Статья 5. Принцип вины

1. Лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

2. Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается.

Комментарий к Ст. 5 УК РФ

1. Конституционной основой принципа вины является ст. 49 Конституции, закрепляющая презумпцию невиновности, согласно которой каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, а неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого (см. об этом также ст. 14 УПК).

Сущность этого принципа заключается в том, что никто не может нести уголовную ответственность, если не установлена ни одна из исчерпывающе определенных законом форм вины в отношении конкретного деяния и наступивших последствий. Вина как психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию и к его общественно опасным последствиям может проявляться лишь в умысле или неосторожности (см. ст. ст. 24 — 26 УК) и только в этих двух формах является обязательным признаком каждого состава преступления. Кроме того, некоторое ограниченное число содержащихся в УК составов преступлений характеризуется двумя формами вины (см. ст. 27 УК).

Наряду с мотивом, целью, а также некоторыми включенными в УК эмоциональными состояниями (аффект и т.п.), вина образует субъективную сторону преступления и его состава, без которой не может быть преступления (ст. 14) и, следовательно, уголовной ответственности (ст. 8). Поэтому вина служит одним из оснований формирования законодательным путем составов преступлений. Они могут быть сконструированы таким образом, что состав преступления будет иметь место только при умышленной или только при неосторожной формах вины. Некоторые преступления могут совершаться как умышленно, так и по неосторожности. При этом если в конкретном деянии отсутствует требуемая законодателем форма вины, то нет оснований говорить о составе преступления. Так, ст. 115 УК РФ установлена ответственность за умышленное причинение легкого вреда здоровью. То же деяние, совершенное по неосторожности, не образует состава преступления.

2. Будучи определенной посредством указания на ее формы и виды, вина приобретает нормативно-императивное содержание. Так, например, из смысла ст. 291 УК во взаимосвязи со ст. 5, ч. 2 ст. 24 и ст. 290 УК следует, что уголовный закон предполагает возможность квалификации деяния как дачи взятки лишь при установлении в действиях лица прямого умысла и личной заинтересованности в совершении взяткополучателем определенных действий (бездействия). Оценка правильности применения этих норм является прерогативой судов общей юрисдикции <1>.
———————————
<1> См.: Определение КС РФ от 10.10.2002 N 328-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Хаймина Валерия Сергеевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 291 Уголовного кодекса Российской Федерации».

3. Принцип вины (субъективное вменение, виновное причинение) предполагает персональный, индивидуально определенный характер ответственности: к уголовной ответственности может быть привлечено вменяемое лицо (ст. ст. 19, 21), которое лично совершило преступление либо участвовало в его совершении; ответственность не может возлагаться на других лиц (например, родителей, опекунов и др.), на юридических лиц. Вина отражает связь лица с совершенным им деянием и с наступившими последствиями: признать лицо виновным — значит установить его причастность к преступлению, его авторство, вменить ему содеянное, признать, что это именно оно причинило вред. В этой связи важно отметить оценочный аспект вины, решение вопроса о которой (как и о вменяемости) является прерогативой суда в установленных законом формах, в итоговом решении по делу, в том числе суда с участием коллегии присяжных заседателей. В качестве обстоятельств, подлежащих доказыванию по любому делу (применительно к каждому преступлению и к каждому из соучастников преступления), в ст. 73 УПК указаны не только форма вины и мотивы преступления, но и виновность лица (как индивидуализированный объем его обвинения).

Ни одно деяние, совершенное невиновно (казус), какие бы тяжкие последствия оно ни причинило, не может рассматриваться как преступление (см. ст. 28).

Вина в материальных составах преступлений не может подменяться причинной связью. Причинная же связь с точки зрения уголовного закона должна находиться под контролем сознания субъекта преступления: в основе нормативного деления вины на формы и виды лежит не только разная степень соотношения ее сознательного (интеллектуального) и волевого элементов, но и различный уровень психического осознания субъектом причинной связи между деянием и последствиями. Для того чтобы вина стала одним из оснований уголовной ответственности, она должна объективироваться, проявиться в объективной реальности, в конкретном деянии: ответственность за образ мыслей, за «опасное состояние», за «связь с преступной средой» и т.п. исключается.

Отсутствие доказательств вины лица в совершении преступления является безусловным основанием для отмены обвинительного приговора и прекращения производства по делу <1> ввиду отсутствия состава преступления.
———————————
<1> БВС РСФСР. 1990. N 8. С. 6 — 8.

4. Рассматриваемый принцип также предполагает, что вина подлежит установлению и конкретизации в отношении каждого из вмененных лицу деяний, в том числе путем оценки его психического отношения к квалифицирующим (особо квалифицирующим, привилегированным) признакам состава преступления, влияющим на определение оснований, пределов ответственности, с учетом недопустимости двойного вменения, т.е. «двойной ответственности» (см. коммент. к ст. 6). Принцип виновной ответственности (субъективного вменения) предполагает личную ответственность носителя этой ответственности по следующей схеме — алгоритму: вменяем — субъектен — виновен — ответственен — наказуем.

5. Объективное вменение, т.е. ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается (ч. 2 комментируемой статьи, ст. ст. 8, 28 УК). Деяние, совершенное невиновно, не влечет уголовно-правовых последствий, предусмотренных УК.

Объективное вменение проявляется в правоприменительной оценке признаков состава преступления без учета субъективного, психического отношения виновного лица к ним. Такая оценка может касаться всех признаков, относящихся к четырем элементам состава преступления: объекту, объективной стороне, субъекту, субъективной стороне.

Так, примером объективного вменения по признаку объекта является квалификация причинения вреда здоровью как покушение на убийство, а покушения на убийство — как посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа.

Одним из способов объективного вменения по признаку субъекта является вменение субъектных признаков, например вменяемости, а также признаков специального субъекта (к примеру, должностного лица, военнослужащего) лицу, который ими не обладает.

На практике проявление объективного вменения чаще касается признаков объективной и субъективной стороны и возможно в следующих типичных вариантах:

— вменение состава преступления в ситуации, исключающей общественную опасность и, следовательно, преступность деяния (например, игнорирование цели необходимой обороны, мотива крайней необходимости и отсутствия волевого момента вины в исполнении приказа);

— отсутствует объективная (причинная) связь между деянием и последствием в материальных составах;

— подмена конкретных формы и вида вины констатацией наличия причинной связи между деяниями лица и наступившими последствиями;

— вменение в вину лицу признаков преступления, не охватываемых его сознанием. Например, вменение объективно существующей группе лиц в качестве организованной группы как самостоятельного состава (ст. ст. 208 — 210 УК) или квалифицирующего признака без учета того, что организованная группа определяется не только объективными, но и субъективными признаками. Не исключены оценки деяния с учетом иных квалифицирующих или особо квалифицирующих признаков состава преступления при отсутствии виновного отношения к ним субъекта (к примеру, признака проникновения либо крупного размера при краже, признаков вооруженности при разбое, несовершеннолетия потерпевшей при изнасиловании) либо вменение более тяжкого состава преступления по сравнению с тем, который осознавался лицом (например, квалификация кражи, мошенничества как грабежа; грабежа — как разбоя, причинения вреда здоровью как покушения на убийство и т.п.);

— вменение совокупности тождественных преступлений при наличии объективных и субъективных признаков единого продолжаемого преступления;

— излишнее вменение совокупности альтернативных признаков (конструктивных, квалифицирующих), которые фактически охватываются одним из них и не требуют дополнительной квалификации (ношение, хранение оружия при его перевозке; признак корыстных побуждений убийства, сопряженного с разбоем, и т.п.);

— применение конфискации, предусмотренной ст. 104.1 УК, без учета положений ч. 3 ст. 104.1 УК о том, что имущество, переданное осужденным другому лицу (организации), подлежит конфискации, если лицо, принявшее имущество, знало или должно было знать, что оно получено в результате преступных действий.

С учетом изложенного и положений ст. 8 УК следует признать объективно-субъективный характер уголовной ответственности по законодательству РФ.