Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 05.09.2017 N 33-АПУ17-21сп

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 сентября 2017 г. N 33-АПУ17-21сп

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Червоткина А.С.,

судей Кочиной И.Г., Сабурова Д.Э.,

с участием:

государственного обвинителя — прокурора Химченковой М.М.,

осужденных Логиновой Т.Ю. и Карнизова И.А.,

защитников — адвокатов Цапина В.И. и Урсола А.Л.,

при секретаре Семеновой Т.Е.,

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденной Логиновой Т.Ю. и адвоката Мошко М.А. на приговор Ленинградского областного суда с участием коллегии присяжных заседателей от 15 июня 2017 года, которым:

Логинова Т.Ю. < ... > , несудимая,

осуждена по п. ‘ж’ ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 13 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима с ограничением свободы сроком на 1 год с ограничениями и обязанностями, установленными приговором.

Принято решение по гражданскому иску и в отношении вещественных доказательств.

Приговор в отношении Карнизова И.А., < ... > осужденного по п. ‘ж’ ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 11 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, не обжалуется.

Заслушав доклад судьи Кочиной И.Г., выступление осужденных Логиновой Т.Ю. и Карнизова И.А. в режиме видеоконференц-связи, адвокатов Цапина В.И. и Урсола А.Л., поддержавших доводы апелляционных жалоб и дополнений к ним, государственного обвинителя — прокурора Химченкову М.М., просившую приговор оставить без изменения, Судебная коллегия,

установила:

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей Логинова Т.Ю. и Карнизов И.А. осуждены за убийство совершенное группой лиц.

Осужденная Логинова Т.Ю. в апелляционной жалобе и в дополнениях к ней считает, что ее вина в совершении преступления не доказана, что присяжные заседатели необъективно оценив показания ее и свидетеля К., сделали неправильный вывод о том, что она нанесла ряд повреждений К., от которых он скончался. Считает, что присяжные заседатели при вынесении вердикта необоснованно не учли заключение эксперта о происхождении крови на ее одежде, не исключающей ее версию преступления, не приняли во внимание неубедительность показаний Карнизова, не учли, что свидетель М. не являлась очевидцем происходящего, а также дали неправильную оценку заключению судебно-медицинской экспертизы трупа. Полагает, что в судебном заседании были незаконно исследованы ее показания в качестве свидетеля. Указывает, что показания в качестве подозреваемой она давала после явки с повинной, которая, в свою очередь, оформлялась по явке с повинной Карнизова, в связи с чем в них отражена его версия событий. Считает, что показаниям Карнизова не следовало доверять, поскольку ранее он был судим на территории < ... > и его личность была установлена со слов.

Осужденная также указывает на обстоятельства, которые, по ее мнению, свидетельствуют о нарушениях норм УПК РФ допущенных при расследовании и рассмотрении уголовного дела, и выразившихся в неустановлении ее роли в совершении преступления, заключении досудебного соглашения с Карнизовым, о чем присяжные заседатели не были поставлены в известность, оказании на нее и Карнизова психологического давления с целью получения признательных показаний и явок с повинной, непредоставлении адвоката при оформлении явки, а также в навязывании стороной обвинения присяжным заседателям своей точки зрения относительно умысла и мотива совершения преступления, которыми, якобы она руководствовалась.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

На основании изложенного приговор просит отменить и уголовное дело возвратить прокурору. При этом выражает готовность возместить потерпевшей моральный вред.

Адвокат Мошко М.А. в апелляционной жалобе просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство в связи с существенными нарушениями норм УПК РФ, допущенными при рассмотрении уголовного дела, выразившимися в том, что государственным обвинителем до сведения присяжных заседателей была доведена негативная информация о личности потерпевшего К., которая содержалась в оглашенных показаниях Логиновой в качестве подозреваемой. Кроме того, указывает, что потерпевший в присутствии присяжных задал вопрос потерпевшей Г. о судимостях ее убитого брата. Полагает, что нарушение пределов судебного разбирательства с участием присяжных заседателей повлияло на принятое ими решение по делу.

В возражениях потерпевшая Г. просит оставить приговор без изменения, а апелляционные жалобы — без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и дополнений к ним, Судебная коллегия находит, что обвинительный приговор в отношении Логиновой Т.Ю. постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, основанным на всестороннем и полном исследовании представленных сторонами доказательств.

Уголовное дело рассмотрено законным составом суда. Коллегия присяжных заседателей была сформирована с соблюдением требований ст. ст. 326 — 331 УПК РФ, в ее состав вошли только те лица, которые в соответствии с ФЗ ‘О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации’ имели право осуществлять правосудие. К работе коллегия присяжных заседателей приступила после присяги.

Судебное следствие проведено в соответствии со ст. 335 УПК РФ с учетом его особенностей в суде с участием присяжных заседателей.

Во вступительном заявлении государственный обвинитель Кузавка С.Д. изложил перед присяжными заседателями существо предъявленного обвинения и предложил порядок исследования представленных им доказательств, а защитники высказали согласованную с подсудимыми позицию по предъявленному обвинению и мнение о порядке исследования представленных доказательств.

По своему содержанию обвинение соответствует требованиям ч. 2 ст. 171 УПК РФ. В нем содержится описание преступного деяния, совершенного Логиновой в группе с Карнизовым с указанием конкретных действий, направленных на убийство потерпевшего К., которые были совершены каждым из обвиняемых. При таких обстоятельствах доводы осужденной о неконкретности обвинения Судебная коллегия находит несостоятельными. После изложения обвинения у присяжных заседателей не возникло вопросов, направленных на разъяснение его содержания.

Стороны не были ограничены в праве представления доказательств. При этом все исследованные в присутствии присяжных заседателей доказательства отвечали требованиям допустимости, в том числе и показания Логиновой в качестве подозреваемой (т. 1 л.д. 188 — 193, т. 5 л.д. 103), а также показания Карнизова, данные им при проверке на месте происшествия (т. 2 л.д. 77 — 82, т. 5 л.д. 111), в которых они оба признавали вину в совершении преступлений.

Доводы осужденной Логиновой о том, что на нее и Карнизова было оказано давление с целью признания вины, опровергаются наличием записей подозреваемых и их защитников в протоколах допросов об отсутствии замечаний к содержанию показаний. О фактах давления не заявляли в ходе предварительного следствия ни подозреваемые, ни их адвокаты, ни понятые, что принимали участие при проверке показаний Карнизова на месте происшествия. Не поступило таких заявлений и от Карнизова в зале судебного заседания, когда он давал показания, уличающие в совершении преступления как его, так и Логинову. Таким образом, нет оснований ставить под сомнение допустимость показаний Логиновой и Карнизова, исследованных с участием присяжных заседателей.

Вопреки утверждению осужденной, ее показания в качестве свидетеля в суде не оглашались, явки с повинной были исследованы в отсутствие коллегии присяжных заседателей, после оглашения вердикта, досудебное соглашение с Карнизовым не заключалось.

В рамках судебного следствия исследовались только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

При попытках нарушения сторонами процессуального порядка, установленного ст. ст. 334, 336, 337 УПК РФ, председательствующий каждый раз их незамедлительно пресекал, делал замечания участникам процесса и разъяснял присяжным заседателям, что они не должны учитывать информацию, которая выходит за пределы вопросов доказанности факта совершения преступления и вины подсудимых, в том числе в связи с упоминанием данных о личности потерпевшего (т. 5 л.д. 81). Учитывая, что подобные ситуации были единичными, они не оказали влияния на мнение присяжных заседателей. При этом председательствующий правомерно не допустил доведения до сведения присяжных данных о личности подсудимого Карнизова.

Ходатайства процессуального характера разрешены председательствующим в установленном законом порядке, в отсутствие присяжных заседателей.

Вопреки доводам жалобы осужденной Логиновой, прения сторон проведены в соответствии с положениями ст. 336 УПК РФ, в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями.

Напутственное слово председательствующего соответствует предъявляемым к нему требованиям, является полным, содержит ссылки, как на доказательства стороны обвинения, так и на доказательства стороны защиты.

Доводы осужденной Логиновой о неправильной оценке присяжными заседателями исследованных доказательств противоречат материалам дела, согласно которым председательствующий разъяснил им правила оценки доказательств, сущность презумпции невиновности, положения о толковании неустраненных сомнений в пользу подсудимых и другие вопросы, подлежащие разъяснению в соответствии с требованиями ст. 340 УПК РФ.

От сторон возражений по содержанию напутственного слова не поступило, присяжные заседатели пояснили, что дополнительные разъяснения им не требуются.

Вопросы перед присяжными заседателями сформулированы согласно требованиям ст. ст. 338, 339 УПК РФ, исходя из предъявленного обвинения, с учетом результатов судебного следствия.

Нарушений порядка и сроков совещания присяжных заседателей при вынесении вердикта, нарушения тайны совещательной комнаты допущено не было. Вопросный лист оформлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, а вынесенный и оглашенный вердикт является ясным и непротиворечивым.

Доводы Логиновой о противоречии вердикта содержанию исследованных доказательств рассмотрению не подлежат, в силу ст. 389.27 УПК РФ.

Содержание данной нормы подсудимым Логиновой и Карнизову в момент выбора формы рассмотрения уголовного дела было разъяснено. На вопрос судьи оба ответили, что им понятна процедура рассмотрения дела с участием присяжных заседателей и последствия ее выбора, в том числе и невозможность обжалования вынесенного по делу приговора по основанию несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Согласно вердикту коллегии присяжных заседателей Логинова Т.Ю. и Карнизов И.А. признаны виновным в том, что в состоянии алкогольного опьянения поочередно нанесли К. многочисленные удары обухом и клинком топора по голове, шее, груди, рукам, чем причинили комбинированную травму с множественными рублеными ранами, осложнившуюся массивной кровопотерей, от которой он скончался.

В соответствии с вердиктом, учитывая что каждый из осужденных принимал непосредственное участие в умышленном лишении жизни потерпевшего, их действия правильно квалифицированы по п. ‘ж’ ч. 2 ст. 105 УК РФ, как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное группой лиц.

Таким образом, в ходе судопроизводства не допущено нарушений уголовного или уголовно-процессуального закона, повлекших за собой отмену или изменение приговора.

Исходя из заключения судебно-психиатрической экспертизы и анализа поведения осужденной в период как предварительного, так и судебного следствия, суд правильно пришел к выводу о том, что она является вменяемой и может нести уголовную ответственность за содеянное.

Назначенное Логиновой наказание является справедливым и смягчению не подлежит, поскольку суд учел все влияющие на него обстоятельства, в том числе и указанные в апелляционной жалобе: характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о ее личности, обстоятельства смягчающие наказание, влияние назначенного наказания на исправление осужденной и условия жизни ее семьи, а также отягчающее наказание обстоятельство.

Суд не нашел оснований для применения положений ч. 6 ст. 15, 64 УК РФ, не усматривает их и Судебная коллегия.

Размер компенсации морального вреда, взысканного в пользу потерпевшей определен судом в соответствии с положениями ст. ст. 151, 1099 и 1101 ГК РФ, с учетом степени нравственных страданий истицы, требований разумности и справедливости и материального положения сторон.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Ленинградского областного суда с участием коллегии присяжных заседателей от 15 июня 2017 года в отношении Логиновой Т.Ю. оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденной Логиновой Т.Ю. и адвоката Мошко М.А. — без удовлетворения.