Статья 346. Умышленные уничтожение или повреждение военного имущества

1. Умышленные уничтожение или повреждение оружия, боеприпасов или предметов военной техники —

наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо ограничением по военной службе на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев, либо содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Те же деяния, повлекшие тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок до пяти лет.

Комментарий к Ст. 346 УК РФ

1. Непосредственным объектом преступления является порядок обращения с оружием, боеприпасами и предметами военной техники, обеспечивающий их готовность к использованию по предназначению.

Преступления, предусмотренные ч. 1 комментируемой статьи, относятся к преступлениям небольшой, ч. 2 — к преступлениям средней тяжести.

Предмет преступления — оружие, боеприпасы и предметы военной техники. Они являются составной частью государственного имущества, охрана которого от причинения вреда путем их уничтожения и повреждения осуществляется уголовно-правовыми средствами — ст. ст. 167 и 168 УК.

Под оружием следует понимать технические устройства, предназначенные для уничтожения живой силы, сооружений и огневых средств противника, находящиеся на вооружении российских Вооруженных Сил. В соответствии с механизмом воздействия на объекты противника оружие делится на виды: стрелковое оружие, артиллерийское оружие, ядерное оружие и др. Техническая характеристика, порядок применения оружия и его хранения определяются соответствующими наставлениями и руководствами для каждого вида оружия. Оружие становится предметом преступления только тогда, когда оно находится на снабжении воинских частей и подразделений.

К оружию относится как огнестрельное, так и холодное оружие (понятия оружия, огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, холодного оружия — см. Постановление Пленума ВС РФ от 12.03.2002 N 5, см. также комментарий к ст. 222). Комментируемая статья не разделяет оружие на названные виды, что дает основания к предметам рассматриваемого преступления относить и холодное оружие, состоящее на вооружении. Единственным предназначением военного холодного оружия является уничтожение живой силы противника.

К предметам преступления относятся также такие технические устройства, составной частью которых является один из видов оружия (огнестрельного, артиллерийского и иного) (например, бронетранспортер, боевая машина пехоты, танк, самоходная артиллерийская установка, боевой самолет).

Боевые припасы — это прикладная часть соответствующего вида оружия, обладающая поражающим свойством, которое приводится в действие с помощью оружия. Поэтому боеприпасы изготовляются для соответствующего вида оружия: патроны, снаряды, заряды, торпеды, мины, бомбы, взрывные устройства и т.д. Боеприпасы могут классифицироваться на виды и по другим признакам, в частности по способам воздействия на организм человека при их применении: химические, термические, биологические и т.п.

Под предметами военной техники следует понимать технические устройства, находящиеся на снабжении войск, которые непосредственно не предназначены для поражения живой силы противника и иных его военных объектов, но призваны обеспечивать ведение боевых действий присущими им качествами. Это приборы, используемые для управления боем (радиостанции, телеустановки, радиолокаторы, приборы ночного видения), либо специальные машины, обеспечивающие передвижение войск на поле боя, но не несущие на себе оружие (тягачи, автомобили, инженерно-мостовое оборудование и др.). Предметами преступления также являются составные части военной техники, не вмонтированные в соответствующий вид техники (например, прицелы, артиллерийский и танковые стволы, подствольники, затворы, замки орудий).

Не относятся к предметам этого преступления технические устройства, которые не предназначены непосредственно для применения оружия и боеприпасов.

2. Объективная сторона преступления выражается в уничтожении или повреждении оружия, боеприпасов или предметов военной техники (см. комментарий к ст. 167).

3. Способы повреждения и уничтожения военного имущества могут быть самыми разнообразными: механический, химический, путем поджога, взрыва, выбрасывания за борт корабля во время плавания на больших глубинах и т.п. Такой же результат может быть достигнут и путем бездействия, если на лице лежала обязанность устранить своим действием возникшую угрозу уничтожения или повреждения имущества.

Обязательным признаком объективной стороны преступления является наличие причинной связи между действием (бездействием) и наступившим уничтожением или повреждением имущества.

Преступление имеет материальный состав и считается оконченным с момента уничтожения или повреждения предмета преступления.

4. Субъектом преступления может быть любой военнослужащий, независимо от того, был ли вверен ему по службе предмет, который он уничтожил или повредил, или он случайно получил доступ к этому предмету, являлся ли уничтоженный или поврежденный предмет принадлежностью той части, в которой проходил службу виновный, или принадлежность предмета ему была неизвестна.

5. Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной формой вины, чаще в виде прямого умысла, когда лицо сознает общественную опасность способа, которым воздействует на имущество, предвидит, что имущество будет уничтожено или повреждено, и желает этого.

Деяние совершается с косвенным умыслом, в тех случаях, когда лицо, сознавая опасность своего действия, предвидя возможность уничтожения или повреждения военного имущества, хотя и не желает наступления таких последствий, но сознательно допускает их наступление либо относится к их наступлению безразлично.

Квалифицирующий признак (ч. 2 комментируемой статьи) — если уничтожение или повреждение повлекло тяжкие последствия (например, уничтожено значительное количество оружия или боеприпасов, причинен вред в крупном размере, существенно снижена боевая готовность подразделения).

Наро-Фоминским гарнизонным военным судом рядовые Ч., А. и К. признаны виновными в том, что с целью хищения сняли с находившихся в хранилище боевой техники танков Т-80 радиостанции Р-173, которые в дальнейшем намеревались продать гражданским лицам.

Действия Ч., А. и К. наряду со ст. 158 УК квалифицированы судом по ч. 2 ст. 346 УК, как повреждение танков, повлекшее тяжкие последствия.

Обосновывая такую квалификацию, суд сослался на заключение комплексной военно-технической экспертизы, согласно которому изъятие радиостанций Р-173 с танков Т-80 следует рассматривать как их (танков) повреждение, поскольку отсутствие радиосвязи ведет к подрыву боевой готовности каждого танка и всего подразделения в целом.

Аналогичное решение принято тем же судом по уголовному делу рядового Д., признанного виновным в совершении сходных противоправных действий.

Между тем как в первом, так и во втором приговоре отсутствуют данные о том, что изъятие радиостанций сопровождалось повреждением других составных частей и механизмов танков, а утрата радиосвязи явилась препятствием к использованию основных свойств каждого танка как единицы боевой техники. Поэтому мнение суда о приведении танков в состояние временной непригодности и, соответственно, наличии в действиях виновных состава повреждения названных предметов военной техники не может быть признано правильным.

Что же касается заключений комплексных военно-технических экспертиз, на которые сослался суд, то содержащиеся в них выводы о снижении боевой готовности подразделения сами по себе о временной непригодности танков к использованию не свидетельствуют. Кроме того, суждения о повреждении указанных предметов военной техники выходят за пределы компетенции экспертов, поскольку решение подобного рода правовых вопросов является исключительной прерогативой суда.

Ошибка иного характера была допущена Спасск-Дальним гарнизонным военным судом по делу рядового Г., признанного виновным в тайном хищении радиатора охлаждения двигателя боевой гусеничной машины и осужденного на основании ст. 158 УК.

Исключая из обвинения Г. ч. 1 ст. 346 УК, суд указал, что умысел виновного был направлен именно на хищение радиатора охлаждения и при его отсоединении от машины какие-либо повреждения последней причинены не были.

Между тем судом оставлено без внимания то обстоятельство, что без радиатора охлаждения эксплуатация боевой гусеничной машины была хотя и временно, но абсолютно исключена, что является характерным обязательным признаком повреждения военного имущества.

Что же касается анализа субъективной стороны, то при рассмотрении подобных дел следует иметь в виду, что хотя конечной целью виновного является хищение конкретного узла или детали, для достижения этой цели он вынужден умышленно нарушить целостность всего технического средства. Причем, осознавая неизбежность такого нарушения и желая его наступления, лицо действует с прямым умыслом и на повреждение всего предмета военной техники.

При таких обстоятельствах преступные действия Г. следовало квалифицировать как повреждение боевой гусеничной машины и хищение радиатора охлаждения соответственно по ст. ст. 346 и 158 УК.