Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 01.11.2017 N 48-АПУ17-21

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 ноября 2017 г. N 48-АПУ17-21

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Земскова Е.Ю.,

судей Кулябина В.М., Эрдыниева Э.Б.

при секретаре Воронине М.А.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката Хлыновского К.А. в защиту интересов осужденного Фоминых А.А. на приговор Челябинского областного суда от 21 августа 2017 года, по которому

Фоминых Андрей Анатольевич, < ... > , не судимый, осужден

по п. ‘а’ ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на 16 лет 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима.

На основании п. ‘в’ ч. 1 ст. 97, ч. 2 ст. 99 УК РФ Фоминых А.А. наряду с наказанием в виде лишения свободы назначена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного наблюдения и лечения у врача-психиатра в амбулаторных условиях по месту отбывания им наказания в виде лишения свободы.

Заслушав доклад судьи Земскова Е.Ю., выступление осужденного Фоминых А.А., адвоката Поддубного С.В., поддержавших доводы, изложенные в апелляционной жалобе, мнение представителя Генеральной прокуратуры РФ Федченко Ю.А., возражавшей против доводов апелляционной жалобы, Судебная коллегия

установила:

согласно приговору Фоминых А.А. признан виновным в убийстве двух лиц — Ш. и Ш.

Преступление совершено в один из дней в период с 13 по 15 декабря 2016 года в г. Златоуст Челябинской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе адвокат Хлыновский К.А. оспаривает приговор в связи с тем, что по его мнению суд необоснованно осудил Фоминых за нанесение не менее 9 ударов руками и ногами по голове и телу, суд неправильно установил обстоятельства, при которых нож появился в руках Фоминых.

Защитником также оспаривается совершение Фоминых преступления в состоянии опьянения и признание данного обстоятельства, отягчающим наказание, в связи с тем, что по показаниям Фоминых он в день совершения преступления не пил, судебно-медицинское освидетельствование не проводилось, а очевидцев преступления нет.

Также в жалобе указывается на наличие оснований для проведения повторной судебно-психиатрической экспертизы, поскольку защитник усматривает в экспертном заключении неполноту исследования сведений о личности Фоминых, его поведении и заболеваниях, а выводы экспертов, как указывает автор жалобы, содержат противоречия в вопросе об отсутствии нарушения сознания и выраженного снижения памяти, а также в вопросе о наличии психического расстройства, поскольку эксперты установили его отсутствие, но при этом пришли к выводу об обязательном назначении защитника Фоминых как лицу, имеющему психическое расстройство.

По делу поступили возражения государственного обвинителя Моржеухиной О.В. на апелляционную жалобу, в которых она просит оставить ее без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Преступление совершено Фоминых А.А. при обстоятельствах, изложенных в приговоре, описательно-мотивировочная часть которого, согласно требованиям п. 1 ст. 307 УПК РФ, содержит описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотива, цели и последствий преступления. Судом установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии с требованиями ст. 73 УПК РФ, в частности, событие преступления, в совершении которого Фоминых А.А. признан виновным.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Выводы суда о виновности Фоминых А.А. в совершении преступления при установленных судом обстоятельствах соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства, а именно подробными показаниями самого осужденного Фоминых А.А. об обстоятельствах совершения им убийства Ш. и Ш. в судебном заседании и полученными на предварительном следствии (т. 1, л.д. 217 — 222, 243 — 250, 251 — 254, т. 2, л.д. 1 — 3, 5 — 7), показаниями потерпевших Ш., Ш. свидетелей С. А. протоколами следственных действий, в том числе осмотра места происшествия, проверки показаний на месте (т. 1, л.д. 223 — 236), выемки, заключениями экспертов и другими доказательствами, согласующимися с показаниями Фоминых А.А., анализ и оценка которым даны в приговоре.

На основании совокупности доказательств по делу суд пришел к обоснованному выводу о доказанности совершения Фоминых убийства двух лиц и правильно квалифицировал его действия по п. ‘а’ ч. 2 ст. 105 УК РФ в соответствии с установленными фактическими обстоятельствами дела.

Доводы апелляционной жалобы о том, что Фоминых не наносил ударов руками и ногами потерпевшим, при этом нож взял не с тумбочки, а выхватил из рук Ш. не свидетельствуют о необоснованности вывода суда о совершении Фоминых убийства двух лиц, в чем он обвинялся и что являлось предметом судебного разбирательства в соответствии со ст. 252 УПК РФ.

В соответствии со ст. 389.16 УПК РФ приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если:

1) выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании,

2) суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда,

3) в приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, суд принял одни из этих доказательств и отверг другие,

4) выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или на определение меры наказания.

Таких нарушений по вышеуказанным доводам апелляционной жалобы Судебная коллегия не усматривает, в связи с чем основания для отмены либо изменения приговора отсутствуют.

Кроме того, в основу выводов суда о причинении вышеуказанных телесных повреждений потерпевшим в результате действий Фоминых положены доказательства достаточные для такого вывода, указывающие, что Фоминых, исходя из его показаний, не помнит всех обстоятельств причинения им телесных повреждений потерпевшим и, следовательно, уверенно утверждать, что не он нанес удары руками и ногами Ш. не может. При этом его показания о том, что Ш. постоянно ссорились и конфликтовали между собой, являются неконкретными. Фоминых не утверждал, что Ш. в день убийства избил Ш. (т. 4 л.д. 102, 103), что суд правильно отметил в приговоре, а между тем из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что все повреждения Ш. образовались прижизненно в короткий промежуток времени, возможно, в промежуток времени образования проникающих в плевральные полости колото-резаных ранений грудной клетки, которые повлекли наступление смерти потерпевшей в течение нескольких десятков минут.

В связи с этим высказанная защитником в жалобе версия о причинении повреждений Ш. в результате ударов руками и ногами со стороны Ш. не имеет под собой достаточных фактических оснований, не подтверждается доказательствами по делу и, следовательно, выводов суда об объеме насильственных действий Фоминых в отношении Ш. не опровергает.

Выводы суда по указанному вопросу мотивированы в приговоре и являются убедительными.

Что касается вопроса о том, каким образом в руках Фоминых оказался нож, то данное обстоятельство значения для квалификации действий осужденного не имеет. Согласно выводам суда по фактическим обстоятельствам дела Фоминых приискал нож в квартире. При этом, вопреки доводам жалобы, суд не устанавливал, что осужденный взял нож с тумбочки. Он лишь признал более достоверными по этому вопросу показания Фоминых на предварительном следствии (т. 1 л.д. 226), оценив также как менее достоверные его показания в судебном заседании, которые тот изменил. Выводы суда мотивированны, сомнений в своей правильности не вызывают.

Не усматривается оснований для изменения приговора и по доводам о недоказанности алкогольного опьянения Фоминых, повлиявшего на совершение им преступления.

Несмотря на то, что Фоминых в суде отрицал факт употребления им алкоголя в день убийства, ранее в показаниях на предварительном следствии и при их проверке Фоминых утверждал обратное, ссылался на состояние опьянения как одну из причин совершения преступления.

Указанные показания исследованы судом и положены в основу приговора, признаны более достоверными, нежели его показания в судебном заседании. Выводы суда по указанному вопросу в приговоре мотивированны и являются убедительными. Не согласиться с ними Судебная коллегия оснований не находит.

Доводы защитника о наличии оснований для назначения повторной судебно-психиатрической экспертизы подтверждения в материалах дела не находят.

Согласно ч. 2 ст. 207 УПК РФ основанием для назначения повторной экспертизы является наличие сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличие противоречий в выводах эксперта (экспертов).

Вопреки доводам жалобы противоречий в выводах экспертов, свидетельствующих о необоснованности экспертного заключения, Судебная коллегия не усматривает.

Как следует из экспертного заключения, Фоминых выявлял и выявляет признаки органического расстройства личности смешанного генеза (травматического и токсического), стойкий умеренно выраженный психоорганический синдром. Имеющиеся у Фоминых органическое расстройство личности в силу сниженного самоконтроля ограничивало его способность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, он нуждается в амбулаторном принудительном наблюдении и лечении у психиатра. По психическому состоянию способен правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания.

Таким образом, в соответствии с выводами экспертов суд правильно разрешил вопрос о том, что Фоминых подлежит уголовной ответственности, поскольку он относится к числу лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости (ч. 1 ст. 22 УК РФ).

Доводы о том, что эксперты указали в своих выводах об отсутствии у Фоминых хронического или временного острого психических расстройств либо слабоумия, не свидетельствуют о наличии противоречий в выводах экспертов, поскольку как перечисленные виды расстройств, так и органическое расстройство личности, все и каждое в отдельности охватываются общим понятием ‘психическое расстройство’ и для разрешения вопроса о вменяемости осужденного вопросы научной терминологии и классификации психических расстройств существенного значения не имеют.

В связи с этим не усматривается противоречий в выводах экспертов и ввиду высказанного суждения о наличии у Фоминых психического расстройства, которое требует назначения ему защитника.

Тот факт, что эксперты, отвечая на поставленные вопросы, высказались о наличии фактических оснований для назначения защитника в соответствии п. 3 ч. 1 ст. 51 УК РФ, о применении принудительных мер медицинского характера в условиях лишения свободы, фактически вторглись в область юриспруденции, то есть вышли за пределы своей профессиональной компетенции, не ставит под сомнение правильность выводов экспертов по вопросам его ограниченной вменяемости и другим вопросам, которые мотивированны, основаны на всестороннем и полном исследовании обстоятельств дела, личности и поведения Фоминых, в том числе в юридически значимый период времени, наличия у него черепно-мозговых травм, данных их обследований и лечения, являются ясными и понятными, даны специалистами в области судебной психиатрии, имеющими значительный экспертный стаж и в пределах специальных познаний. Вопреки доводам жалобы противоречий в выводах экспертов о наличии у Фоминых ретроградной амнезии, ослабления памяти и отсутствии при этом выраженного снижения памяти и нарушения сознания Судебная коллегия не усматривает.

При назначении наказания Фоминых суд учел все имеющие значение в соответствии со ст. ст. 6, 60, ч. 1 ст. 61, ст. 63 УК РФ обстоятельства дела.

Вопрос о признании отягчающим наказание обстоятельством состояния алкогольного опьянения Фоминых, которое повлияло на совершение преступления, судом в приговоре мотивирован, выводы суда являются убедительными.

Назначенное наказание является справедливым.

Оснований для его смягчения не усматривается.

Судом также обоснованно в соответствии со ст. ст. 97, 99 УК РФ применена к осужденному принудительная мера медицинского характера в виде принудительного амбулаторного наблюдения и лечения у врача-психиатра, поскольку Фоминых по психическому состоянию представляет опасность для себя и других лиц с возможностью причинения им существенного вреда.

Оснований для отмены либо изменения приговора по доводам апелляционной жалобы Судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Челябинского областного суда от 21 августа 2017 года в отношении Фоминых Андрея Анатольевича оставить без изменения, а апелляционную жалобу адвоката Хлыновского К.А. — без удовлетворения.