 1 год.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 17 лет лишения свободы со штрафом в размере 200000 рублей и с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев, с отбыванием лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ограничения свободы установлены судом и приведены в приговоре.

Постановлено взыскать в пользу К. К. К. в счет возмещения расходов на погребение 26213 рублей солидарно с Бобина А.С. и Ганьжина А.Д., в счет компенсации морального вреда — с Бобина А.С. по 700000 рублей в пользу каждого, с Ганьжина А.Д. по 300000 рублей в пользу каждого.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., выступление осужденного Ганьжина А.Д., адвокатов Поддубного С.В., Урсола А.Л., прокурора Коловайтеса О.Э., Судебная коллегия

установила:

Ганьжин А.Д. и Бобин А.С. признаны виновными в совершении группой лиц по предварительному сговору: разбойного нападения с применением предметов, используемых в качестве оружия, в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего К. и убийства последнего, сопряженного с разбоем.

Кроме того, Ганьжин А.Д. осужден за покушение на грабеж, а Бобин А.С. за вовлечение несовершеннолетнего Ганьжина А.Д. путем обещаний в совершение особо тяжких преступлений.

Преступления совершены 26 марта и 4 апреля 2016 года в г. < ... > < ... > края при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах:

— осужденный Ганьжин А.Д. выражает несогласие с приговором, считая назначенное ему наказание чрезмерно суровым, учитывая, что по делу имеется его явка с повинной, им была оказана помощь следствию, он является несовершеннолетним. Также указывает, что он встал на путь исправления, в содеянном раскаялся, преступлений в дальнейшем он совершать не будет, желает учиться и работать, приносить пользу обществу, помогать близким. Просит проявить к нему снисхождение,

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

— адвокат Костарев Н.В. в интересах осужденного Ганьжина А.Д. считает приговор несправедливым ввиду его чрезмерной суровости. Указывает, что Ганьжин свою вину на предварительном следствии и в судебном заседании признал в полном объеме, в содеянном раскаялся, а также суд не в полной мере учел смягчающие обстоятельства, то есть то, что он является несовершеннолетним, ранее не судим, состоит на учете у врача-психиатра, им была заявлена явка с повинной и даны признательные показания, при этом отягчающие обстоятельства отсутствуют. Полагает, что судом необоснованно не применены ст. ст. 62, 64 УК РФ. Просит приговор изменить, назначить наказание Ганьжину с применением ст. ст. 62, 64 УК РФ, изменить одно из ограничений в части указания не выезжать за пределы территории < ... > муниципального района, снизить размер взысканной с Ганьжина в пользу потерпевших К. компенсации морального вреда,

— осужденный Бобин А.С. выражает несогласие с приговором в части назначенного ему наказания. Указывает, что суд не учел наличие у него тяжкого заболевания, при этом полагает, что данное обстоятельство — наличие заболевания суд должен был указать в вводной части приговора. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство,

— адвокат Мухин В.А. в интересах осужденного Бобина А.С. считает необоснованным признание судом обстоятельством, отягчающим наказание, — состояние алкогольного опьянения Бобина при совершении им преступлений в отношении К. Указывает, что Бобин в судебном заседании пояснил о том, что не совершил бы преступлений, если бы перед этим не употребил спиртное, однако из показаний осужденных, свидетеля Л. следует, что Бобин за несколько дней до этого обсуждал и планировал свои действия совместно с Ганьжиным, поэтому совершение преступлений было вызвано не состоянием опьянения, а корыстными мотивами, в связи с чем полагает, что у суда не имелось оснований расценивать состояние опьянения Бобина как отягчающее обстоятельство, которое повлекло назначение более строгого наказания. Просит приговор изменить, исключить вышеуказанное отягчающее обстоятельство и снизить назначенное Бобину наказание.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Бурда Е.Ю. и потерпевшие К. и < ... > считают доводы жалоб необоснованными и просят оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности Ганьжина А.Д. и Бобина А.С. в совершении преступлений при установленных судом обстоятельствах соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства, в том числе:

— явкой с повинной Ганьжина и его показаниями об обстоятельствах хищения им двух бутылок алкогольного напитка из магазина ‘ < ... > ‘, данными им на предварительном следствии в качестве подозреваемого, обвиняемого, которые он подтвердил в судебном заседание, показаниями представителя потерпевшего С. и свидетеля С. (являющихся, соответственно, директором и продавцом магазина), которые пытались задержать Ганьжина с похищенным в магазине, что удалось затем на улице С. который догнал Ганьжина и забрал у него похищенное, показаниями свидетелей Ч., Ф., показаниями инспектора по делам несовершеннолетних МО МВД ‘ < ... > ‘ К., опознавшей по видеозаписи из магазина ‘ < ... > ‘ в подростке, совершившем хищение спиртных напитков, Ганьжина, протоколами осмотра места происшествия и осмотра указанной видеозаписи, и другими исследованными по делу доказательствами,

— явкой с повинной Бобина, показаниями Ганьжина и Бобина об обстоятельствах нападения на водителя такси К. с целью завладения автомашиной и его убийства, совершенного ими путем удушения с использованием буксировочного троса, который они набросили на шею потерпевшего и затянули, взявшись за разные концы троса, данными ими на предварительном следствии в качестве подозреваемого, обвиняемого, при проверке показаний на месте, которые они подтвердили в судебном заседании, а также другими доказательствами, согласующимися с показаниями осужденных, то есть показаниями свидетеля Л. являвшейся фактически очевидцем разбойного нападения осужденных на водителя К. и в присутствии которой осужденные увели потерпевшего в сторону леса и по возвращении сообщили о совершенном убийстве водителя, показаниями потерпевшей К., свидетелей М., И. Т., К. протоколами осмотра места происшествия, осмотра похищенного автомобиля < ... > заключениями судебно-медицинской экспертизы о наступлении смерти К. в результате механической асфиксии от сдавления органов шеи твердым тупым предметом (предметами) с развитием отека головного мозга и легких, которая могла наступить в результате сдавления представленной автомобильной лентой (тросом) и при обстоятельствах, указанных в показаниях подозреваемых Бобина и Ганьжина, заключениями судебных криминалистических и трасологических экспертиз по вещественным доказательствам.

Психическое состояние здоровья осужденных проверено надлежащим образом, и каждый из них обоснованно признан судом вменяемым в отношении содеянного.

Оценив совокупность всех исследованных по делу доказательств, суд правильно пришел к выводу о доказанности виновности Ганьжина и Бобина в совершении преступлений и дал верную юридическую оценку их действиям.

Наказание Ганьжину и Бобину назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных, характеризующих их личности, наличия смягчающих обстоятельств, в том числе и тех, на которые имеется ссылка в жалобах, и отягчающего обстоятельства (у Бобина), а также влияния назначенного наказания на их исправление.

Вопреки доводам адвоката Костарева Н.В., положения ч. 1 ст. 62 УК РФ учтены судом при назначении наказания Ганьжину, на что имеется прямое указание в приговоре. Оснований для применения в отношении осужденных ст. 64 УК РФ не имелось в виду отсутствия исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенных ими преступлений.

Кроме того, несостоятельными являются доводы адвоката Мухина В.А. о необоснованном признании судом обстоятельством, отягчающим наказание Бобина, — состояние алкогольного опьянения Бобина при совершении им преступлений в отношении К. Суд правильно признал исходя из фактических обстоятельств дела, установленных на основании совокупности исследованных по делу доказательств, что именно состояние алкогольного опьянения отрицательно повлияло на поведение Бобина, употреблявшего спиртные напитки вечером 4 апреля 2016 года, и обусловило совершение им преступлений, о чем пояснил в судебном заседании и сам Бобин, показав, что мысль на завладение какой-либо автомашиной путем убийства водителя у него возникла до 4 апреля и когда он находился в состоянии алкогольного опьянения, в трезвом же состоянии у него таких мыслей не было, поскольку у него были другие заботы, он работал и, если бы он был трезвым, он ‘убивать не пошел бы’.

Необоснованными являются и доводы Бобина о наличии у него тяжкого заболевания, которое не было учтено судом, поскольку каких-либо соответствующих документов суду представлено не было и сведения об этом в судебном заседании участниками процесса не приводились.

Оснований для изменения одного из ограничений свободы, назначенных Ганьжину, Судебная коллегия не находит с учетом применения судом п. ‘б’ ч. 1 ст. 71 УК РФ при сложении наказаний по совокупности преступлений.

Назначенное Ганьжину и Бобину наказание является справедливым, оснований для его смягчения не имеется.

Кроме того в соответствии со ст. ст. 151, 1101 ГК РФ рассмотрен судом гражданский иск потерпевших о взыскании компенсации морального вреда, то есть с учетом перенесенных потерпевшими нравственных страданий в связи с убийством близкого им человека, а также требований разумности и справедливости. Оснований для снижения размера взысканной с осужденных компенсации морального вреда не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389-20, 389-28, 389-33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Пермского краевого суда от 29 ноября 2016 года в отношении Ганьжина А.Д. и Бобина А.С. оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных и адвокатов — без удовлетворения.