Статья 294. Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования

1. Вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо арестом на срок до шести месяцев.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к Ст. 294 УК РФ

1. Рассматриваемая статья, как и в целом гл. 31 УК, в качестве родового объекта уголовно-правовой охраны имеет отношения, складывающиеся в сфере осуществления государственной власти, а в качестве видового объекта — отношения, связанные с реализацией судебной властью функции осуществления правосудия, а также с деятельностью специализированных органов (предварительного следствия, дознания, прокуратуры, органов, исполняющих судебные решения), обеспечивающих реализацию целей и задач правосудия.

Непосредственным объектом преступлений, предусмотренных комментируемой статьей, являются общественные отношения, обеспечивающие нормальное осуществление правосудия судом (ч. 1), а также деятельность лиц, осуществляющих предварительное расследование уголовных дел и надзор за ним (ч. 2).

2. В силу ст. ст. 118, 125 — 127 Конституции судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства соответственно КС РФ, судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Частью 4 ст. 4 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» <1> также предусматривается возможность учреждения в субъектах РФ конституционных (уставных) судов. Установленная ч. 1 комментируемой статьи ответственность наступает за препятствующее осуществлению правосудия вмешательство в деятельность любого из указанных судов.
———————————
<1> СЗ РФ. 1997. N 1. Ст. 1.

3. Под осуществлением правосудия следует понимать любую деятельность суда, действующего как в коллегиальном составе, так и в лице единоличного судьи, в ходе которой он в соответствии с установленным процессуальным законодательством порядком рассматривает по существу соответствующие дела и разрешает иные отнесенные к его ведению вопросы (в частности, проверяет законность и обоснованность действий и решений следователя или дознавателя, дает разрешение на производство следственных и иных процессуальных действий, ограничивающих конституционные права и свободы участников судопроизводства).

4. Предусмотренные ч. 1 комментируемой статьи деяния могут быть совершены как в отношении профессионального судьи (коллегии профессиональных судей), так и в отношении иных участвующих в отправлении правосудия лиц — присяжных заседателей, арбитражных заседателей.

5. С объективной стороны преступление, предусмотренное ч. 1 комментируемой статьи, характеризуется как вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда. Причем такое вмешательство может выражаться как в оказании воздействия на суд с целью добиться от него желательного для лица решения, так и в создании каких-либо препятствий для осуществления судом правосудия, быстрого и объективного разрешения дела.

6. В соответствии с ч. 1 ст. 120 Конституции судьи независимы и подчиняются только Конституции и федеральному закону, в связи с чем любые попытки во внепроцессуальных формах навязать судье, присяжному или арбитражному заседателю позицию, не отвечающую закону, обстоятельствам дела, их внутреннему убеждению, должны расцениваться как посягательство на независимость судьи. Оказание воздействия на судью с целью склонения его к принятию определенного решения осуществляется, как правило, в форме активных действий: дачи указания или «настоятельного совета», высказывания угроз, шантажа, обещания каких-либо благ, совершения посягательств на судью, присяжного или арбитражного заседателя, их родственников или их имущество. Однако не исключается возможность оказания воздействия на судью и путем бездействия (например, путем длительного непредоставления судье жилья, неосуществления ремонта помещений суда и т.п.).

Не может расцениваться как вмешательство в деятельность суда по отправлению правосудия реализация сторонами своих процессуальных прав в форме заявления ходатайств, написания жалоб, представления суду в письменном виде предлагаемых формулировок решений, высказывания просьб о тех или иных действиях или решениях. Однако в случаях, если адресованные суду просьбы сопровождаются обещаниями отблагодарить деньгами или иными материальными благами, они могут расцениваться как подпадающие под признаки преступления, предусмотренного ч. 1 комментируемой статьи.

7. Как воспрепятствование осуществлению правосудия следует рассматривать также создание с этой целью помех в объективном и справедливом разрешении судом дела в разумные сроки путем уничтожения доказательств или иных материалов дела, невручения повесток участникам судопроизводства, недоставления в судебное заседание содержащегося под стражей подсудимого со ссылкой на якобы введенный в следственном изоляторе карантин.

8. Вмешательство в деятельность суда образовывает состав преступления, предусмотренного ч. 1 комментируемой статьи, как в том случае, когда оно связано с производством по конкретному делу, так и когда такое вмешательство направлено на достижение определенного результата по некой категории дел или воспрепятствование деятельности неугодного судьи с целью отстранения его от участия в деле или прекращения его полномочий.

9. Состав рассматриваемого преступления по своей конструкции является формальным, с учетом чего данное преступление признается оконченным после выполнения виновным соответствующих действий, независимо от того, привело ли это к ожидаемым им результатам. Вместе с тем наступление тех или иных общественно опасных последствий в результате вмешательства в судебную деятельность подлежит учету при назначении наказания. Если же наступившие последствия выразились в незаконном лишении свободы невиновного, причинении вреда здоровью или имуществу других лиц, содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 комментируемой статьи и соответствующей статьи Особенной части УК.

10. Субъектом преступлений, предусмотренных ч. ч. 1 и 2 комментируемой статьи, может быть любое вменяемое физическое лицо, достигшее 16 лет. Для признания наличия в действиях лица признаков этих составов преступлений не имеет значения, является это лицо участником судопроизводства, близким родственником такого участника или субъектом, не участвующим в производстве по делу.

11. Для субъективной стороны рассматриваемого преступления характерно наличие вины в форме прямого умысла, которым охватывается оказание воздействия на судей и иных лиц, осуществляющих отправление правосудия, либо создание иных препятствий для достижения целей правосудия, а также специальной цели — воспрепятствования осуществлению правосудия. С учетом этого не подлежат квалификации по ч. 1 комментируемой статьи действия, выразившиеся в склонении судьи к принятию законного и справедливого решения. В то же время в случае, когда такие действия образуют состав иного преступления (например, дачи взятки или причинения вреда здоровью), они подлежат квалификации по соответствующей статье Особенной части УК.

Мотивы вмешательства виновного в деятельность суда на квалификацию преступления не влияют, однако они могут быть учтены при назначении наказания.

12. Преступление, предусмотренное ч. 2 комментируемой статьи, по характеристикам его субъекта, объективной и субъективной сторон в основном совпадает с соответствующими элементами состава преступления, предусмотренного ч. 1 этой статьи. Основное различие между ними заключается в том, что ч. 2 устанавливается запрет вмешательства в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Действия, выражающиеся в оказании влияния на прокурора, следователя или лицо, производящее дознание, вне связи с их деятельностью по расследованию уголовных дел (например, в связи с участием прокурора в судебном разбирательстве по уголовному или гражданскому делу или в связи с осуществлением органом дознания разрешительных мероприятий), находятся за рамками состава преступления, предусмотренного рассматриваемой нормой. При определенных условиях такие действия могут быть квалифицированы как преступления против порядка управления или против личности.

13. Согласно п. 31 ст. 5 УПК под прокурором в уголовном судопроизводстве подразумевается Генеральный прокурор РФ и подчиненные ему прокуроры, их заместители и иные должностные лица органов прокуратуры, участвующие в уголовном судопроизводстве и наделенные соответствующими полномочиями федеральным законом о прокуратуре.

14. В соответствии с п. 41 ст. 5 и ч. 2 ст. 151 УПК следователем является должностное лицо следственного органа Следственного комитета РФ, ФСБ России, МВД России или органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу. Поскольку в силу ч. 2 ст. 39 УПК полномочиями следователя может обладать и руководитель соответствующего следственного органа, вмешательство в его деятельность, связанную с расследованием уголовных дел, также следует признать подпадающим под признаки преступления, предусмотренного ч. 2 комментируемой статьи.

15. В отличие от УПК РСФСР, в УПК не предусмотрен такой участник уголовного судопроизводства, как лицо, производящее дознание; использование же соответствующего термина в комментируемой статье дает основания полагать, что им обозначаются такие участвующие в уголовном судопроизводстве на досудебных стадиях лица, как дознаватель, начальник подразделения дознания и начальник органа дознания.

16. Квалифицирующим признаком составов преступлений, предусмотренных ч. ч. 1 и 2 комментируемой статьи, является совершение соответствующих действий с использованием виновным своего служебного положения (ч. 3). Использование служебного положения, по смыслу данной нормы, может выражаться в применении для оказания воздействия на судью, прокурора, следователя или дознавателя либо для создания препятствий в их деятельности своего административного потенциала руководителями судов или правоохранительных органов, руководителями и должностными лицами государственных органов законодательной и исполнительной власти, органов местного самоуправления, должностными лицами негосударственных организаций, от которых зависит удовлетворение бытовых и иных потребностей судей, прокуроров, следователей, дознавателей. Круг субъектов, подлежащих ответственности в соответствии с ч. 3 комментируемой статьи, таким образом, не ограничивается лицами, являющимися в соответствии с п. 1 примечания к ст. 285 УК, субъектами преступлений, предусмотренных гл. 30 УК.