Статья 334. Насильственные действия в отношении начальника

1. Нанесение побоев или применение иного насилия в отношении начальника, совершенные во время исполнения им обязанностей военной службы или в связи с исполнением этих обязанностей, —

наказываются ограничением по военной службе на срок до двух лет, либо содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

2. Те же деяния, совершенные:

а) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) с применением оружия;

в) с причинением тяжкого или средней тяжести вреда здоровью либо иных тяжких последствий, —

наказываются лишением свободы на срок до восьми лет.

Комментарий к Ст. 334 УК РФ

1. Основным непосредственным объектом преступления является установленный порядок подчиненности, дополнительным непосредственным объектом — неприкосновенность личности начальника, его здоровье.

Данная статья устанавливает уголовную ответственность за насильственные действия в отношении начальника по служебному положению или по воинскому званию. Такие же действия в отношении равных по воинскому званию при отсутствии между ними отношений подчиненности квалифицируются по ст. 335 УК.

При разграничении оскорбления, насильственных действий в отношении начальника и других преступлений против военной службы, связанных с применением военнослужащими насилия, необходимо иметь в виду, что по комментируемой статье и ч. 2 ст. 336 УК могут быть квалифицированы противоправные действия лица, состоящего с потерпевшим в отношениях подчиненности.

В случае равенства подсудимого и потерпевшего по служебному положению содеянное виновным подлежит квалификации по другим статьям гл. 33 УК.

Так, на предварительном следствии рядовой Ц. обвинялся в том, что с целью продемонстрировать мнимое превосходство и подчинить своему влиянию другого военнослужащего избил младшего сержанта С., причинив последнему кровоподтеки лица и шеи, не повлекшие расстройства здоровья. Эти его действия были квалифицированы по ч. 1 ст. 334 УК как насильственные действия в отношении начальника.

При рассмотрении данного уголовного дела военный суд установил, что рядовой Ц. и младший сержант С. являлись военнослужащими разных частей, а потому потерпевший начальником для подсудимого не являлся и, соответственно, в отношениях подчиненности они не состояли. С учетом изложенного военный суд обоснованно переквалифицировал содеянное подсудимым на ч. 1 ст. 335 УК.

Отсутствует состав рассматриваемого преступления также в случаях, когда насилие на почве служебной деятельности совершено в отношении лица, бывшего начальником виновного в прошлом, но не являющегося таковым к моменту совершения насилия.

Предусмотренное ч. 1 комментируемой статьи преступление относится к преступлениям средней тяжести, ч. 2 — к тяжким преступлениям.

Потерпевшим от преступления является начальник.

Объективная сторона преступления заключается в нанесении побоев или применении иного насилия в отношении начальника, совершенных во время исполнения им обязанностей военной службы или в связи с исполнением этих обязанностей. Побои — множественные (более одного) удары, сопряженные с причинением потерпевшему физической боли, но не повлекшие причинение вреда здоровью. Если же начальнику нанесен один удар, не повлекший причинения вреда его здоровью, то это действие может быть квалифицировано по ст. 336 УК как оскорбление. Когда виновный намеревался нанести начальнику побои, но по независящим от него обстоятельствам свое намерение не сумел довести до конца, его действия образуют покушение на данное преступление.

Нанесение побоев начальнику, причинение легкого вреда его здоровью, а также иные насильственные действия, связанные с причинением физической боли либо с ограничением его свободы, подлежат квалификации по ч. 1 комментируемой статьи.

Комментируемая статья устанавливает ответственность подчиненного в отношении начальника в связи с его правомерными действиями, совершенными по службе.

Судебной ошибки удалось избежать военному суду Кяхтинского гарнизона при рассмотрении уголовного дела в отношении рядового Э.

Органами предварительного следствия Э. обвинялся в том, что, проявляя недовольство полученным от офицера Т. замечанием по поводу употребления спиртного и внешнего вида, избил последнего, нанеся ему множество ударов руками и ногами по лицу и телу. Эти действия Э. были квалифицированы по ч. 1 ст. 333 УК.

В ходе рассмотрения дела судом установлено, что побои потерпевшему Т. были нанесены не в процессе сопротивления и не с целью принуждения к нарушению каких-то конкретных служебных обязанностей, а в связи с недовольством его требовательностью по службе, из мести за служебную деятельность — в ответ на сделанное замечание. Поэтому содеянное Э. судом было правильно расценено как насильственные действия в отношении начальника и переквалифицировано на ч. 1 ст. 334 УК.

Применение насилия с целью изменить общую линию поведения начальника, характер его служебной деятельности в целом признаками сопротивления и принуждения не охватывается и требует квалификации по комментируемой статье. Такие насильственные действия, как об этом указано выше, совершаются из мести, недовольства служебной деятельностью начальника, с целью снижения его требовательности по службе и т.п.

При этом насилие может применяться как в связи с исполнением начальником обязанностей военной службы, т.е. на почве служебных отношений, так и во время исполнения им этих обязанностей.

В последнем случае содеянное квалифицируется по комментируемой статье независимо от мотива противоправных действий.

Примером правильной квалификации насильственных действий, совершенных по мотиву недовольства служебной деятельностью начальника (т.е. связанных с исполнением последним обязанностей военной службы), может служить уголовное дело в отношении рядового Д.

Будучи недоволен исполнением младшим сержантом А. своих обязанностей старшины батальона, Д. завел его в умывальную комнату казармы, где нанес несколько ударов рукой в лицо, причинив побои. Поскольку действия Д. были обусловлены желанием изменить отношение А. к службе, они обоснованно квалифицированы военным судом Кяхтинского гарнизона по ч. 1 ст. 334 УК.

Правильная юридическая оценка дана и Северодвинским гарнизонным военным судом действиям старшего матроса О., который в ответ на требование идти спать нанес дежурному по части лейтенанту И. удар кулаком в лицо, повредив при этом потерпевшему губу.

Поскольку насилие виновным было применено не только в связи с исполнением потерпевшим обязанностей военной службы, но и во время исполнения им этих обязанностей, действия О. обоснованно квалифицированы судом по ч. 1 комментируемой статьи.

Деяния, предусмотренные ч. 1 ст. 333 и ч. 1 комментируемой статьи, являются уголовно наказуемыми лишь в том случае, если они сопряжены с насилием либо с угрозой его применения (ч. 1 ст. 333 УК). При этом объем такого насилия ограничивается причинением легкого вреда здоровью потерпевшего.

Верно квалифицированы гарнизонным военным судом по ч. 1 ст. 334 УК действия рядового Б., который после медицинского освидетельствования за выставленный ему диагноз «здоров» избил начальника медицинской службы части капитана Г., причинив последнему легкий вред здоровью.

Когда же насильственные действия явились защитой от противоправного насилия со стороны самого начальника, то ответственность подчиненного по данной статье исключается (действия могут быть признаны необходимой обороной или превышением ее пределов). Если насильственные действия в отношении начальника совершаются не в связи с исполнением им обязанностей военной службы и не во время исполнения этих обязанностей, а на почве личных неприязненных отношений во внеслужебной обстановке, то такие действия также не содержат признаков преступлений против военной службы и их следует квалифицировать по соответствующим статьям УК о преступлениях против личности.

Для рассматриваемого преступления характерным является совершение насильственных действий в отношении начальника во время исполнения им обязанностей военной службы или в связи с исполнением этих обязанностей. Понятие исполнения военнослужащим обязанностей военной службы приведено в ст. 37 Закона о воинской обязанности и в ст. 8 Устава внутренней службы Вооруженных Сил РФ. Так, исполнением обязанностей военной службы является исполнение должностных обязанностей, установленных уставами, несение боевого дежурства и других специальных служб, выполнение приказа, распоряжения или задачи, отданных или поставленных командиром (начальником), нахождение на территории воинской части в течение установленного распорядком дня служебного времени.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью начальнику при отсутствии отягчающих обстоятельств охватывается п. «в» ч. 2 комментируемой статьи и в дополнительной квалификации содеянного по ч. 1 ст. 111 УК не нуждается.

Рядовой Л. был признан виновным Черемховским гарнизонным военным судом в насильственных действиях в отношении начальника с применением оружия и причинением тяжкого вреда здоровью, умышленном причинении тяжкого вреда здоровью из хулиганских побуждений и в покушении на насильственные действия в отношении начальника с применением оружия, т.е. в совершении преступлений, предусмотренных п. п. «б» и «в» ч. 2 ст. 334, п. «д» ч. 2 ст. 111 и ч. 3 ст. 30 УК.

28 апреля 2006 года Л. был предоставлен очередной отпуск с последующим увольнением в запас. В связи с этим он капитаном Б. был препровожден до контрольно-пропускного пункта (КПП) части, где последний предложил своему подчиненному снять зимнюю куртку для сдачи на склад в связи с переходом на летнюю форму одежды, сдать запрещенные к обороту предметы и объяснить факт отсутствия у сослуживца подсудимого более позднего срока призыва денежного довольствия, выданного в этот день.

Не желая выполнять требования начальника, Л. вступил с ним, а также с находившимся рядом и попытавшимся убедить его выполнить эти требования старшиной В. в пререкания, а затем достал самодельный нож. Находившийся поблизости капитан Л. также сделал Л. замечание по поводу нетактичного поведения по отношению к старшим и, не заметив ножа, предпринял попытку прекратить противоправные действия осужденного, однако тот нанес ему удар ножом в живот, причинив тяжкий вред здоровью, а затем попытался нанести удар ножом Б., но только порезал рукав его зимней куртки.

Судебная коллегия по уголовным делам окружного военного суда в определении указала, что Л. причинил тяжкий вред здоровью Л. не из хулиганских побуждений, а в связи с исполнением им служебных обязанностей. Юридическая оценка его преступным действиям в этой части нашла отражение в квалификации их по п. «в» ч. 2 комментируемой статьи, поэтому квалификация данных действий дополнительно еще и по п. «д» ч. 2 ст. 111 УК является излишней. В связи с изложенным п. «д» ч. 2 ст. 111 УК был обоснованно исключен из обвинения осужденного.

По комментируемой статье следует квалифицировать также случаи насилия над начальником не в связи с его конкретными действиями по службе, а на почве его общей требовательности. Однако если насильственные действия служат средством воспрепятствовать исполнению начальником возложенных на него обязанностей военной службы или заставить его нарушить эти обязанности, то они подлежат квалификации по ст. 333 УК.

Преступление считается оконченным с момента нанесения насильственных действий начальнику.

3. Субъектами преступления могут быть военнослужащие, постоянно или временно, по службе или по воинскому званию подчиненные данному начальнику. Насильственные действия в отношении начальника могут быть совершены подчиненными в соучастии с другими военнослужащими, не являющимися подчиненными данного начальника, а также гражданскими лицами. Действия соучастников преступления в подобных случаях следует квалифицировать по комментируемой статье со ссылкой на ст. 33 УК.

4. С субъективной стороны насильственные действия в отношении начальника совершаются умышленно, с прямым умыслом. Мотивом преступления выступает месть, недовольство служебной деятельностью начальника и т.п. Виновный может преследовать цель изменения служебной деятельности начальника, снижения его требовательности по службе. Тогда, когда насильственные действия повлекли последствия, предусмотренные п. «в» ч. 2 комментируемой статьи, отношение виновного к этим последствиям может быть в форме умысла или неосторожности.

Часть 2 комментируемой статьи предусматривает такие же квалифицирующие признаки, как ч. 2 ст. 333 УК (см. комментарий к этой статье).