Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ N 72-АПУ18-11 от 14.08.2018

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 августа 2018 г. N 72-АПУ18-11

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — судьи Иванова Г.П.,

судей Боровикова В.П., Ермолаевой Т.А.,

с участием осужденных Бончука Г.С., Епифанцева В.С., Коковихина М.В., адвокатов Одоева Е.А., Уколовой Ю.А., Калинина Е.М., прокурора Кечиной И.А. при секретаре Быстрове Д.С. рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Коковихина М.В. и адвоката Саркисовой М.А., действующей в интересах осужденного Бончука Г.С., на приговор Забайкальского краевого суда от 23 мая 2018 года, которым:

Бончук Георгий Сергеевич, < … > судимый 11 июня 2013 года Чернышевским районным судом Забайкальского края — с учетом внесенных изменений — по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года, постановлением Чернышевского районного суда Забайкальского края от 20 ноября 2014 года отменено условное осуждение и Бончук Г.С. направлен в места лишения свободы, 2 июня 2017 года освободился условно-досрочно на 5 месяцев 28 дней,

осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы с ограничением свободы на один год.

В соответствии с ч. 7 ст. 79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение по приговору Чернышевского районного суда Забайкальского края от 11 июня 2013 года.

К назначенному по настоящему приговору наказанию частично присоединено наказание, не отбытое по приговору Чернышевского районного суда Забайкальского края от 11 июня 2013 года, и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 17 лет 3 месяца лишения свободы с ограничением свободы на один год с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ в отношении его установлены соответствующие ограничения и на него возложены определенные обязанности;

Коковихин Максим Вячеславович, < … > , ранее судимый:

— 10 ноября 2016 года мировым судьей судебного участка N 18 Чернышевского района Забайкальского края по ст. 264.1 УК РФ к 200 часам обязательных работ с лишением права управления транспортными средствами на один год шесть месяцев, постановлением мирового судьи судебного участка N 18 Чернышевского района Забайкальского края от 21 февраля 2017 года обязательные работы заменены на 25 дней лишения свободы, освободился 18 марта 2017 года по отбытии наказания;

— 22 февраля 2017 года мировым судьей судебного участка N 17 Чернышевского района Забайкальского края по ч. 1 ст. 158 УК РФ к одному году лишения свободы условно с испытательным сроком 6 месяцев, постановлением Чернышевского районного суда Забайкальского края от 12 июля 2017 года испытательный срок продлен на два месяца;

— 29 сентября 2017 года Чернышевским районным судом Забайкальского края по п. п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением положений ст. 70 и 74 УК РФ к 2 годам 3 месяцам лишения свободы,

осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы на один год, по п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ к одному году лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 16 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на один год.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, назначенных по настоящему приговору и по приговору Чернышевского районного суда Забайкальского края от 29 сентября 2017 года, окончательно назначено 18 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на один год с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ в отношении его установлены соответствующие ограничения и на него возложены определенные обязанности.

Приговором разрешен вопрос о процессуальных издержках и определена судьба вещественных доказательств.

Этим же приговором осужден Епифанцев Владимир Сергеевич, в отношении которого приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., объяснения осужденных Бончука Г.С. и Коковихина М.В., адвокатов Уколовой Ю.А. и Калинина Е.М., поддержавших доводы соответствующих апелляционных жалоб, пояснения осужденного Епифанцева В.С. и адвоката Одоева Е.А., не возражавших против удовлетворения апелляционных жалоб, выступление прокурора Кечиной И.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (495) 899-03-81 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

установила:

согласно приговору Бончук Г.С. и Коковихин М.В. осуждены за убийство Е., совершенное 27 сентября 2017 года в п. Чернышевске Забайкальского края при указанных в приговоре обстоятельствах.

Убийство они совершили совместно с Епифанцевым В.С. на почве личной неприязни к потерпевшему Е.

Кроме того, Коковихин М.В. осужден за умышленное причинение легкого вреда здоровью потерпевшего Е., совершенное с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Данное преступление совершено в период убийства Е. (далее — Е.).

В апелляционной жалобе осужденный Коковихин М.В. просит изменить приговор и переквалифицировать его действия с п. «ж» ч. 2 ст. 105 на ч. 4 ст. 111 УК РФ и снизить срок назначенного наказания, ссылаясь при этом на свой молодой возраст, на наличие у него старой бабушки, которая воспитывала его (он рос без родителей).

Не отрицая вину в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ, осужденный полагает, что в его действиях не усматривается умысла на убийство потерпевшего, которого он ударил один раз кирпичом по голове.

Вместе с тем он не признает факт нанесения им одного удара топором по голове Е.

В дополнениях к апелляционной жалобе Коковихин М.В. указал на то, что когда они зашли в дом, Е. (не конкретизировано, кто из братьев Е. — < … > ) налетел на него с ножом и ударил его в подбородок.

После этого между братьями Е., с одной стороны, и ним, Епифанцевым В.С. и Бончуком Г.С. — с другой, произошла драка.

Ссылаясь на показания сотрудника Скорой помощи, братьев Е., осужденный считает, что его действия следует переквалифицировать на ч. 4 ст. 111 УК РФ, так как Е. скончался в больнице.

Осужденный также обращает внимание на противоречивость показаний потерпевшего Е. относительно времени и места наступления смерти Е.

В апелляционной жалобе адвокат Саркисова М.А. просит отменить обвинительный приговор в отношении Бончука Г.С. и постановить оправдательный приговор, ссылаясь при этом на отсутствие доказательств, подтверждающих виновность ее подзащитного в убийстве.

Свидетели стороны обвинения не были очевидцами совершенного преступления, они подтвердили лишь факт обнаружения трупа Е. и доставления его в медицинское учреждение.

В ходе предварительного следствия и в судебном заседании Бончук Г.С. отрицал свою причастность к убийству, на его вещах не была обнаружена кровь потерпевшего.

При этом защитник анализирует выводы судебно-медицинской экспертизы трупа потерпевшего и полагает, что в материалах уголовного дела отсутствуют объективные доказательства, свидетельствующие о нанесении Бончуком Г.С. удара топором по голове Е. Об этом показал лишь Епифанцев В.С. — родной брат Бончука Г.С. — на первоначальном этапе предварительного следствия, который впоследствии отказался от своих показаний, заявив в судебном заседании суда первой инстанции о том, что он оговорил брата, отказавшись при этом указать причину оговора.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия считает необходимым приговор в отношении Бончука Г.С. и Коковихина М.В. оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.

Оснований, указанных в ст. 389.15 УПК РФ, влекущих отмену либо изменение приговора, не усматривается.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, и подтверждаются исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами.

В соответствии с ч. 1 ст. 88 УПК РФ суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, собранные доказательства в совокупности — достаточности для постановления оспариваемого обвинительного приговора.

Доводы апелляционных жалоб не основаны на фактических данных и законе.

В судебном заседании суда первой инстанции Коковихин М.В. признал вину в причинении Е. легкого вреда здоровью.

Он подтвердил, что нанес кулаками и деревянной ножкой от табурета удары по лицу и голове данного потерпевшего соответственно.

Осужденный Коковихин М.В. также признал, что он нанес топором удары по голове потерпевшего Е.

В ходе предварительного следствия Коковихин М.В. давал противоречивые показания относительно нанесения ударов топором по голове Е.

Первоначально он отрицал свою причастность к нанесению ударов топором по голове Е., утверждая при этом, что такие удары были нанесены Епифанцевым В.С. либо Бончуком Г.С. Вместе с тем Коковихин М.В. подтвердил, что он один раз ударил кирпичом по голове Е., однако это он сделал до нанесения ударов топором по голове данного потерпевшего другим лицом.

Затем Коковихин М.В. стал уличать Епифанцева В.С. в причастности к убийству Е.

Впоследствии Коковихин М.В. признал свою вину в нанесении ударов топором по голове Е. и уличал Епифанцева В.С. в нанесении одного удара топором по голове Е.

Он же заявил о его избиении сотрудниками полиции 28 сентября 2017 года при задержании и в кабинете следователя с той целью, чтобы он признал вину в содеянном.

В тот день при допросе Коковихин М.В. отрицал свою причастность к нанесению удара топором по голове Е.

В судебном заседании суда первой инстанции Коковихин М.В. указал на непричастность Бончука Г.С. и Епифанцева В.С. к нанесению ударов топором по голове Е. и заявил, что показания в ходе предварительного следствия он давал в результате примененных в отношении его незаконных методов ведения предварительного следствия, а поэтому первоначальные показания являются недостоверными.

Однако судебная коллегия не может согласиться с такой позицией осужденного Коковихина М.В.

В судебном заседании суда первой инстанции Епифанцев В.С. признал вину в нанесении удара топором по голове Е. Он же уличал Коковихина М.В. в нанесении удара топором по голове Е.

В ходе предварительного следствия в течение достаточно длительного времени Епифанцев В.С. при проведении различных следственных действий с его участием, в том числе и в присутствии других обвиняемых, давал последовательные показания о том, что он, Бончук Г.С. и Коковихин М.В. нанесли по одному удару топором по голове Е.

В ходе предварительного следствия Бончук Г.С. уличал Епифанцева В.С. в нанесении удара топором по голове Ермакова Виктора. Он также указал, что за Е., который выскочил из дома побежали Епифанцев В.С. и Коковихин М.В. В руках Епифанцева В.С. был топор.

В судебном заседании суда первой инстанции Бончук Г.С. не подтвердил свои показания в ходе предварительного следствия о причастности Епифанцева В.С. к нанесению удара топором по голове Е.

Судебная коллегия считает, что на определенном этапе уголовного процесса Бончук Г.С. и Епифанцев В.С. отказались от взаимных обвинений друг друга в нанесении каждым удара топором по голове Е. в силу родственных отношений.

В то же время следует признать, что у каждого из них отсутствуют основания для оговора друг друга.

В судебном заседании Епифанцев В.С. сообщил о том, что он оговорил Бончука Г.С., но при этом не указал причину, в силу которой он уличал Бончука Г.С. в причастности к убийству.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает необходимым признать достоверными показания Бончука Г.С., Епифанцева В.С. и Коковихина М.В., в которых они уличали друг друга в причастности к убийству Е.

Также нет оснований для того, чтобы не доверять показаниям Епифанцева В.С. и Коковихина М.В., где они признали свою вину в содеянном и подробно рассказали о действиях других соучастников убийства.

Следственные действия с участием осужденных произведены с соблюдением соответствующих норм уголовно-процессуального закона.

При этом присутствовал защитник. От участников следственных действий замечаний и дополнений относительно информации, изложенной в протоколах, не поступило, а поэтому утверждение Бончука Г.С. в суде о том, что в ходе предварительного следствия он не говорил о причастности Епифанцева В.С. к убийству, следует признать несостоятельным.

Ни на чем не основано заявление Коковихина М.В. о применении в отношении его недозволенных методов ведения предварительного следствия.

На разных этапах уголовного процесса данный довод Коковихина М.В. был проверен надлежащим образом и не нашел своего подтверждения. Нет оснований для того, чтобы сомневаться в правильности решения суда первой инстанции по этому вопросу.

Виновность осужденных Бончука Г.С. и Коковихина М.В. подтверждается иными приведенными в приговоре доказательствами.

Согласно заключению судмедэксперта смерть Е. наступила от открытой черепно-мозговой травмы, сопровождавшейся переломом костей свода и основания черепа, с кровоизлияниями под мягкие мозговые оболочки и ушибом головного мозга, осложнившейся развитием отека — набухания вещества головного мозга с дислокацией ствола и сдавливанием его в большом затылочном отверстии. Этиловый алкоголь в крови трупа не обнаружен.

В судебном заседании судмедэксперт Л. подтвердила, что имевшиеся на голове Е. повреждения могли образоваться в результате не менее двух ударов тупым твердым предметом (кирпичом, обухом топора), более точно определить количество ударов невозможно, так как несколько ударов могло быть нанесено в одну и ту же анатомическую область и не от каждого удара образуются рвано-ушибленные раны.

В соответствии с заключением судебно-биологической экспертизы на куртке и джинсах Епифанцева В.С. имеется кровь человека, происхождение которой не исключается от Е.

Согласно выводам другой судебно-биологической экспертизы на куртке, свитере и трико Коковихина М.В. обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от Е.

Из заключения судебно-биологической экспертизы от 29 декабря 2017 года усматривается, что на толстовке и рабочих перчатках Бончука Г.С. обнаружена кровь человека, происхождение которой от Е возможно лишь в примеси.

В приговоре суд дал правильную оценку и другим доказательствам, подтверждающим виновность осужденных Бончука Г.С. и Коковихина М.В.

Суд правильно квалифицировал их действия по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, совершенное группой лиц.

Для решения вопроса о квалификации действий осужденных по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ не имеет значение то обстоятельство, когда и где скончался Е. — сразу же на месте совершения убийства или через непродолжительное время в другом месте.

О наличии у Бончука Г.С. и Коковихина М.В. умысла на убийство свидетельствуют характер, механизм причиненных повреждений, орудие убийства. Нанесение ударов топором по голове, в результате чего был причинен тяжкий вред здоровью потерпевшего Е. (открытая черепно-мозговая травма), исключает возможность переквалификации их действий на ч. 4 ст. 111 УК РФ.

При назначении наказания осужденным Бончуку Г.С. и Коковихину М.В. суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст. 60 УК РФ.

Назначенное им наказание отвечает принципам и целям, предусмотренным ст. 6 и 43 УК РФ.

Приговор соответствует ст. 297 УПК РФ и является законным, обоснованным и справедливым.

Руководствуясь ст. 389.13, 389.20, 389.28 и 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Забайкальского краевого суда от 23 мая 2018 года в отношении Бончука Георгия Сергеевича и Коковихина Максима Вячеславовича оставить без изменения, апелляционные жалобы — без удовлетворения.