Статья 309. Подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу

1. Подкуп свидетеля, потерпевшего в целях дачи ими ложных показаний либо эксперта, специалиста в целях дачи ими ложного заключения или ложных показаний, а равно переводчика с целью осуществления им неправильного перевода —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.

2. Принуждение свидетеля, потерпевшего к даче ложных показаний, эксперта, специалиста к даче ложного заключения или переводчика к осуществлению неправильного перевода, а равно принуждение указанных лиц к уклонению от дачи показаний, соединенное с шантажом, угрозой убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества этих лиц или их близких, —

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

3. Деяние, предусмотренное частью второй настоящей статьи, совершенное с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья указанных лиц, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

4. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой либо с применением насилия, опасного для жизни или здоровья указанных лиц, —

наказываются лишением свободы на срок от трех до семи лет.

Комментарий к Ст. 309 УК РФ

1. Основным объектом преступления являются общественные отношения, обеспечивающие беспрепятственное получение в сфере судопроизводства объективной и проверяемой доказательственной информации, необходимой для принятия законных и обоснованных решений, а дополнительным объектом — права и законные интересы лиц, с помощью которых эту информацию можно получить: свидетелей, потерпевших, экспертов, специалистов, переводчиков.

2. Объективная сторона преступлений, предусмотренных комментируемой статьей, характеризуется активными действиями, выражающимися в различных формах, в зависимости от которых определяется общественная опасность и наказуемость соответствующих преступлений.

Частью 1 комментируемой статьи устанавливается ответственность за подкуп свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста, переводчика, под которым понимается незаконная передача указанным лицам денег, ценных бумаг, ценностей, иного имущества, а также оказание услуг имущественного характера в целях склонения их к даче ложных показаний, ложного заключения или осуществления неправильного перевода.

Частями 2 — 4 комментируемой статьи предусматривается такая форма незаконного воздействия на волю указанных участников судопроизводства, как принуждение. Причем принуждение может применяться как в отношении самих названных лиц, так и их близких родственников.

3. В случаях, предусмотренных ч. 2 комментируемой статьи, принуждение может осуществляться в форме шантажа, т.е. угрозы распространения сведений, порочащих лицо, унижающих его честь и достоинство, а также оглашения его личной тайны (например, о наличии у него ВИЧ-заболевания), либо в форме угрозы убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества как самого этого лица, так и его близких родственников.

Для констатации использования шантажа не имеет значения, соответствуют ли сведения, которые виновный грозит огласить, действительности; главное, что они способны представить потерпевшего в неприемлемом для него виде.

Используемая виновным угроза должна быть реальной как в осознании виновным, так и в ее восприятии потерпевшим, у которого должны быть реальные основания опасаться ее осуществления.

4. Составы указанных преступлений описаны в законе как формальные, в силу чего преступления считаются оконченными при совершении виновным предусмотренного соответствующей нормой действия: вручения свидетелю денег, оказания ему материальной услуги, высказывания угрозы либо совершения действий, свидетельствующих о намерении применить насилие.

5. Для объективной стороны составов преступлений, предусмотренных ч. ч. 3 и 4 комментируемой статьи, характерно использование в качестве средства принуждения реального насилия, в первом случае — не опасного для жизни и здоровья, т.е. причинившего физическую боль, но не повлекшего даже легкий вред здоровью, во втором случае — опасного для жизни и здоровья, т.е. повлекшего причинение тяжкого, средней тяжести или легкого вреда здоровью потерпевшего.

Эти преступления считаются оконченными с момента применения виновным того или иного вида насилия в целях выполнения потерпевшим предъявляемых виновным требований дать ложные показания или ложное заключение, осуществить неправильный перевод либо уклониться от дачи показаний.

Причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью или смерти влечет дополнительную квалификацию по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 4 комментируемой статьи и ст. ст. 111 или 105 УК.

6. Субъектом преступления может быть любое вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет.

7. Для субъективной стороны всех преступлений, предусмотренных комментируемой статьей, характерен прямой умысел: виновный осознает общественно опасный и противоправный характер адресованных свидетелю, потерпевшему, эксперту, специалисту или переводчику требований, а также используемых для оказания влияния на него форм воздействия и желает наступления общественно опасных последствий своих действий.

Указанным преступлениям присуща также определенная цель — добиться от участника судопроизводства дачи ложных показаний, ложного заключения или неправильного перевода либо заставить свидетеля, потерпевшего, эксперта или специалиста отказаться от дачи показаний.

Мотивы, по которым могут совершаться рассматриваемые преступления (ложно понятое чувство справедливости, стремление помочь родственнику или другу, месть), не влияют на квалификацию преступления.

8. Частью 4 комментируемой статьи в качестве особо квалифицирующего признака признается совершение преступления, предусмотренного ч. ч. 1 или 2 этой статьи, организованной группой.